Сочинение на тему проблематика пьес островского "гроза" и "лес". Нравственная проблематика пьесы А. Н. Островского «Лес Геннадий получает тысячу рублей

Задача уроков - показать на примере пьесы «Лес» своеобразие пьес этого периода в творчестве Островского, роль композиции и системы героев в раскрытии конфликта.
В конце 1860-1870-х гг. A. H. Островский пишет ряд острых сатирических комедий, самой интересной из которых является «Лес». Продолжая традиции Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина, драматург поднимает проблему оскудения привилегированных сословий. Здесь появляются иные герои, а пьеса изображает достаточно острый нравственно-социальный конфликт.
На уроках, посвященных обсуждению пьесы «Лес», следует остановиться на четырех моментах:
1. Символическое значение названия пьесы. Лес - это образ русского национального мира.
2. Противостояние нравственным порокам благородных свойств, причем нравственные пороки - это качества привилегированных сословий, а благородные свойства присущи чаще бедным людям.
3. Смысловая роль игры. Игра как форма жизни. Герои-актеры.
4. Своеобразие пьесы. Приемы авторского стиля.
Четыре направления работы на уроке определят и его форму. Можно обсуждать пьесу со всем классом, а можно дать задания по группам. В любом случае беседа начинается с названия. Таким образом, первое направление работы - выявление символического смысла названия пьесы.
Вопросы для обсуждения
1. Какой смысл имеет название пьесы? Только ли о конкретном лесе говорится в комедии? Как сочетаются между собой два пространства: лес и сад?
(Значения названия: конкретное - тот лес, который продают; символическое - лес как своеобразное состояние отношений между людьми; нравственное - лес, который может помочь людям стать счастливее; обобщенное - лес как образ русского национального мира (вспомните Русь, окруженную дебрями).) Интересно, что в декорациях лес появляется только во втором действии, когда встречаются Аксюша и Петр. В этом же действии из леса выходят Несчастливцев и Счастливцев. Конкретно о лесе говорят немного, но он как будто присутствует во всех действиях.
Для анализа текста следует выбрать следующие эпизоды: действие 1, явл. 1, 6; действие 2, явл. 1, 2, 7; действие 3, явл. 4; действие 5, явл. 9.
Вопросы для обсуждения
Действие 1, явл. 1, 6
1. Как говорят о лесе Аксюша и Карп? Как характеризует их такое отношение к лесу? Почему Аксюша на слова Карпа отвечает: «Не дай Бог»? Почему она не хочет, чтобы деньги за проданный лес пошли ей на приданое?
2. О каком лесе идет речь? Только ли о том, который собираются продавать?
3. Как раскрываются характеры Гурмыжской и Восмибратова в их разговорах о лесе? Что их интересует в лесе прежде всего?
4. Почему об одном и том же лесе герои говорят абсолютно по-разному - в зависимости от выгоды?
5. Чья еще судьба зависит от продажи леса?
Действие 2, явл. 1, 2, 7
1. Какую роль играет лес во втором действии? во время свидания Аксюши и Петра? во время прихода Несчастливцева и Счастливцева?
2. Символом чего становится лес во время расплаты Восмибратова с Гурмыжской?
Действие 3, явл. 4
Как вы понимаете фразу Карпа: «Да и то сказать - образование; а здесь-то что? Одно слово: лес»?
Действие 5, явл. 9
Как вы понимаете монолог Несчастливцева: «Аркадий, нас гонят. И в самом деле, брат Аркадий, зачем мы зашли, как мы попали в этот лес, в этот сыр дремучий бор? Зачем мы, братец, спугнули сов и филинов? Что им мешать! Пусть их живут, как им хочется! Тут все в порядке, братец, как в лесу быть следует. Старухи выходят замуж за гимназистов, молодые девушки топятся от горького житья у своих родных: лес, братец».
Вывод. 1) Образ-символ «лес» помогает раскрыть характеры героев, так как он постоянно присутствует в разговорах о продаже леса, о деньгах, которые получат за него, в репликах Карпа, переживающего, что все продают, в решении судьбы Аксюши и Петра. 2) Лес олицетворяет собой «сыр дремучий бор», т. е. безнравственность ряда героев; в более широком смысле лес - это что-то темное, дремучее, непролазное. 3) Лес показан и как некая сила, которая отомстит героям, продавшим его, потому что за продажей - разорение.
Второе направление работы - это изучение системы образов.
К первой группе мы отнесем героев из привилегированных сословий: Гурмыжская, Буланов, Милонов, Бодаев.
Вопросы и задания для обсуждения
1. Что можно сказать, анализируя их фамилии? Сопоставьте две последние, что они напоминают? Случайно или нет Островский взял для героя фамилию Милонов, напоминающую персонажа комедии Фонвизина «Недоросль»?
2. Почему в описании героев (афиша) такое большое внимание уделяется их одежде: Гурмыжская «одевается скромно, почти в трауре», Милонов «одет изысканно, в розовом галстуке», Бодаев «в черном сюртуке, наглухо застегнутом, с крестами и медалями по-солдатски»?
3. Расскажите о Гурмыжской. Как о ней говорят в уезде? Почему она считается самой добродетельной?
4. Докажите, что в образе Гурмыжской два плана. Для этого проанализируйте диалог с Улитой, в котором они вспоминают прошлое.
5. Как раскрывается характер героини в сопоставлении с другими героями: Аксюшей, Карпом, Булановым?
6. Чем для Гурмыжской стал лес? Почему Восмибратов пытается обмануть помещицу, расплачиваясь с ней?
7. В чем выражается безнравственность героини?
8. Какой смысл в пьесе имеют образы Милонова и Бодаева?
9. Как показан Буланов? Почему о нем говорится, что он недоучившийся в гимназии? Зачем Гурмыжская рассказывает о его богатом прошлом и о бедном настоящем?
Ко второй группе мы отнесем героев бедных по материальному достатку, но богатых душевно: Аксюша, Петр, Несчастливцев.
Вопросы для обсуждения
1. О чем говорит описание девушки: «одета чисто, но бедно, немного лучше горничной»?
2. Что мы узнаем о ее судьбе? Какую роль в ее жизни сыграла Гурмыжская и какую хочет еще сыграть?
3. Как характеризует Аксюшу ее отношение к лесу, к деньгам, которые якобы пойдут ей на приданое?
4. Как ведет себя девушка с Булановым, с Гурмыжской, т. е. с теми людьми, от которых она зависит?
5. Почему к ней Карп относится хорошо, а Улита плохо? Зачем Гурмыжская заставляет Улиту следить за Аксюшей?
6. Какие поступки говорят о сильной любви Аксюши и Петра? Сравните их любовь с «любовью» Гурмыжской и Буланова?
7. Какую роль в пьесе играет актер Несчастливцев? Что можно о нем сказать по его монологам?
8. Как меняется его отношение к тетушке, которую он сначала защищает от Восмибратова, а потом, узнав о ее романе, требует у нее свои деньги?
9. Почему именно он помогает Аксюше и Петру?
10. Как вы думаете: Несчастливцев - талантливый актер или нет?
Есть мнение, что в образе Несчастливцева отразились черты двух актеров: Николая Хрисановича Рыбакова (1811- 1876) и Корнелия Николаевича Полтавцева (1823-1866). Рыбаков - провинциальный актер, игравший преимущественно в театрах южных губерний России и Поволжья. Он был чужд «торгашескому духу старого провинциального театра», противостоял ему «всей своей жизнью». Полтавцев - тоже провинциальный актер, игравший вначале в Москве. Он «обладал прекрасными данными, но яркая эмоциональность сочеталась в его исполнении со склонностью к ложной патетике, внешним эффектам» («Театральная энциклопедия», 1965).
Вывод. Распределив героев по группам, мы видим, что представители привилегированного сословия лишены человеческих чувств, они безнравственны, эгоистичны, лицемерны, а другие герои способны помочь, они добры, верны и преданны. Получается, что бедные сохранили в себе нравственные качества, а богатые нет. Но Островский не решает так прямолинейно эту проблему: богатый - безнравственный, а бедный - нравственный. Буланов, обеднев, почему-то не приобрел положительных качеств, а стал еще более отвратителен в своем стремлении любыми путями добиться материального благополучия, актер Счастливцев тоже не прочь приобрести деньги даже не очень честно, а слуга Карп вызывает наши симпатии.
Третье направление исследовательской работы учащихся связано с игрой. Во-первых, в пьесе непосредственно появляются герои-актеры; во-вторых, герои играют, пытаясь скрыть свои истинные намерения. Наблюдая над текстом, школьники выбирают все цитаты, связанные с игрой.
Действие 1, явл. 2
Буланов играет роль хозяина дома, пытаясь приказывать Карпу. Аксюша говорит: «Что я здесь за игрушка для всех?»
Действие 2, явл. 4
Гурмыжская играет роль непонятой благодетельницы.
Милонов играет роль человека, восторгающегося Гурмыжской.
Действие 1, явл. 7
Гурмыжская подозревает Аксюшу в том, что она играет перед ней хитрую роль. Она же говорит: «...я тебя кормлю и одеваю и заставлю играть комедию».
Действие 2, явл. 2
Появляются Несчастливцев и Счастливцев. Из их разговора мы узнаем, как живется актерам. Два актера введены для противопоставления: первый - трагик, готовый помочь другим, второй - комик, думающий прежде всего о себе.
Действие 3, явл. 4
Счастливцев играет слугу Несчастливцева, который, в свою очередь, играет отставного военного, получается спектакль в спектакле.
Действие 3, явл. 12
Слова Гурмыжской о себе: «Играешь-играешь роль, ну и заиграешься» .
Действие 5, явл. 9
Несчастливцев произносит монолог из Шиллера.
Вывод. Почти все герои играют какие-то свои роли, кто-то играет благородство, прикрывая свои неблаговидные поступки, кто-то играет в силу своей профессии, кто-то пытается заставить других играть по своей воле. «Весь мир лицедействует».
Четвертое направление работы - это изучение художественных особенностей пьесы.
1. Особенности жанра.
- Как можно определить жанр пьесы?
- Почему Островский назвал «Лес» комедией? В чем ее жанровые особенности? (Это сатирическая комедия, цель которой - разоблачить порок.)
2. Парные герои.
Зачем введены парные герои: Несчастливцев - Счастливцев; Улита - Карп; Милонов - Бодаев? (Они выполняют двойную роль: во-первых, противопоставляются друг другу (Мейерхольд в спектакле «Лес» трактовал Несчастливцева и Счастливцева как Дон Кихота и Санчо Панса); во-вторых, дополняют друг друга, например, Милонов восхваляет Гурмыжскую, а реплики Бодаева противоположны:
Милонов . Раиса Павловна, поверьте мне, все высокое и все прекрасное...
Гурмыжская . Верю, охотно верю. Садитесь, господа!
Бодаев . Надоели.)
3. Сопоставление реплик.
Найдите реплики, которые перекликаются между собой. (Бодаев . И вам не стыдно, что ваш племянник, дворянин, пишет, как кантонист? (действие 1, явл. 4); Несчастливцев . Где ж тебе со мной разговаривать! Я чувствую и говорю, как Шиллер, а ты, как подъячий! (действие 5, явл. 9).)
4. Роль второстепенных героев.
- Какова роль Карпа и Улиты? Почему Карп не любит Улиту?
- Определите отношение Карпа к другим героям. (На просьбу Аксюши откликается сразу; на требование Буланова не обращает внимания.)
5. Роль природы.
- Каким в пьесе показано пространство действия? (Дом окружен садом, а сад лесом - глушь при внешней цивилизованности.)
6. Необычные герои-актеры. «Пьеса в пьесе».
- Найдите монологи, где актеры исполняют свои сценические роли. Какой двойной смысл заключен в этих монологах?
Итог уроков. Комедия «Лес» поднимает проблемы человеческих взаимоотношений, милосердия, добра и зла, нравственного и безнравственного. Островский уверен, что добро существует, т. к. простые люди сохраняют в себе нравственные начала. В пьесе проявляется высокое мастерство драматурга.
Изучение темы завершается сочинением или контрольной работой.

