Великий дворец византийских императоров. Краткая история константинополя Самые известные дворцы в константинополь

Напольное мощение хризотриклиния Большого дворца в Константинополе

Ларионов А. И.

Закладной камень в знак начала возведения столицы Восточно-римской Империи был установлен императором Константином I Великим 11 мая 330 года. Примерно к этому же времени относится начало строительства комплекса сооружений Большого императорского дворца, которое продолжалось и позднее, до тех пор, пока сооружения, занимая склон холма Августион, не превратились в огромный дворцовый комплекс площадью в несколько сотен тысяч квадратных метров. В период правления императора Юстиниана I дворец был фундаментально перестроен, расширен и украшен, тогда же был создан перистиль, поддерживаемый 42-мя колоннами, где располагался хризотриклиний – Золотая обеденная зала - с мозаичным мощением полов. За всю историю развития мозаичного искусства, которая насчитывает свыше 60 веков, редко создавалось столь грандиозное произведение: мозаичный набор занимал площадь 66,5 метра на 55,5 метров, а модуль набора местами настолько мелок, что на один квадратный дециметр приходится до 420 тессер. Это огромное мощение является выдающимся примером технических, творческих и физических возможностей мастеров-мозаичистов.

Ни в одной книге, в той или иной мере посвященной мозаике Большого дворца, нет убедительного обоснования причин отличия стиля мозаичного набора хризотриклиния от доминирующего стиля эпохи Юстиниана, к которой относит время его создания подавляющее большинство ученых. Прекрасно исполненная, многоуровневая, затейливо скомпонованная, окруженная величественным бордюром мозаика хризотриклиния представляет собой загадку размером в три тысячи квадратных метров.

Утверждать, что источником происхождения сюжетов мозаики является какой-либо конкретный регион империи преждевременно, если это вообще возможно. Существует малая вероятность их столичного, константинопольского, происхождения, на чем настаивают некоторые специалисты; едва ли также следует искать источник сюжетов триклиния в центральной Европе, на Пиренеях или на Британских островах. Если судить по стилю исполнения мозаик, то наиболее вероятное происхождение большинства изобразительных мотивов территориально связано со Средиземноморьем, но независимо от того, выполнены они в мозаичных центрах Сирии, мастерских Италии или на побережье Северной Африки, определяющей становится их кровная связь с античным миром.

К какому же стилю, региону, к какому времени можно отнести мозаику хризотриклиния? На эти вопросы, по-прежнему вызывающие живой научный интерес, пытались ответить многие ученые, занимавшиеся проблемами датировки, стиля и истолкования сюжетов мощения. Основные выводы, которые можно сделать на основании ознакомления с работами этих исследователей, сводятся к следующему:

1. Несмотря на некоторые оговорки и расхождения во мнениях почти все авторы за редким исключением соглашаются с тем, что довольно широко трактуемое время создания мозаики хризотриклиния, скорее всего, относится к периоду правления Юстиниана. Упоминаются и другие датировки (Hellenkemper Salies1, Trilling2 и др.). Основными аргументами, позволяющим отнести мозаику к началу - середине VI века, является стратиграфическое и археологическое свидетельства.

2. Все авторы констатируют, что для мозаичного мощения триклиния характерно отсутствие внутренней структуры композиции, которая удерживается широким бордюром и членением на четыре достаточно условных регистра, в свою очередь также условно связанных друг с другом вертикалями деревьев.

3. Терминологически стиль изображения отдельных сюжетов авторы определяют как позднеримский, раннехристианский, позднеклассический, ориентализирующий, позднеантичный, позднеэллинистический, классицизирующий и раннесредневековый. И хотя все термины определяют примерно одно и то же время, в разнообразии его названий проявляются предпочтения авторов.

4. Способ мозаичного набора ученые связывают с мастерскими различных регионов империи: Римом, Грецией, Константинополем, Северной Африкой, но чаще всего с Сирией.

5. Наиболее подробное исследование, связанное с расчленением мозаики на сюжетные группы для их дальнейшего сравнительного анализа, предпринято в книге Д.Т. Райса3, хотя он сам считает свою работу не более чем дополнением к фундаментальному труду Г. Бретта.

Основные концепции, касающиеся особенностей, происхождения и иконографии этой мозаики, сводятся к следующему:

1. Работы по мозаичному убранству пола хризотриклиния выполнены приглашенными в Константинополь мастерами престижной сирийской мастерской. В Сирии мозаики сходной композиции широко представлены во второй половине V века, дворцовые же мозаики следует сравнивать только с сирийскими фигуративными ковровыми мозаиками (H. Salies4).

2. На участке мозаики, открытой в 50е годы, общее движение внутри сюжетов направлено в противоположную сторону от направления движения сюжетов на участке, открытом до войны. Изменение направления связано с тем, что на этом участке работали мастера из другой мозаичной мастерской (D. Talbot Rice5).

3. Типологически мозаика относится к римскому мозаичному искусству. Мозаичные изображения напоминают напольные мозаики, обнаруженные преимущественно в Сирии. Однако, в мозаиках Большого дворца мотивы явно римского происхождения. Вероятно, расположение сюжетов в регистрах на всем пространстве мозаики было согласовано заранее, а темы, размеры и расположение фигур и антуража были оставлены на усмотрение владельца каждой отдельной мастерской, и поэтому некоторые сюжеты повторяются неоднократно. (Fatih Cimok6).