Пьеса "Лес" Островского, краткое содержание которой поможет быстро вспомнить сюжет, - знаменитая комедия русского драматурга XIX века. Впервые она была представлена публике на вечере в собрании художников в Петербурге. В том же году опубликована в журнале "Отечественные записки".

История создания "Леса" Островского

Пьеса впервые была поставлена на сцене Александринского театра в 1871 году. Правда, премьера в Петербурге, можно сказать, прошла неудачно. Актер Бурдин, игравший Несчастливцева, сообщил Островскому, что в целом комедию восприняли тепло, а вот отсутствие автора явно повредило постановке.

С ноября 1871 года пьесу запустили на сцене Малого театра. Пьеса "Лес" Островского, краткое содержание которой позволит вам лучше понять замысел автора, с этого представления пошла более удачно. За последующие несколько сезонов ее ставили 11 раз. До сих пор ее включают в репертуар столичных и провинциальных российских театров.

Помещица Гурмыжская

Среди героев "Леса" Островского стоит выделить помещицу Раису Павловну Гурмыжскую. Она очень богата. В самом начале пьесы к ее воспитаннице по имени Аксюша начинает приставать молодой и распутный человек Буланов. Про него известно, что он даже не окончил гимназии. Буланов терпит неудачу, а когда Аксюша уходит, опытный лакей Карл советует ему обратить внимание на более перспективную Гурмыжскую.

В следующем же действии пьесы "Лес" Островского, краткое содержание которой - перед вами, на сцене появляется сама Гурмыжская в сопровождении состоятельных соседей-помещиков. Это Милонов и отставной кавалерист Бодаев.

Хозяйка имения признается, что задумала выдать Аксюшу за Буланова, а также позаботиться о племяннике своего бывшего мужа, умершего несколько лет назад. Этот молодой человек не видел ее пятнадцать лет, но по-прежнему продолжает ее посылать подарки со всей России. Правда, где он в эту минуту, неизвестно. Вот только этот племянник - ее единственный родственник, оставшийся на свете, официальный и законный наследник.

Сваты

Вскоре зрители комедии "Лес" Островского (краткое содержание поможет быстро освежить в памяти события произведения) узнают, что за Аксюшу стремится выйти не только Булавин.