4. Предлагается и значительно более поздняя датировка, хотя ее автор принимает во внимание влияние сирийских фигуративных ковровых мозаик. Трактовка живописного пространства характерна для первой половины VII века. Аргументы основаны на сравнении с незначительным количеством произведений в иных материалах, и не являются убедительными (Trilling7).

5. Выяснение смысла, содержания константинопольской мозаики остается проблематичным. Целью художника, вероятно, было желание окружить прогуливающихся вдоль портика правителей империи прекрасными образами мира, которым они управляют и который характеризуется щедростью мирной природы с одной стороны, насилием и жестокостью - с другой (Katherine M.D. Dunbabin8).

Можно предположить, что взгляд на данный вопрос не ограничивается названными концепциями, и появление новых является делом времени. Позволим себе предложить одну из них, касающуюся датировки и вероятного способа создания неповторимого мощения перистиля и триклиния.

Мозаичный набор такого масштаба как мощение хризотриклиния требует значительных материальных затрат на его исполнение. К тому же сомнительно, чтобы после всех гонений и преследований, которым подвергались первые христиане, Церковь с безразличием отнеслась бы к возрождению античных (языческих) образов в самом сердце Империи – Большом Императорском дворце. Но величие Империи, в котором Церковь была кровно заинтересована, требовало превращения Константинополя в одно из чудес света, и в первую очередь следовало украсить трапезную Большого дворца, где проходили наиболее важные встречи. Если принять во внимание расходы Юстиниана I на войны и дипломатию, на возведение новых городов, строительство храмов и, наконец, на реконструкцию Большого Дворца, то становится ясно, что идея мозаичного мощения на условиях обычного заказа является иллюзорной. Очевидно, был найден более экономичный способ реализации идеи убранства триклиния, но возможно и обратное – существование такого способа и привело к появлению идеи мозаичного мощения. Попробуем и мы найти его.

Несоответствие стилистики мощения изобразительным канонам VI века приводит в недоумение. Поскольку "золотой век" античной мозаики остался в прошлом, энергия живого движения, объемность плоти, античная пластика фигур, добродушная ирония отдельных сцен заметно отличаются от аскетичных образов, относящихся уже к иной эпохе. Мозаичные мастерские, украшавшие дома и виллы землевладельцев, постепенно разорились, но после их закрытия все имущество, включая законченные произведения, поступало в собственность муниципий и хранилось где-нибудь на складах в ожидании своей участи. Кстати, не следует исключать возможности того, что многие изображения изначально были частью убранства загородных вилл отдаленных регионов империи, затем они были изъяты из архитектурного контекста и в дальнейшем украсили полы перистиля Большого дворца. Ко времени, когда Юстиниан предпринял перестройку сооружений Большого дворца, запас мозаичных изображений, которые могли быть использованы для украшения перистиля дворца, был весьма значителен. Из множества мозаик, пригодных для убранства дворца, отбирались только те, которые масштабно соответствовали изобразительной плоскости интерьера, были сходны по размеру тессер и уровню исполнительского мастерства. Нескольким художникам могло быть поручено исполнение копий отобранных мозаик в определенном масштабе, а придворному художнику - скомпоновать эти копии применительно к назначению помещения. После того, как идея получила высочайшее одобрение, без которого, учитывая отношение церкви к изображениям подобного рода, эта работа не могла быть выполнена, началась реализация проекта. Мозаичные произведения, доставлялись во дворец к месту окончательной сборки. Здесь их аккуратно обрубали почти по самый контур изображения, сохраняя один - два обкладочных ряда (случайно или нет, но дизайнеры книги Ф. Кимока "Мозаики Стамбула"9 выделили изображение головы и лапы тигра на белом фоне именно таким образом; они сделали на бумаге то же, что, вероятно, делали с мозаиками мастера VI века, т.е. сохранили два ряда фоновых тессер, прилегающих к контуру изображения), что позволяет продолжить набор фона, делая швы между старым и новым набором практически незаметными. Затем изображения выкладывались на подготовленное известково-цемяночное ложе в соответствии с общим замыслом, становясь "маячками" для дальнейшей работы, которая заключалась в наборе фона "рыбьей чешуей". С такой работой могли справиться ученики или подмастерья под руководством одного мастера, основной задачей которого была подгонка фоновых тессер к контуру изображения таким образом, чтобы места стыков были незаметны, а весь фигуративный мозаичный ковер создавал впечатление произведения, созданного на одном дыхании. Сюжет с двумя охотниками на тигра позволяет получить подтверждение высказанной мысли: шов между основным фоном и обкладочными рядами слева от охотников и слева от дерева слишком заметен, чтобы быть случайным - его явная очерченность, определенность выглядит недвусмысленно; едва ли это можно объяснить неаккуратностью мастеров – мозаичистов, скорее шов стал заметен со временем в результате подвижек и проседаний грунта и мозаичного фундамента. Так же красноречив нижний обрез бороды Океана на бордюре: при тщательной проработке волос-водорослей, обрамляющих исключительно тонкий набор лица, этот лапидарный обрез производит ощущение дисгармонии. Примерно то же можно сказать о сюжете с лошадьми и жеребенком: трещина, прошедшая ниже копыт животных, не затронула изображения, а широкие межтессерные швы, больше похожие на трещины, мягко обтекают контуры изображения лошадей.

Многие сюжеты изначально были лишены какого-либо философского наполнения или скрытого смысла и могли представлять интерес только для тех владельцев загородных домов, которые их заказывали. Все эти сюжеты, не имеющие ничего общего друг с другом, ограничены широким бордюром, который по стилю набора акантовых завитков, спиралей, "следов вороньих лапок" не слишком противоречил новым стилистическим требованиям. Маскарон бордюра по модулю тессер и стилю набора отличается от акантового орнаментального окружения. Заметна некоторая принужденность в том, как завитки аканта оплетают маски, например, маска "Предводителя варваров" как бы выглядывает из-под акантовых листьев, скрывающих верхнюю часть его головы. Хотя изображения масок, а иногда бюстов, встречается на бордюрах мозаик в разных регионах империи, но именно прием изображения на бордюре маски в акантах был более распространен в искусстве Сирии. Например, на мозаичном бордюре из Шахбы, относящемся к началу IV века, маска и оплетающий ее акант выглядят более естественно, хотя и выпадают своим размером из общей ритмики зарослей аканта; маски на бордюре из дома Атриума в Антиохии занимают середины верхней и нижней горизонталей. Также органично сочетание головы и аканта на бордюре, окружающем мозаику начала IV века из Дафнэ. В обоих случаях одновременность набора головы и окружающего ее декора сомнений не вызывает. На мощении триклиния для того, чтобы сохранить единство и цельность бордюра, мастера иногда жертвовали самоценностью масок, которые, вероятно, были доставлены во дворец в готовом виде и вмонтированы в мозаичное ложе, а остальные декоративные элементы бордюра были набраны одновременно с набором фона основного мощения. Маски бордюра хризотриклиния должны были создавать определенную ритмику, хотя их отсутствие на одном из сохранившихся углов не соответствует установившейся традиции акцентировать масками углы мозаичного обрамления. Различия в приемах трактовки между набором маскарона и орнаментальными завитками бордюра позволяют предположить, что маски на бордюре Большого дворца, так же как сюжеты основного мозаичного пространства, являются так называемыми "перемещенными мозаиками". Наиболее вероятное время их исполнения относится примерно к III - IV веку, и прежде, чем многие из них заняли свое место в напольной мозаике перистиля, они могли украшать загородные виллы богатых граждан империи. Стратиграфические исследования, упоминаемые в книге К. Данбэбин10, не противоречат нашей концепции. Такой подход к проблеме позволяет рассеять большинство прежде необъяснимых противоречий, связанных с происхождением этой мозаики и дать объяснение некоторым странностям построения композиции.

Если рассматривать напольное мощение с точки зрения функции хризотриклиния, то его название - Золотая трапезная – говорит само за себя, то есть это обширное помещение предназначено для званых обедов в дни празднований с большим количеством приглашенных гостей. Мы не располагаем информацией о том, сколько обеденных столов размещалось на огромной поверхности мощения, мы также не располагаем информацией о том, где мог стоять императорский стол, был ли он приподнят на возвышении, каким образом были расставлены столы приближенных, оставлялось ли пространство для сцены или где находился главный вход для императора и свиты. Отсутствие точных ответов на эти вопросы позволяет строить самые смелые предположения. Например, то, что сюжеты на всех четырех регистрах обращены в одну сторону, может говорить о местоположении царского стола и столов приближенных. Столы гостей, по-видимому, располагались на свободных от изображения пространствах между регистрами; пиршественные столы, установленные по коротким сторонам перистиля, располагались перпендикулярно по отношению к регистрам и установленным на них обеденным столам – этим объясняется разворот изображений на 90 градусов. Разнонаправленное движение сюжетов на открытых в разное время участках мощения объясняется тем, что огромный перистиль мог иметь внутренние членения, разделявшие общее пространство на камерные помещения – это могли быть подвесные конструкции или нечто вроде ширм. Но в любом случае на первый взгляд бессистемная композиция создавалась в соответствии с жесткими требованиями иерархии и функции. Можно даже предположить, что распорядитель - номенклатор усаживал опальных сановников за столы, вблизи которых размещались сюжеты устрашающего содержания, а те, кто во время трапезы находился в окружении пасторальных сцен, могли чувствовать себя в относительной безопасности.

Попытаемся выявить стилистические и сюжетные соответствия между некоторыми изображениями мозаичного мощения Большого дворца и иконографическими аналогами, созданными в разных техниках (мозаиками, образцами декоративно - прикладного искусства, миниатюрами), встречающимися в искусстве других регионов. Но предварим сравнение напоминанием о том, что Кэтрин Данбэбин разделяет точку зрения Хелленкемпер Сэлиес, которая считает, что сравнивать следует однородные произведения, выполненные в одной и той же технике и относящиеся к соответствующей традиции11. Следует заметить также, что профессор Данбэбин, да и не только она, считает напольные мозаики основного изобразительного поля и бордюра хризотриклиния натуралистичными12, но с таким определением трудно согласиться, поскольку натурализм губителен для мозаичного искусства. Каждый сюжет мощения представляет собой изолированное, эпическое или драматическое, эмоционально окрашенное событие с происходящим на наших глазах действием, которое нам представляется знакомым с начала времен как живая реликтовая память. Ни одно действие не продолжается в пространстве мощения и ограничивается только площадью, которую занимает данный сюжет; затем следует пауза, заполненная веерным набором фона, и начинается новый сюжет, ограниченный только собственным пространством. Изобразительные пространства как бы наплывают друг на друга, калейдоскопически меняя тему; в тех местах, где сюжеты соприкасаются, заметно некоторое несоответствие масштабов изображений. Драматические события представлены в момент кульминации, эпические – как непрерывный процесс в неопределенном времени и месте. В каждом изображении заметно, что художник стремится проникнуть в суть предмета и события, избегая всего сиюминутного, преходящего, и поэтому большинство сюжетов имеют вневременной характер, а это более присуще глубинному, осмысленному реализму.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru

Константинополь был заложен Римским императором Константином I Великим осенью 324 года на месте небольшого города Византия. Вскоре Константинополь стал столицей Византийской империи и оставался ей до 1453 года, когда был захвачен турками и превращен ими в столицу Османской империи. После взятия Константинополя османы стали перестраивать город. Наиболее значительные православные храмы были обращены в мечети, включая Собор Святой Софии. Константинополь при турках сильно менял свой облик, и в результате современный Стамбул мало чем напоминает Константинополь византийского периода. Предлагаем вам совершить прогулку по утраченному Константинополю.

Собор Святой Софии, сохранившийся до наших дней, но в виде мечети, стоял на площади Августейон. Она была названа по имени Августы Елены — матери императора Константина Великого. Это был обширный четырехугольный форум, со всех сторон окруженный великолепными колоннами. При императоре Юстиниане I (527−565 гг.) всю площадь, выстланную мрамором, окружали портики, поддерживаемые двойными рядами колонн. В центре на огромном основании из белого мрамора была воздвигнута высокая бронзовая колонна. На вершине ее возвышалась над окружающими зданиями колоссальная статуя Юстиниана I. Он восседал на коне, держа в левой руке шар, увенчанный крестом. Правая рука статуи была повелительно простерта на восток.

На Августейоне размещались самые прекрасные дворцы и общественные здания Константинополя: палаты патриарха, библиотека, бани Зевксиппа, сенат, преторий. В западной части площади возвышался так называемый «Милий», от которого начинался (как и в Древнем Риме) отсчет миль по всем дорогам Византийской империи. Он представлял из себя тетрапилон (двойная триумфальная арка) с пирамидальной крышей, стоявший на четырёх арках. В его центре возвышалась мраморная колонна (собственно Милий), на которой были высечены расстояния до основных городов империи. Под крышей рядом с колонной находились обращённые на восток статуи императора Константина и его матери Елены с крестом в руках, а также изображение богини Тюхе позади них. После завоевания Константинополя османами Милий оставался практически нетронутым вплоть до начала XVI века, когда он был, вероятно, снесён в ходе расширения близлежащего акведука и последовавшего за ним строительства водонапорной башни. В 1967—1968 годах, в ходе теоретических исследований местонахождения памятника и после сноса стоявших на этом месте зданий, в результате раскопок были обнаружены части фундамента и фрагмент одной из несущих конструкций Милия — столб, ныне выставленный напоказ во дворе собора Святой Софии. Современная площадь, находящаяся на месте Августейона, называется Султанахмет.

2 Большой императорский дворец

От Августейона начиналась так называемая «императорская дорога», которая вела к Халке — парадному входу в Большой императорский дворец. Дворец, располагавшийся к югу от храма Святой Софии, состоял из множества отдельных ансамблей. Первоначальным ядром комплекса был дворец Дафна, построенный императором Константином Великим еще в IV веке у самого Ипподрома и площади Августейон. Потом он расширялся и укреплялся стараниями других императоров — Юстиниана, Феофила и Василия Македонянина.

Большой дворец византийских императоров вместо монументальных зданий имел множество маленьких и разделялся на три главные части — Халку, Дафну и собственно Священный дворец. Халка состояла из целого ряда комнат; входили в нее со стороны площади Августейон через железные двери, которые вели в сени. Эти сени, крытые черепицей из золоченой бронзы, состояли из полукруглого двора с поднимавшимся над ним сферическим сводом. Прямо против него находилось квадратное здание с куполом, сплошь украшенное мозаичными композициями на темы военных походов императора Юстиниана. В куполе были изображены император и его супруга Феодора, окруженные синклитом и празднующие триумф над побежденными вандалами и готами. Стены и пол Халки покрывали мраморные плиты.

В Халке размещались трибунал Лихна, приемный зал, большой парадный зал, несколько церковных зданий (часовня Спасителя и часовня Святых Апостолов) и три гауптвахты. Большой консисторий созывался в парадной зале, в которую вели три двери из слоновой кости. В глубине зала на возвышении был воздвигнут один из императорских тронов.

Часть Большого дворца, называвшаяся Дафна, начиналась большой крытой галереей, перед которой был портик с аркадами, ведущий в восьмиугольную залу. В этой части дворца располагалось много церковных зданий и залы для официальных собраний. Галерея, проходившая по верхним этажам, вела в маленький дворец, занимавший почетное место на Ипподроме. В этом здании было много покоев, и император облачался там в свои парадные одежды, чтобы присутствовать на играх.

Между Халкой и Дафной размещался Триклиний — столовая, в которой происходили официальные пиршества. Зал был разделен на две части: одна — для императора, другая — для приглашенных. Вторая часть вмещала до трехсот гостей.

Священный дворец заключал в себе собственно императорский дворец. При входе в него находился атриум Сигма, названный так за свою форму, напоминавшую эту греческую букву. Здесь придворные и высшие сановники ожидали выхода императора. За Сигмой шел перистиль, окруженный пятнадцатью мраморными колоннами. В центре его возвышался купол, поддерживаемый четырьмя колоннами из зеленого мрамора; они высились над троном, на котором во время празднеств восседал император.