Купец Восмибратов приходит к Гурмыжской, чтобы решить сразу два дела. Во-первых, купить лес, а во-вторых, сосватать за нее своего сына Петра. При этом выясняется, что деньги за лес, который он собирался купить, купец забыл дома.

Гурмыжская на это отвечает, что у ее воспитанницы уже есть жених, который живет вместе с ними. Купец разражается гневом на сына за то, что тот поставил его в такое дурацкое положение. Правда, лес он все же выгодно покупает.

Встреча в лесу

На самом деле Аксюша не переносит Буланова, испытывая к нему презрение. В действительности ее сердце отдано Петру. Александр Островский описывает их встречу в лесу. При этом молодые люди понимают, что их отношения, скорее всего, обречены. Отец Петра и слышать не хочет о невесте без приданого.

На том же месте появляются следующие важные персонажи пьесы Островского "Лес". Это Счастливцев и Несчастливцев. На сцену, как правило, они выходят с разных сторон. Оба этих героя - актеры: один - комик, второй - трагик. В этом лесу они повстречались случайно. Друг с другом они делятся своими горестями - нигде нет ни трупп, ни работы. Без денег они продолжают свой путь вместе.

С собой у них нехитрый скарб, каждый мечтает когда-нибудь организовать собственную труппу, чтобы не зависеть от случайных заработков. Для этого им необходима хотя бы одна актриса. На своей дороге они встречают указатель на усадьбу Пеньки госпожи Гурмыжской. Туда и направляются.

Актеры в поместье

Зрители комедии Островского "Лес" становятся свидетелями того, как на следующее утро Гурмыжская кокетничает с Булановым. Он пересказывает ему свой сон про своего загадочного племянника. По ее словам, он застрелил себя из пистолета у нее на глазах, когда приехал к ней в имение.

Тут появляется Карп, который сообщает о визите барина. Удивленные Гурмыжская с Булановым уходят встречать гостя. Оказывается, за барина приняли Несчастливцева, который переоделся в приличный костюм. Счастливцева решено объявить его лакеем, потому что тот остался в прежней одежде. Несчастливцев представляется офицером в отставке.

Эта ситуация внимательному зрителю сразу напомнит пьесу Гоголя "Ревизор". Но это только на первый взгляд. Несчастливцева все принимают за племянника Гурмыжской. Гостей селят в беседке.

Купец-обманщик

В полной красе Несчастливцев проявляет себя в сцене с купцом Восмибратовым. Тот обманывает Гурмыжскую, забрав у нее расписку, в которой обещал рассчитаться за лес. Помещица жалуется Буланову. И тут Несчастливцев, вошедший в образ отставного офицера, приказывает воротить купца.

Он применяет весь имеющийся у него арсенал трагика, пускает в ход самые громкие слова, изображая грозного барина, даже задевает честь купца. После этого он отдает деньги. Несчастливцев благородно возвращает деньги Гурмыжской.

К тому времени Счастливцев доволен своим положением. Он пообедал с барского стола, потому что заявил, что приучен только к такому обращению, да еще и назначил на вечер свидание ключнице Улите, вдобавок наврал с три короба. Его товарищ рассержен этим, он едва скрывается от его праведного гнева трагика.

Вечером на свидании с Улитой он от страха перед Несчастливцевым признается ключнице, что оба они актеры и пьяницы, а не какие не офицер и его слуга.

В следующей сцене зрители наблюдают, как развиваются отношения между Петром и Аксиньей. Молодой человек сумел уломать отца на небольшое приданое - 2000 рублей. Но и эти деньги надо где-то достать. Влюбленные решают просить в долг.

Уходя от Петра, Аксинья встречает Несчастливцева. Она просит у него денег, но тот признается, что на самом деле беднее ее.

Трагика на пике его душевного подъема встречает Аркадий. Тот рассказывает, что женщина от любви на его глазах бросилась в воду. Поразившись ее харизмой, он убеждает Аксинью обязательно идти в актрисы. Причем прямо сейчас, в труппу, которую он создает. Отчаявшаяся и как будто завороженная Аксинья даже соглашается, не до конца понимая, что ей предлагают. Она уверена, что хуже не будет, теперь-то она готова на все.

Несчастливцев обещает в эту же ночь посвятить ее в актрисы, почитать с ней несколько новых ролей, которые есть в его репертуаре. Он радует Аркадия тем, что у них теперь есть актриса, они готовы объехать с триумфом всю страну. Втроем они отправляются в беседку.

Тайное становится явным

В следующей сцене на передний план выходят Раиса Павловна и Улита. Ключница рассказывает барыне, как на самом деле обстоят дела, передав подробно слова Аркадия. Помещицу полностью устраивает такое положение вещей.

Гурмыжская продолжает кокетничать и заигрывать с Булановым. Она требует, чтобы он разгадал, что она в действительности любит. Наконец она признается, что любит его. Обрадованный Буланов тут же лезет к ней целоваться, но женщина отталкивает его, называя неучем, мальчишкой и негодяем. Буланов в панике, он боится, что за такую выходку его выгонят отсюда на следующий же день.

Но все оборачивается совсем по-другому. Буланова оставляют в покое. На следующее же утро он уже куражится над лакеем Карпом. А актера приветствует, называя по его настоящей фамилии - Несчастливцев. Тот поражен, что его раскрыли. Но с другой стороны, предполагает, что тот будет теперь вести себя с ним особенно осторожно и почтительно. Буланов действительно побаивается актера, а тот метко над ним издевается и потешается. Уходя, он обращает внимание на шкатулку с деньгами, небрежно оставленную на столе.

Планы Буланова

Осмелевший Буланов начинает обсуждать планы на будущее с Гурмыжской. Тут появляется Аксинья, о судьбе которой как раз шла речь. Гурмыжская прогоняет Буланова и вызывает девушку на откровенный разговор.

Вдвоем они начинают обсуждать Буланова. Все это заканчивается обменом колкостями, из которого хозяйка выходит проигравшей. В конце концов она вынуждена признать, что ревнует Аксинью к молодому человеку. А когда девушка признается, что окончательно решила уйти из Пеньков, Раиса Павловна умиляется этой новости.

На смену Аксинье приходит Несчастливцев. Он уже переоделся в обычный дорожный костюм. Внезапно он отбирает у барыни колокольчик и выкладывает пистолет возле шкатулки с деньгами. Актер просит помещицу подарить ему эту шкатулку. Гурмыжская начинает его уверять, что в шкатулке ничего, что бы заслуживало его внимания, только документы по имению. Но Несчастливцев уверен, что в ней деньги.

Запугав помещицу, он заставляет ее отдать ему тысячу рублей, которую Гурмыжская и так ему была должна, в чем сама и призналась.

Актер в предвкушении. На эти деньги он уже мечтает организовать труппу, с успехом выступать по разным городам, мечтает о бенефисах, аплодисментах и заманчивых контрактах.

Между тем в доме собираются гости. Аксинья ищет среди них Петра, чтобы увидеться в последний раз и попрощаться. Тот признается, что отец согласился еще больше уменьшить приданое. Просит уже хотя бы тысячу рублей. Аксинья тут же разыскивает трагику, объясняя ему, что теперь для ее счастья достаточно всего тысячи рублей. Несчастливцев напоминает ей, что она собиралась идти в актрисы, но девушка признается, что чувство к Петру сильнее всего. Трагик в раздумьях удаляется в столовую.

На вечер в доме Гурмыжской собираются помещики из окрестных селений. Только за обедом гости узнают об истинной причине торжества. Раиса Павловна официально объявляет, что выходит замуж за Буланова. Появившийся Несчастливцев просит ее по такому случаю устроить счастье и ее племяннице, снабдив небольшой суммой денег в качестве приданого. Но Гурмыжская ему отказывает. Согласен с ней и Буланов.

Тогда Несчастливцев, к ужасу его спутника Аркадия, отдает все деньги, которые они мечтали потратить на актерскую труппу, Аксинье. Та его горячо благодарит. Милонов заявляет, что напечатает об этом поступке в газетах, а Бодаев объявляет, что тот теперь всегда желанный гость в его доме.

Несчастливцев и Аркадий собираются уезжать. Поражаясь друг другу, как оказались в этом месте, где старухи выходят замуж за гимназистов, а молодые девушки с горя готовы топиться. Большое впечатление на зрителей производит финальный монолог Несчастливцева. Он заявляет, что они с Аркадием артисты, а все, кто их окружает, - настоящие комедианты. Тетка провоцирует свою племянницу на то, что девушка готова утопиться, а спасает ее только бедный актер Несчастливцев. В конце он называет всех порождениями крокодилов.

В завершение актер читает монолог Карла Моора из пьесы "Разбойники", который заканчивается словами о том, что герой желает вырваться из окружающих его обитателей кровожадных лесов.

Пьеса Александра Островского заканчивается сворой между Несчастливцевым, Булановым и Милоновым. Те обиделись на его слова, хотят побить или отвести к становому. На что актер заявляет, что текст прошел цензуру, он говорит словами Шиллера, когда все остальные, как подьячие. Он подает руку Счастливцеву и вместе с ним уходит, попросив напоследок Карпа вернуть назад тройку, если она за ними приедет, сказав, что господа решили идти пешком.

Анализ пьесы

Многие литературные критики отмечают, что комедия "Лес" Островского - одно из его самых сложных и совершенных произведений. Это заметно и по конструкции самой пьесы и по сложному сюжетному построению.

Например, лирическая линия отношений между Петром и Аксиньей выстроена в форме народной комедии. Судьба девушки в данном случае становится поводом для другой линии, которая является одной из ключевых. Это борьба между сатирически изображенным миром помещичьей усадьбы и свободным художником. В этом - главная мысль "Леса" Островского. Мир сытой усадьбы олицетворяет Гурмыжская и ее соседи-помещики, а свободного художника - Несчастливцев, которого поначалу все принимают за блудного сына Гурмыжских.

На пьесу "Лес" Островского отзывы от зрителей и критиков поступали преимущественно положительные. При этом многие отмечали, что с образом Несчастливцева связана и героическая линия комедии. Основная проблема пьесы "Лес" Островского заключается в столкновении Несчастливцева с остальными персонажами. Действие развивается на фоне семейного конфликта. Тема произведения "Лес" Островского заключается и в социальной, а местами и политической характеристике общества пореформенной эпохи.

Еще одна особенность этой пьесы в том, что это театр в театре. Большинство персонажей стремятся добиться своего, ставя каждый свой спектакль. Помимо актеров, к которым можно отнести Несчастливцева, Гурмыжскую, Счастливцева и Улиту, драматург вводит и зрителей. В этой пьесе ими можно считать многочисленных соседей Гурмыжской. Они не принимают участия в интригах, но в то же время нужны как персонажи, для которых разыгрывается весь спектакль. Это важное наблюдение для анализа "Леса" Островского.

Персонажи пьесы

Чтобы добиться сатирических целей, комедии необходимы максимально точные характеристики героев "Леса" Островского. Для этого каждый из персонажей как будто самораскрывается в своих действительных желаниях и устремлениях. Все это проявляется в многословных и откровенных рассуждениях.

В качестве выразительного примера можно привести соседей Гурмыжской. Бодаев напоминает фонвизинского Скалозуба, вышедшего в отставку, а Милонов, который произносит слащавые речи о добродетели, словно сошел со страниц сентиментальных произведений Карамзина. При этом в классических щедринских тонах написан Островским монолог Милонова, посвященный нравственной идиллии в классической русской крепостной усадьбе.

Главное, что удалось драматургу в комедии "Лес", - это передать удивительную атмосферу, которая царила в то время в обществе. Оно было возбуждено произошедшими переменами, все сошло со своих мест, многие чувствовали, что прошлого назад уже не воротить.

В качестве доказательства можно привести барские проекты, которыми в последних сценах делится с окружающими Буланов. Он мечтает очистить все пруды в округе и открыть конный завод. Но ему никто не верит, все уверены, что Буланов обязательно все промотает.

Островский нам демонстрирует, что лучше всего перемены в обществе увидеть на примере семьи.

Проблематика пьес Островского «Гроза» и «Лес». Островский известен в литературе как «первооткрыватель» такого сословия, как купечество. Именно он первым обозначил этот тип в ка­честве серьезного литературного объекта,доказал, что данный герой также интересен и заслуживает не меньшего внимания, чем его предше­ственники, в первую очередь дворяне. В этом плане Островский принад­лежит к писателям так называемой «натуральной школы», в которую во второй половине 1840-х гг. входили такие авторы, как Гоголь (с некото­рыми оговорками), ранний Достоевский, Некрасов, Григорович. Мел­кие чиновники, станционные смотрители, шарманщики, обитатели «дна», ставшие героями их произведений, представляют собой замеча­тельное явление в русской литературе. Как и его соратники, Остро­вский изображал подобных людей в обычной для них обстановке, про­водя их повседневные разговоры, обращая внимание на всякие мело­чи, которые, однако, удачно дополняли общий портрет. Главное достижение автора, вероятно, в том, что он сумел разрушить сложив­шийся образ купца-пьяницы, которому нет дела ни до чего, и несколь­ко возвысить его в глазах читателя. Например, купцы Кнуров и Воже­ватов («Бесприданница», 1879 г.), думается, имеют приличное образо­вание, а потому, вероятно, и состояние. Кнуров в начале пьесы читает газету, да не какую-нибудь, а французскую. Это даже и не снилось тем­ным торгашам из «Грозы». Вообще образованные купцы у Островско­го г- редкость, а идеальные отсутствуют вовсе. Те же Кнуров и Воже­ватов, пользуясь своим богатством и властью, разыгрывают в «орлян­ку» судьбу Ларисы Огудаловой, решают (без ее ведома), кто из них возьмет ее на ярмарку. В «Грозе» же читатель встречает несколько ут­рированные портреты купцов, изуродованных наличием власти (Каба­нова и Дикой).

Таковы, в основном, у Островского купцы. Главная их проблема - деньги. Если их не хватает (конечно, относительно), то все заботы купе­ческие заключаются в том, где и как их достать (эти вопросы обычно разрешаются в пользу какого-либо обмана); если же денег много, то, в принципе, цель не меняется, что говорит о жадности, да, к тому же, до­бавляется еще и забота о том, как уберечь это богатство. Тем и живут купцы: недоплачивают служащим, выдают (продают) дочерей выгодно замуж, обсчитывают покупателей. Объединяет их лишь то, как это ни парадоксально звучит, что каждый выступает за себя, преследует личную выгоду во всем; в этом их своеобразный уклад.