Тронным залом императорского дворца являлся Хрисотриклиний (Золотая палата), возведение которого ученые обычно относят ко времени правления императора Юстина II. В VII—XII вв. в Хрисотриклинии начиналась, завершалась или полностью совершалась большая часть придворных обрядов. Здесь византийские императоры ежедневно принимали чиновников и чаще, чем в других тронных залах, послов и знатных иностранцев. В Золотой палате производили в чины и должности, в ней давались пиры и обеды, здесь же начинались и оканчивались выходы императоров в храмы и другие тронные залы. Хрисотриклиний непосредственно примыкал к жилым покоям византийских царей и их семейств, поэтому был самым удобным залом для ежедневных приемов сановников и для совершения обычных обрядовых действий.

Золотая палата представляла собой перекрытый куполом восьмигранник, каждая грань которого широкой аркой соединялась с прилежащим сводчатым помещением. Арка напротив входа закрывалась двумя серебряными дверями, на которых были изображены Иисус Христос и Богоматерь. Восточная арка Золотой палаты была обширнее других и заканчивалась нишей, в ней на возвышении располагался великолепный царский трон, на котором императоры Византии восседали во время особо торжественных приемов.

Другая большая тронная палата Священного дворца — это зал Магнавра, который сам был как целый дворец. В этом зале императоры давали аудиенции послам. В глубине на возвышении, занимавшем всю ширину здания, располагался золотой трон, перед которым на ступеньках лежали два льва, изваянные из золота. За троном стояло золотое дерево, на ветвях которого «сидели» разноцветные птицы, искусно сделанные из золота и эмали, и «оглашали» зал своим радостным чириканием. Над низкими стенами шли галереи, предназначавшиеся для придворных дам.

Со временем Священный дворец сначала был оставлен, а потом и вовсе заброшен императором Эммануилом I Комнином, который в 1150 году избрал своей резиденцией Влахерны. Все дворцовые сооружения были постепенно снесены после падения Константинополя в 1453 году. Величественная и богато убранная дворцовая церковь была приспособлена под пороховой склад, который взлетел на воздух в 1490 году. В начале XX века были обнаружено несколько фрагментов Большого императорского дворца — тюремные камеры, захоронения и залы с мозаичным полом IV—V вв. еков. В ходе последующих раскопок была вскрыта четверть его территории. Обнаруженные мозаики были перенесены в специально учреждённый музей мозаик. На территории, где располагался дворец, впоследствии были построены дворец Топкапы и Голубая мечеть.

3 Ипподром

Огромное пространство к западу от нынешней Голубой мечети когда-то занимал древний Ипподром, устроенный в подражание римскому Большому цирку. Ипподром еще в 203 году начал возводить император Септимий Север, а потом император Константин Великий прибавил к нему уступы, трибуны и другие сооружения, а портики украсил статуями. Длина Ипподрома достигала 400 м, ширина равнялась 180 м, и он мог вместить одновременно до 100−150 тысяч человек. Четыре огромных двери открывались в конце боковых стен; кроме них, на ступени амфитеатра выходили еще маленькие двери. С южной стороны, которая спускалась к морю, часть арены Ипподрома была приподнята при помощи высоких сводчатых стен. Она составляла полукруглую часть Ипподрома и называлась сфендоной.

Для новой столицы Ипподром должен был стать тем, чем был Большой цирк для Рима. Но довольно скоро его значение оказалось большим, и Ипподром стал играть важную роль в общественной жизни Константинополя. На нем стали происходить все важнейшие городские события: здесь народ видел военные трофеи и пленных царей, здесь вновь избранный император впервые показывался народу, а потом встречался с ним. Над императорской ложей возвышалась башня, украшенная четырьмя конями, изваянными скульптором Лисиппом.

В центре арены Ипподрома поднималась узкая и длинная терраса («Спина»), представлявшая собой вытянутое возвышение, вокруг которого по беговым дорожкам мчались во время состязаний колесницы. На Ипподроме каждый из императоров оставил памятник своего правления, и обширная площадь вскоре превратилась в прекрасный музей, а «Спина» являлась и своеобразной выставкой скульптур и памятников архитектуры. На ней стояли колонна императора Феодосия, Замурованная, Змеиная колонны и т. д.

Среди бронзовых и мраморных статуй «Спины» выделялись также человек, борющийся со львом; умирающий бык; колоссального размера Геракл (работа Лисиппа — придворного художника Александра Македонского); волк, борющийся с гиеной; дикая лошадь, уносящий змею орел, чуть дальше — Адам и Ева, аллегорические статуи «Изобилие» и «Голод». Стояли на «Спине» и статуи императоров (Грациана, Валентиана и Феодосия).

Арена Ипподрома была окружена 30−40 рядами каменных ступеней, на которых сидели зрители. Ступени располагались амфитеатром, а над последним рядом вокруг всего Ипподрома шла легкая галерея, украшенная статуями. От ступеней арена отделялась рвом — чтобы охранить зрителей от диких зверей, а также предотвратить слишком яростные споры враждебных партий.

Ипподром сильно пострадал во время латинской оккупации (1204−1261 гг.), а после захвата Константинополя турками в 1453 году завоеватели превратили его в каменоломню. Некогда величественное сооружение было буквально стерто с лица земли. В настоящее время остатки ипподрома находятся на глубине четырех метров от уровня почвы. Доступны осмотру лишь развалины юго-западной части сфенды.