Несмотря на весь этот мрак, практически в каждой пьесе из глуби­ны вырывается «светлый луч» (по выражению Добролюбова), предвеща­ющий скорое окончание царства тьмы, или «злодей» оказывается повер­жен, порок обличен и справедливость торжествует.

Рассмотрим драму «Гроза» и комедию «Лес». И в том, и в другом произведении на первом плане «дремучая» семья, в доме распоряжает­ся женщина, весьма своевольная (Кабанова - Гурмыжская), чей гнет вынуждена терпеть живущая у нее на попечении девушка (Катерина - Аксюша); в определенный момент на сцене появляется человек, кото­рый нарушает хотя и тягостную, но относительно спокойную жизнь. В произведениях развиты разные конфликты, да и ситуации тоже (кроме вышеуказанных сходств), но общая идея, пронизывающая их сюжеты, одинакова. Проанализировав обе пьесы, все это можно заметить.

В «Грозе» Островский, оперируя незначительным количеством персонажей, сумел раскрыть сразу несколько проблем. Во-первых, это, конечно, социальный конфликт, столкновение «отцов» и «детей», их точек зрения (а если прибегнуть к обобщению, то двух исторических эпох). К старшему поколению, активно выражающему свое мнение, принадлежат Кабанова и Дикой, к младшему - Катерина, Тихон, Вар­вара, Кудряш и Борис. Кабанова уверена, что порядок в доме, контроль за всем, что в нем происходит, - залог правильной жизни. Правильная жизнь же, по ее понятиям, заключается в том, чтобы следовать домо­строевским порядкам и беспрекословно подчиняться старшему (в дан­ном случае ей, т.к. она не видит другой подходящей кандидатуры). Видя, что далеко не все ее требования выполняются, она боится за будущее, как свое, так и своих детей, ведь ее мир рушится, а то, что должно прийти ему, на смену, ей кажется хаосом. Она всеми силами пытается удержать старый порядок, т.к. по-другому жить просто не мо- жст; поэтому фигура Кабановой приобретает трагический оттенок. У Дикого же, напротив, нет и намека на трагичность. Он уверен в своей правоте и в том, что все окружающие зависят только от него, поэтому позволяет себе немыслимо подлые поступки, что представляет собой типичное самодурство.

Младшее поколение смотрит на вещи немного иначе. Все они, за ис­ключением Бориса, который неизвестно зачем терпит своеволие дяди, в той или иной степени выражают протест против притеснения со сто­роны старших. Кудряш бранится с Диким, не давая, таким образом, себя в обиду. Варвара тайком от матери ходит гулять по ночам, а потом и вов­се сбегает с Кудряшом. Борис, как уже говорилось, выносит издеватель­ства Дикого и тем самым выказывает какую-то неприспособленность к самостоятельной жизни. Таков и Тихон. Его абсолютная зависимость от матери обусловлена тем, что он вырос в такой среде, где кто-то обяза­тельно повелевает, а кто-то подчиняется.

Сложнее и трагичнее всего судьба-протест Катерины. Не осознавая четко, что ей нужно, она знает одно: так жить нельзя. Конечно, она часть патриархального Калинова и живет по его законам, но в какой-то мо­мент ей становится все это невыносимо. «Темное царство» дает трещи­ну, и через нее, из самой глубины его, прорывается «светлый луч». Не­ясное стремление Катерины вырваться из этого затхлого мира куда-то (она максималистка, как и Кабанова, для нее возможен только один вариант: или все, или ничего) привело ее в реку, но тем самым она раз­решила в свою пользу конфликт с собственной судьбой: вместо угото­ванной ей участи существования в четырех стенах, вечно попираемой свекровью и мужем, она выбрала свободу, пусть даже ценой жизни.

В «Лесе», конечно, нет столь трагичной развязки, и уже этим он отличается от «Грозы». Указанная выше схема (о деспотичной хозяйке, бедной родственнице и человеке, чье появление служит толчком для развития сюжета), несомненно, присутствует, Аксюша вынуждена под­чиняться Гурмыжской. Но эта линия, как и отношения Аксюши с Пет­ром, - побочная. Главное же - возвращение Несчастливцева, эдакого «блудного сына», в лоно семьи. Это и вызывает к жизни проблему раз­рушения истинного уклада семьи. Гурмыжская «любит» своего родствен­ника Несчастливцева лишь «по долгу», для видимости. Таким же обра­зом она «заботится» и о благополучии Аксюши. Немало в комедии и просто пошлых типов. К примеру, Милонов с его фразой «все высокое и все прекрасное»; или недоучившийся гимназист Буланов, который, по мнению Гурмыжской, был рожден повелевать, а его «заставляли чему- то учиться в гимназии»; купец-делец Восмибратов, нисколько не смуща­ясь обманувший Гурмыжскую и с такой же легкостью вернувший укра­денные деньги; Счастливцев, видящий цель жизни любого человека в богатстве. Сама Гурмыжская также достойна порицания: она пытается убедить всех в своей благопристойности и отсутствующей добродетели (при всем том с радостью прикарманив деньги, предназначавшиеся Не- счастливцеву, которые тот «благородно» отверг).

Таким образом, несмотря на внешнюю разность «Грозы» и «Леса», идея, заключенная в обоих произведениях, одна. Она сопутствовала Ост­ровскому на протяжении всего его творчества, менялся лишь способ ее выражения: то автор облачал ее в сатирический смех, то выставлял откры­то, во всей «красе»… Не менялась лишь суть: темнота, пошлость, развра­щение нравов старого мира и зарождение чего-то нового, которое неиз- пестто к чему ведет, но отжившие порядки уничтожит обязательно, - вот что хотел донести Островский до читателя (или зрителя) в своих пьесах.

Островский известен в литературе как “первооткрыватель” такого сословия, как купечество. Именно он первым обозначил этот тип в качестве серьезного литературного объекта, доказал, что данный герой также интересен и заслуживает не меньшего внимания, чем его предшественники, в первую очередь дворяне. В этом плане Островский принадлежит к писателям так называемой “натуральной школы”, в которую во второй половине 1840-х гг. входили такие авторы, как Гоголь (с некоторыми оговорками), ранний Достоевский, Некрасов, Григорович. Мелкие чиновники,