4 Форум Константина

Форум Константина — один из форумов Константинополя византийской эпохи. Построен он был около 328 года при основании города императором Константином Великим. Форум Константина был первым в ряду городских форумов, расположенных на главной улице города — Месе. Последняя соединяла его с Милием, площадью Августейон и Большим дворцом на востоке, а также с форумами Феодосия и Амастрианом на западе.

На форуме находился самый бойкий и дорогой рынок города. Здесь велась оживленная торговля мехами, шёлком, льном, кожей и одеждами, а также свечами и конской сбруей. Форум был не только местом скопления торговцев и нищих — на нём также шла бурная общественная жизнь.

Форум имел овальную форму: с севера и юга он был окружён двухъярусной полукруглой колоннадой, а с запада и востока располагались две большие монументальные арки из белого мрамора, соединявшие площадь с главной улицей города. В левом портике форума находилась часовня Пресвятой Богородицы, построенная императором Василием I (867−886 гг.) в первые годы его правления. Рядом с ней торговали церковной утварью.

В центре форума стояла большая порфировая колонна высотой 37 м, торжественно открытая 11 мая 330 года в день основания города. Её увенчивала золотая статуя императора Константина в образе Аполлона. В 1150 году во время сильной бури статуя и три верхних барабана колонны обрушились, и вскоре император Михаил I Комнин водрузил на вершину колонны крест. В ходе разграбления Константинополя крестоносцами колонна была сильно изуродована. В 1453 году, когда город захватили турки-османы, крест сбросили с колонны. В 1779 году, после сильнейшего пожара, почерневшая и растрескавшаяся колонна была укреплена дополнительными железными обручами.

Форум был украшен многочисленными античными статуями: среди них фигуры дельфина, слона и гиппокампа, статуи Палладиума, Фетиды и Артемиды, а также скульптура «Суд Париса». Сегодня практически невозможно определить их внешний вид или точное местоположение. В 1204 году все они были переплавлены захватившими город крестоносцами.

Сейчас на месте форума Константина находится площадь Чемберлиташ, в центре которой возвышается сохранившаяся колонна.

Бoльшoй кoнстaнтинoпoльский двoрeц — бывшaя культурная рeзидeнция визaнтийскиx импeрaтoрoв, зaлoжeннaя великим византийским импeрaтoрoм Кoнстaнтинoм Вeликим. Хорошо извeстнo тaкжe и другoe имя этoгo величественного сooружeния — Свящeнный двoрeц (турeцкий: Buyuk Saray).

Oбщaя инфoрмaция o Бoльшoм двoрцe

В 324 гoду Кoнстaнтин Вeликий нaчaл стрoитeльствo свoeгo двoрцa, кoтoрoe былo зaвeршeнo пo прoшeствии 6 лeт. Двoрeц имeл фoрму нeпрaвильнoгo семиугольника, он расположился между центральной площадью Августеноном, термами Зевксиппа, собором Святой Софии и ипподромом. Но на этом история только начинается. Вплоть до 13 века дворцовые сооружения постоянно перестраивались и разрастались. Дворец, окружённый многочисленными башнями и стенами, представлял собой город в городе, где проживали императорские семьи с их многочисленными слугами.

Внутри территория комплекса представляла собой череду дворцов; построенные в IV веке: Халка, Эрос, Дафна, Скила, Трулло. Более поздние: Вуколеон- V век, Юстиниан- VII век, Сигма, Лавсиак,Триконх, Камил, Месопат и Мусик, Кенургий, Пентакувикл и Орел относятся к IX веку, Новый Верхний дворец был построен уже в X веке.
Хозяйственные постройки и казармы, сады и садики, церкви, дворики предназначенные для переговоров с представителями партий, терассы и порт с маяком. При императоре Михаиле III маяк начали использовать в качестве телеграфа. Для передачи сообщений использовали его свет.

История Большого дворца

Во времена Юстиниана Великого (527-565 гг.) при пожаре погибла значительная часть первоначальных построек. Но Юстиниан приложил все силы, что бы восстановить и преумножить былую красоту императорских палат Константина. Достраивал дворец и Юстиниан II, два зала Лузакион и Юстиниан, прилегавшие к постройке Юстина II- Хризотриклину. Возведение стены и южных ворот олицетворило начало закрытых отношений между Дворцом и городом. Во времена иконоборчества, император Лев III приказал уничтожить изображение Христа на фасаде дворца Халка. Благодаря стараниям императрицы Ирины оно было восстановлено, чтобы навсегда исчезнуть при Лве V.

Следующий важный этап в жизни Большого дворца начался с правления императора Феофила (829-842) и продолжался при Михаилe II, Василиe I и Львe VI. Феофил укрепил дамбы и построил новый двухэтажный церемониальный комплекс с центром в Tриконхe и окруженный павильонами. При Михаиле III были произведены работы по реконструкции Хризотриклина и церкви Богородицы Фаросской.

Вообще на территории дворца было построено множество церквей:Св. Агафоника, Св.Стефана, Св. Агафии, Св.Феодора Тирона, Св. Апостолов, Архангела Михаила, Св. Ильи Пророка, Св. Павла и Новая церковь. Церковь Св. Агафоника вошла во дворцовый комплекс при Василии I (867-886). В период правления этого императора территория Большого дворца была максимально расширена. Последующие поколения правителей значительно снизили обороты строительства на территории дворцового комплекса.

Начало упадка приходится на время правления Алексея I (1081-1118). Как известно этот император оставил резиденцию предков и переехал в новый Влахернский дворц. Несмотря на эту перемену Большой дворец сохранил свою церемониальную роль. При императоре Мануиле I (1143-1180), построили два зала: Мануил и Персидский Дом. Его потолки был разукрашены в стиле исламской архитектуры. Когда в Константинополь пришли крестоносцы, случилось это в 1204 году, в месте с ними пришел и окончательный упадок Большого дворца. Дворцы, церкви и часовни были разорены. Статуи, обстановка, даже плиты и колонны целыми караванами увозили на Запад.

Когда в 1261 захватчиков удалось выгнать, освобожденный Константинополь, а вместе с ним и Большой дворец представляли собой воистину печальную картину. До прихода турков никаких работ по восстановлению во дворце не проводилось. Были реконструированы лишь две крошечные церкви. Империя пала в 1453 году, на смену ей пришел ислам, уцелевшие церкви превратили в мечети, а участки стен были использованы при возведении резиденции султана — Топкапы.

Культурное значение Большого дворца

Века запустения, землетрясения и многочисленные пожары не оставили и следа од когда-то величественнейшего Дворца. Но несмотря не на что, то культурное наследие, что осталось нам в фрагментах это фантастической «мозаики», неизмеримо. Здесь пересеклись судьбы целых государств, религии, Христианство и Ислам соединились в одно целое.

Здесь храниться сердце Византийской культурой, знавшей великие победы и поражения. Развалины комплекса большого дворца, словно отголоски давно ушедших времен. С их изучением, современное общество постепенно все ближе приближается до понимания сути самой Византии. Архитектура и произведения искусства, помогают представить культурный и религиозный дух Византии. Запад с его захватчиками — крестоносцами, предстает перед нашими глазами настоящим «Варваром». Крестоносцы были поражены роскошью и утончённостью сердца Византийской империи. Бесконечные залы и галереи выложенные прекрасной позолоченной мозаикой. Двери из серебра, фонтаны и мраморные ступени спускающиеся прямо к морю. Вывезенные из Большого дворца, богатства несомненно повлияли на развитие западной культуры.

После падения Византийской Империи часть произведений искусства попали в Московское Государство. Принявшая от Византии Православие, Русь дала приют бежавшим из погибнувшей империи грекам. А Великий князь Иван III взял в жены дочь последнего императора, Софью Палеолог.

Текущее состояние Большого дворца

Священный дворец исчез. Хотя потеря такого грандиозного памятника архитектуры и искусства, как Большой Дворец, не может не ужасать своим трагизмом. Есть в этом и некий символ. Разграбленное великолепие дворца, разлетелось по всему свету, словно семена прекрасного растения. Они «проросли», обогатили мировую культуру и повлияли на ее дальнейшее развитие. Как обломки корабля, остатки древних строений разбросаны по старому Стамбулу. Сокрыты од глаз слоями штукатурки и росписи. Завеяны ветрами веков. Его уцелевшие церкви, с прекрасными мозаичными фресками, были принуждены «принять ислам».

Где находится Большой дворец

Где же найти этот потерянный дворец? Здесь начинается самое интересное. Большой дворец занимал территорию огромную по своей площади. Гуляя по улочкам района Султан Ахмет Вы обнаружите церковь Святого Сергея и Вакха, возведенную при Юстиниане. В настоящий момент это почти не используемая мечеть, где внутри можно обнаружить остатки древних мозаичных полотен, воспевающих Юстиниана и его супругу Феодору. От церкви Святого Сергея и Вакха недалеко до собора Святой Софии или Айя-Софии. И проходя этот маршрут внимательно оглядитесь, среди домов и построек Вы обнаружите развалины каменных и кирпичных сооружений. Это то, что осталось от прекрасных террас, фасадов зданий и бастионов.

Еще одна часть Большого Дворца, частично уцелевшая и дошедшая до наших дней — это Буколеон. Единственно оставшаяся восточная стена, стоит, увитая диким плющом среди камней развалин Морских стен. И если продвинуться на Восток Вы непременно обнаружите, то, что осталось от Фаросского Маяка -телеграфа. Отправитесь в Стамбульский музей Мозаики, там Вы обнаружите еще одну часть Священного дворца. Фрагменты большого открытого двора — перистиля, выложенного мозаикой. Здесь Вы своими глазами увидите работы искуснейших мастеров. Изображенные картины охоты, повседневной жизни и сцены из мифологии, поражают своей реалистичностью и красотой.

Как добраться до Большого дворца

Начать свое исследование исчезнувшего Дворца Вы можете по-своему усмотрению. Но прежде всего Вам нужно попасть в исторический округ Стамбула, известный как Эминёню. Это крупный торговый и транспортный узел. Здесь расположен железнодорожный вокзал Сиркеджи, напомнающий нам о таинственном «Восточном экспрессе». Многочисленные причалы для паромов, курсирующих между Эминёню и другими городскими районами. Сюда Вы можете добраться и на скоростном трамвае или автобусе. Эминёню — средоточие исторических и культурных памятников. Здесь расположены рынок Капалы Чарши, мечеть Султан Ахмед, Музей Айя-София, дворец Топ-Капы, Голубая мечеть, Археологический музей, Ипподром, Высокая Порта, бани и еще множество интереснейших мест.