Станционные смотрители, шарманщики, обитатели “дна”, ставшие героями их произведений, представляют собой замечательное явление в русской литературе. Как и его соратники, Островский изображал подобных людей в обычной для них обстановке, проводя их повседневные разговоры, обращая внимание на всякие мелочи, которые, однако, удачно дополняли общий портрет. Главное достижение автора, вероятно, в том, что он сумел разрушить сложившийся образ купца-пьяницы, которому нет дела ни до чего, и несколько возвысить его в глазах читателя. Например, купцы Кнуров и Вожеватов (“Бесприданница”, 1879 г.), думается, имеют приличное образование, а потому, вероятно, и состояние. Кнуров в начале пьесы читает газету, да не какую-нибудь, а французскую. Это даже и не снилось темным торгашам из “Грозы”. Вообще образованные купцы у Островского – редкость, а идеальные отсутствуют вовсе. Те же Кнуров и Вожеватов, пользуясь своим богатством и властью, разыгрывают в “орлянку” судьбу Ларисы Огудаловой, решают (без ее ведома), кто из них возьмет ее на ярмарку. В “Грозе” же читатель встречает несколько утрированные портреты купцов, изуродованных наличием власти (Кабанова и Дикой).
Таковы, в основном, у Островского купцы. Главная их проблема – деньги. Если их не хватает (конечно, относительно), то все заботы купеческие заключаются в том, где и как их достать (эти вопросы обычно разрешаются в пользу какого-либо обмана); если же денег много, то, в принципе, цель не меняется, что говорит о жадности, да, к тому же, добавляется еще и забота о том, как уберечь это богатство. Тем и живут купцы: недоплачивают служащим, выдают (продают) дочерей выгодно замуж, обсчитывают покупателей. Объединяет их лишь то, как это ни парадоксально звучит, что каждый выступает за себя, преследует личную выгоду во всем; в этом их своеобразный уклад.
Несмотря на весь этот мрак, практически в каждой пьесе из глубины вырывается “светлый луч” (по выражению Добролюбова), предвещающий скорое окончание царства тьмы, или “злодей” оказывается повержен, порок обличен и справедливость торжествует.
Рассмотрим драму “Гроза” и комедию “Лес”. И в том, и в другом произведении на первом плане “дремучая” семья, в доме распоряжается женщина, весьма своевольная (Кабанова – Гурмыжская), чей гнет вынуждена терпеть живущая у нее на попечении девушка (Катерина – Аксюша); в определенный момент на сцене появляется человек, который нарушает хотя и тягостную, но относительно спокойную жизнь. В произведениях развиты разные конфликты, да и ситуации тоже (кроме вышеуказанных сходств), но общая идея, пронизывающая их сюжеты, одинакова. Проанализировав обе пьесы, все это можно заметить.
В “Грозе” Островский, оперируя незначительным количеством персонажей, сумел раскрыть сразу несколько проблем. Во-первых, это, конечно, социальный конфликт, столкновение “отцов” и “детей”, их точек зрения (а если прибегнуть к обобщению, то двух исторических эпох). К старшему поколению, активно выражающему свое мнение, принадлежат Кабанова и Дикой, к младшему – Катерина, Тихон, Варвара, Кудряш и Борис. Кабанова уверена, что порядок в доме, контроль за всем, что в нем происходит, – залог правильной жизни. Правильная жизнь же, по ее понятиям, заключается в том, чтобы следовать домостроевским порядкам и беспрекословно подчиняться старшему (в данном случае ей, т. к. она не видит другой подходящей кандидатуры). Видя, что далеко не все ее требования выполняются, она боится за будущее, как свое, так и своих детей, ведь ее мир рушится, а то, что должно прийти ему, на смену, ей кажется хаосом. Она всеми силами пытается удержать старый порядок, т. к. по-другому жить просто не может; поэтому фигура Кабановой приобретает трагический оттенок. У Дикого же, напротив, нет и намека на трагичность. Он уверен в своей правоте и в том, что все окружающие зависят только от него, поэтому позволяет себе немыслимо подлые поступки, что представляет собой типичное самодурство.
Младшее поколение смотрит на вещи немного иначе. Все они, за исключением Бориса, который неизвестно зачем терпит своеволие дяди, в той или иной степени выражают протест против притеснения со стороны старших. Кудряш бранится с Диким, не давая, таким образом, себя в обиду. Варвара тайком от матери ходит гулять по ночам, а потом и вовсе сбегает с Кудряшом. Борис, как уже говорилось, выносит издевательства Дикого и тем самым выказывает какую-то неприспособленность к самостоятельной жизни. Таков и Тихон. Его абсолютная зависимость от матери обусловлена тем, что он вырос в такой среде, где кто-то обязательно повелевает, а кто-то подчиняется.
Сложнее и трагичнее всего судьба-протест Катерины. Не осознавая четко, что ей нужно, она знает одно: так жить нельзя. Конечно, она часть патриархального Калинова и живет по его законам, но в какой-то момент ей становится все это невыносимо. “Темное царство” дает трещину, и через нее, из самой глубины его, прорывается “светлый луч”. Неясное стремление Катерины вырваться из этого затхлого мира куда-то (она максималистка, как и Кабанова, для нее возможен только один вариант: или все, или ничего) привело ее в реку, но тем самым она разрешила в свою пользу конфликт с собственной судьбой: вместо уготованной ей участи существования в четырех стенах, вечно попираемой свекровью и мужем, она выбрала свободу, пусть даже ценой жизни.
В “Лесе”, конечно, нет столь трагичной развязки, и уже этим он отличается от “Грозы”. Указанная выше схема (о деспотичной хозяйке, бедной родственнице и человеке, чье появление служит толчком для развития сюжета), несомненно, присутствует, Аксюша вынуждена подчиняться Гурмыжской. Но эта линия, как и отношения Аксюши с Петром, – побочная. Главное же – возвращение Несчастливцева, эдакого “блудного сына”, в лоно семьи. Это и вызывает к жизни проблему разрушения истинного уклада семьи. Гурмыжская “любит” своего родственника Несчастливцева лишь “по долгу”, для видимости. Таким же образом она “заботится” и о благополучии Аксюши. Немало в комедии и просто пошлых типов. К примеру, Милонов с его фразой “все высокое и все прекрасное”; или недоучившийся гимназист Буланов, который, по мнению Гурмыжской, был рожден повелевать, а его “заставляли чему-то учиться в гимназии”; купец-делец Восмибратов, нисколько не смущаясь обманувший Гурмыжскую и с такой же легкостью вернувший украденные деньги; Счастливцев, видящий цель жизни любого человека в богатстве. Сама Гурмыжская также достойна порицания: она пытается убедить всех в своей благопристойности и отсутствующей добродетели (при всем том с радостью прикарманив деньги, предназначавшиеся Несчастливцеву, которые тот “благородно” отверг).
Таким образом, несмотря на внешнюю разность “Грозы” и “Леса”, идея, заключенная в обоих произведениях, одна. Она сопутствовала Островскому на протяжении всего его творчества, менялся лишь способ ее выражения: то автор облачал ее в сатирический смех, то выставлял открыто, во всей “красе”… Не менялась лишь суть: темнота, пошлость, развращение нравов старого мира и зарождение чего-то нового, которое неизвестно к чему ведет, но отжившие порядки уничтожит обязательно, – вот что хотел донести Островский до читателя (или зрителя) в своих пьесах.

А.И. ЖУРАВЛЁВА, М.С. МАКЕЕВ. ГЛАВА 5

ПОРЕФОРМЕННАЯ РОССИЯ ОСТРОВСКОГО. КОМЕДИЯ «ЛЕС»

Театр Островского по преимуществу комедийный. И это вы­ражается не только в количественном преобладании комедий в его наследии, но и в той важной, мировоззренческой роли, ко­торую смех и комическое играют во всех других, некомедий­ных в основе, пьесах Островского. Даже в «Грозе» и «Бесприданнице», с их сгущенным драматизмом и гибелью главных ге­роинь, есть комические сцены и персонажи и художественная функция смеха очень существенна.