Выбор места для отдыха дело не легкое. Для того чтобы найти наиболее подходящий вариант, надо интересоваться историей и особенностями климата разных уголков мира. Но есть и беспроигрышные предложения. Например, мегаполис на двух континентах. Стамбул – город, который со временем стал почти полностью мусульманским. Там много , а о том, что много столетий тому назад на его месте стояла столица Византийской империи — Константинополь – напоминают лишь некоторые сохранившиеся христианские святыни и такие объекты, как например, музей мозаики на месте Большого императорского дворца или .

Куда пойти, выбирать вам, но помните, что в любом случае отпуск в Стамбуле принесет позитивные эмоции и позволит узнать много нового.

Большой дворец в Стамбуле — история

Большой императорский дворец в Константинополе (тур. Buyuk Saray) — основная резиденция византийских императоров и символический центр империи от Константина Великого до Алексия I. Он выполнял свою основную функцию на протяжении восьми сотен лет, и все это время подвергался реконструкциям. Вначале при Константине Великом в IV веке построили ядро дворцового комплекса дворец Дафна . Он напоминал несколько других подобных императорских зданий, построенных в период Тетрархии.

Второй период в развитии Большого императорского дворца — VI век, царствование Юстиниана I и Юстина II. После восстания Ника в 532 году Юстиниан вынужден был отстраивать здания, потерпевшие в результате беспорядков, а это повлекло за собой перестройку северной стороны дворца. Юстину II приписывают возведение тронного зала Chrysotriklinos , великолепное убранство которого было завершено при Тиберии (578-582). Chrysotriklinos стал новым церемониальным залом дворца. Этот же император построил еще два зала возле Chrysotriklinos и стену на южной стороне дворца.

Следующий важный этап истории Большого дворца относится к временам императора-иконоборца Феофила (829-842) и продолжался при Михаиле II, Василии I и Льве VI. При Василии I появилась пятиглавая церковь Неа Экклесиа . Среди его идей также были два новых зала :

  • Kainourgion
  • и Pentakoubiklon.

А также большой корт Tzykanisterion . Льву VI приписывают строительство бань . Позже объемы строительства в пределах Большого дворца Константинополя стали гораздо меньше. При Никифоре II Фоке (963-969) появилась еще одна линия оборонительных стен .

Алексий I Комнин (1081-1118) перенес императорскую резиденцию. В Большом дворце все же продолжали проводить некоторые церемонии. Там даже появились новые постройки. Так при Мануиле I (1143-1180) возвели два зала :

  • Manouelites
  • и Mouchroutas. Mouchroutas был выполнен персидским зодчим, был украшен росписями и золочеными потолками.

В 1204-1261 гг. Большой дворец также использовался, но в результате был ограблен. Палеологи (1261-1453) не пытались восстановить медленно разрушающийся комплекс. В 1489-1490 гг. взорвался хранившийся там порох, это привело к исчезновению большей части дворцовых построек.

Знаменитые мозаики Большого дворца были найдены во время раскопок в 1933 году на территории . Позже в 1950-х годах после новых археологических находок подобного рода было принято решение построить там Музей мозаики (тур. Mozaik Müzesi) . В 1987 г. вместо старого ненадежного деревянного здания музея появилось более современное, которое модернизировали в 2012 г. На данный момент объект находится в подчинении музея .

Большой дворец — описание

Большой дворец Константинополя , также известный как Священный дворец , был византийским аналогом , расположенного в . Это большой комплекс зданий с садами и видом на Мраморное море. Дворец находился почти на трапециевидной территории, размером шесть соте

Н метров на полкилометра. На западе комплекса находился Ипподром, на севере – Сенат.

Благодаря скудным археологическим данным, изучены составляющие части дворцового комплекса, крупнейшим из которых является зал с великолепными напольными мозаиками. По своим масштабам Большой дворец напоминал город с многочисленными постройками, портами, бульварами, террасами, пандусами и лестницами, садами, фонтанами. Как уже говорилось, вся западная сторона Большого дворца выходила к Ипподрому, поэтому там находились так называемые кафизмы с императорской ложей для просмотра гонок.

Дворец имел :

  • семь перистилей (сени),
  • восемь внутренних дворов,
  • четыре церкви,
  • девять часовен,
  • девять молелен (баптистерии),
  • четыре гауптвахты,
  • три большие галереи,
  • пять залов для приемов,
  • три столовые,
  • десять покоев для членов императорского дома,
  • семь второстепенных галерей,
  • три аллеи,
  • библиотеки,
  • арсенал,
  • открытые террасы,
  • манеж,
  • две бани,
  • восемь отдельных дворцов,
  • сады и гавани.

В Музее мозаики в Стамбуле хранится коллекция находок, обнаруженных во время раскопок Большого дворца. Там сегодня размещаются настенные украшения эпохи византийского императора Юстиниана I. Они были найдены британскими археологами из шотландского университета Сент-Эндрюс. Эти экспонаты представляют собой самый крупный и самый красивый пример ландшафтной мозаики поздней античности. Исключительное качество изготовления указывает, вероятно, на то, что ее делали в императорской мастерской, где трудились лучшие ремесленники со всех концов Византийской империи. Подсчитано, что для создания одного метра квадратного подобной красоты требовалось около 40 000 разных кубиков.

В музее находится около девяти десятков различных мозаик. На них изображены сцены из жизни людей, мифологические сюжеты.

Где в Стамбуле находился Большой дворец и как добраться до Музея мозаик

Большой дворец располагался в историческом центре современного Стамбула, в , недалеко от площади Султанахмет в Стамбуле, на базаре Араста.