Уже при вступлении в литературу драматург осознавал свою одаренность именно в этой области: «Согласно понятиям моим об изящном, считая комедию лучшей формою к достижению нравственных целей и признавая в себе способность воспроиз­водить жизнь преимущественно в этой форме, я должен был написать комедию или ничего не написать» (11, 17).

Островский, возражая тем, кто позднее вхождение театра в русскую культуру связывал с особенностями нашей истории и русского национального склада, не дававших якобы материала для драматической формы воспроизведения жизни, писал: «Как отказать народу в драматической и тем более комической про­изводительности, когда на каждом шагу мы видим опровержение этому и в сатирическом складе русского ума, и в богатом, летком языке; когда нет почти ни одного явления в народной жизни, которое не было бы схвачено народным сознанием и очерчено бойким, живым словом; сословия, местности, народные типы - все это ярко обозначено в языке и запечатлено навеки. Такой народ должен производить комиков, и писате­ли, и исполнителей» (10, 36). Но не только характер одаренности и личный взгляд Ост­ровского на значение комедии объясняют его приверженность к ней. К моменту вступления Островского в литературу в гла­зах русских читателей авторитет высокой общественной коме­дии, созданной Грибоедовым и Гоголем, был очень велик. Дело в том, что в русской драматургии комедия стала универсаль­ным жанром, средоточием социального критицизма и нравст­венного самопознания современного человека. Это был жанр, принявший на себя те функции, которые в европейской лите­ратуре уже выполняла драма (в узком значении термина). В конечном итоге в художественном мире Островского и драма формировалась в недрах комедии.

Мы уже видели в предшествующих главах, что Островский пришел в литературу как создатель национально-самобытного театрального стиля, опирающегося в поэтике на фольклорную традицию. Это оказалось возможным потому, что начинал дра­матург с изображения патриархальных слоев русского народа, сохранивших допетровский, в основе своей почти ещё неевро­пеизированный семейно-бытовой и культурный уклад. Это была ещё «доличностная» среда, для изображения её могла быть мак­симально широко использована поэтика фольклора с её пре­дельной обобщенностью, с устойчивыми типами, как бы сразу узнаваемыми слушателем и зрителем, и даже с повторяющейся основной сюжетной ситуацией - борьбой молодой влюбленной пары за свое счастье. На этой основе был создан тип «на­родной комедии» Островского, с такой комедии начинался и его путь на сцене: в 1853 г. в Москве впервые пошла пьеса Островского «Не в свои сани не садись».

Но уже в «Грозе» этот с любовью нарисованный молодым Островским мир был показан на историческом переломе. Ос­новой конфликта здесь стало не столкновение «правильного» патриархального мира и европеизированной современности, а перемены, зреющие внутри самого этого замкнутого «калиновского» мира.

До конца жизни Островский будет использовать многие ху­дожественные открытия своей творческой молодости. Народ­но-поэтическая краска сохранится в его творчестве навсегда, но русская жизнь предстанет в самых разных срезах и аспектах, исчезнут границы между патриархальным миром Замоскворе­чья и всей остальной современной Россией. Да и само понятие современности будет становиться все более универсальным. Эта новая «современность» Островского длится и сегодня. Тем не менее, как сказал однажды сам драматург, «только те произве­дения пережили века, которые были истинно народными у себя дома». И можно было бы добавить: «современными своему вре­мени». Таким писателем всегда был Островский. «Лес» тесно связан со своим временем, автор как будто бы совсем не занят тем, чтобы вписать судьбы своих героев в «большое историчес­кое время», но это происходит само собой, органично, поскольку всякая частная судьба связана с общеисторическими и в конеч­ном счете общечеловеческими проблемами.

Островский приходит в литературу как писатель непривиле­гированных слоев общества, жизнь которых и становится пре­обладающим предметом изображения в его раннем творчестве, где дворянские герои, всегда сатирически обрисованные, появляются лишь эпизодически.

В «Воспитаннице», не случайно вызвавшей безоговорочную поддержку наиболее радикальной критики (Чернышевский, Добролюбов, Писарев отозвались о ней одобрительно), драма­тург рисует дворянскую усадьбу с бескомпромиссным осуждением. Здесь для изображения подчеркнуто выбрано не культур­ное «дворянское гнездо», а поместье темной, жестокой и лицемерной крепостницы.

К типу дворянского интеллигента Островский впервые об­ратится в конце 60-х годов, но в его мире попытка освоения образа дворянского личностного героя завершится созданием сатирической комедии «На всякого мудреца довольно простоты» и других антидворянских комедий (наиболее яркая из них - сатирическая комедия «Волки и овцы»). Высоким героем в пореформенной драматургии Островского оказывается не благо­родный дворянин, а нищий провинциальный актер Несчастлив­цев. И «путь в герои» этот деклассированный дворянин проходит на глазах у зрителей.

Широкая картина сложных социальных процессов, проис­ходивших в России после десятилетия реформ, роднит «Лес» (1870) с великими русскими романами этого времени. Пьеса Островского открывает десятилетие, когда создавались семейные романы, пронизанные мыслью о нерасторжимой связи семьи и общества. Как Толстой и Щедрин, Островский замечательно почувствовал, что в России «все переворотилось и только укла­дывается», как сказано в «Анне Карениной». И именно семья отражает эти перемены в обществе в концентрированном виде.

Быстрое разрушение авторитарной (основанной на власти «старших» и незыблемых правилах) морали, характерной для феодального уклада, несет с собой, конечно, освобождение лич­ности, открывает перед индивидуальным человеком гораздо больше возможностей. Но эти же процессы лишают личность тех опор, которые предоставляли ей патриархальные формы организации общества. Эти патриархальные формы, и прежде всего семейная мораль, разумеется, сковывали человека, но они же давали ему и некоторые гарантии существования: как бы ни сложилась его судьба в жизненной борьбе, он оставался членом семейного коллектива, семья брала на себя заботу о его суще­ствовании в силу традиции, под давлением общественного мне­ния среды. Та же патриархальная мораль, основанная на авто­ритете старших и, главное, традиционных моральных норм, не обсуждаемых и не подвергаемых сомнениям, налагала узду на своеволие личности, вводила отношения людей в известные границы.

Конечно, разложение патриархальной морали и патриархаль­ных форм жизни совершалось постепенно и уже в предреформенный период зашло достаточно далеко. Именно Островский, опоэтизировавший в своих первых пьесах идеальную модель патриархальной семьи, как никто другой в русской литературе, по­казал и процессы разложения этой морали, ярко выразившиеся в открытом им и художественно освоенном явлении - само­дурстве. Но с крушением крепостного права процесс разруше­ния патриархальных устоев и нравственных норм, можно ска­зать, завершился, во всяком случае в привилегированных клас­сах. Распались последние скрепы. Человек оказался покинутым на самого себя. Достоевский гениально запечатлел нравствен­ные искания и духовную тревогу этих одиночек, членов «слу­чайных семейств», как он говорил. Но в то время как люди с чуткой совестью и привычкой к самоанализу бились над выра­боткой иных принципов нравственного самостояния, большин­ство, миллионы людей плыли по течению, не особо задумыва­ясь над сложными проблемами. Вот эти обычные, ни в чем не исключительные люди и были героями Островского. Но разнообразие лиц и судеб здесь ничуть не меньшее, чем среди интел­лектуальных героев русского романа.

Старая мораль утрачена, новая не сложилась. Перед каждым решением человек одинок, он сам должен сделать выбор. Нрав­ственные катастрофы, как и медленное сползание в жизнь без всяких представлений о нравственных нормах, с мыслью лишь о материальных успехах и удовольствиях, происходят на фоне совершенно иных, чем прежде, непривычных экономических отношений в обществе. «Бешеных денег», по выражению Ост­ровского, не стало хватать для людей, привыкших жить на до­ходы от крепостных имений. Дворяне втягивались в борьбу за наживу, а то и за средства существования, ведя её каждый в соответствии со своими способностями и деловыми качества­ми: одни становились предпринимателями, другие сводили леса и спускали родовые вотчины, некоторые теряли экономичес­кий статус своего класса, пополняя ряды трудовой интеллиген­ции, а то и люмпен-пролетариата.

Пореформенная драматургия Островского широко отразила все эти процессы. Но в «Лесе», затрагивая и их, драматург все же сосредоточен на нравственном аспекте происходящих в Рос­сии перемен. Через семейный конфликт в комедии просвечи­вают огромные сдвиги, происходящие в русской жизни. В этом «глухом помещичьем захолустье» (слова одного из недоброже­лательных критиков «Леса») поистине чувствуется ветер исто­рии, сдвинувший с привычных мест, из жестких и прочных ячеек вчерашнего иерархически организованного государства многих и многих людей. И вот они сталкиваются и спорят, воюют друг с другом в гостиной помещицы Гурмыжской, люди, которых раньше немыслимо было представить в каком бы то ни было диалогическом общении: уездная знать, серый неграмотный купчина, бедная (но вовсе не бессловесная) воспитанница, не­доучившийся гимназист из разорившегося дворянского семей­ства, помещик Гурмыжский, ставший провинциальным траги­ком Несчастливцевым, беспаспортный актер из мещан Счаст­ливцев.

«Лес» - одно из самых совершенных и самых сложных про­изведений Островского. Эта пьеса вобрала в себя черты трех типов его комедий - народной, сатирической и комедии с высоким героем. В ней гармонично сочетаются многие их жанро­вые признаки, но в целом она выходит за рамки каждой из этих жанровых разновидностей, как бы являя собой обобщен­ный образ комедийного театра Островского.

Эта жанровая сложность отразилась в конструкции пьесы, проявилась в сложности её сюжетного построения, в котором Островский достиг удивительного равновесия. Любовная линия Аксюши и Петра, разработанная автором в форме народной

комедии и живо напоминающая начало пути драматурга, не выдвигается здесь на первый план, хотя развитие действия и драматическая борьба в своем фабульном выражении сосредоточены именно в судьбе этих героев. Можно сказать, что участь Аксюши становится в пьесе поводом для развертывания другой линии действия - борьбы между сатирически обрисованным миром помещичьей усадьбы, центром которой, её идеологом становится Гурмыжская, и блудным сыном дворянского рода Гурмыжских Несчастливцевым, свободным художником, «бла­городным артистом».

Несчастливцев, являющийся в усадьбу с самыми мирными намерениями, втягивается в борьбу с большим трудом. Тем блистательнее его нравственная победа в финале. С образом Несчастливцева в пьесе связана героическая, высокая линия. Она как будто бы преобладает в общем балансе жанровых тенденций пьесы, ярче всего окрашивает её. Но бесспорно, что во всей полноте и духовной значительности эта линия рас­крывается на фоне и в тесной связи с сатирической стихией комедии. Здесь в рамках семейного конфликта дается острая социальная (а отчасти и политическая) характеристика общест­ва пореформенной эпохи. Именно в столкновении с такими антагонистами Несчастливцев выглядит подлинно высоким героем.

При своем появлении «Лес» вызвал массу упреков в несо­временности и самоповторах, но вскоре стал одной из самых репертуарных пьес Островского, классикой из классики, и уп­реки критиков забылись ещё при жизни автора. А между тем, как это часто бывает, недоброжелатели отметили - правда, в осудительном тоне - существенные стороны театра Остров­ского, блистательно проявившиеся в комедии: тяготение к ус­тойчивым типажам, черты каноничности, эпической устойчи­вости его мира, глубоко залегающие пласты культурных (прежде всего театрально-культурных) ассоциаций. Простые житейские истории, лежащие в основе фабулы, понятны каждому зрите­лю, их можно воспринять, опираясь исключительно на свой житейский опыт, но зритель, способный почувствовать литера­турно-театральный пласт пьес Островского, получит многократ­но большее художественное наслаждение. В «Лесе» и эти свой­ства театра Островского выражены особенно ярко. Пожалуй, именно благодаря им «Лес», сохраняя качество характерной для Островского эпичности, широкого, неодностороннего взгляда на жизнь и человека, оказывается одной из наиболее сатири­чески острых пьес драматурга, буквально пронизанной злободневностью.

Вместе с тем в комедии хорошо видно многообразие смеха Островского. Здесь и уничтожающий, презрительный смех, гра­ничащий с сарказмом, и лукаво-добродушный, и смешанный с состраданием и жалостью. Но главное - смешное и высокое в мире Островского не противопоставленные понятия, одно не исключает другого. Вдумчиво прочитав «Лес», можно предста­вить себе театр Островского как единое целое.

Топография пьес Островского обладает одним удивительным свойством: это очень конкретное, замкнутое и самодостаточ­ное место. Происходит ли действие в Москве, в вымышленном провинциальном городке, стеснено ли оно до размеров богато­го купеческого или маленького мещанского дома, - в любом случае оно незаметно и будто бы ненамеренно, с величайшей естественностью соотнесено со всей Россией, с общерусскими чаяниями и проблемами. И происходит это прежде всего потому, что герои Островского в своих ежедневных заботах и хлопотах, в своих служебных и семейных делах - словом, в своей повседневности оказываются вовсе не чуждыми общих идей и понятий о чести, долге, справедливости и патриотизме. Все это у Островского проявляется в человеческой жизни еже­минутно и ежечасно - только тут, в живой реальности, всякое слово и общее понятие подтверждают свою истинность и цену. Или нет - не подтверждают. Полем выяснения самых серьез­ных истин нередко оказывается комический диалог, как, например, спор о патриотизме в пьесе «Правда - хорошо, а счастье лучше»:

Барабошев. Какой ты можешь быть патриот? Ты не смеешь и произносить, потому это высоко и не тебе понимать.

П л а т о н. Понимаю, очень хорошо понимаю. Всякий человек, что большой, что маленький, - это все одно, если он живет по правде, как следует, хорошо, честно, благородно, делает свое дело себе и другим на пользу, - вот он и патриот своего отечества.

Какая это, в сущности, основополагающая, фундаменталь­ная истина! И как естественно, без натуги и патетики она пре­подносится зрителю...

В мире Островского герои побеждают словом, и параллель­но борьбе интересов, реализуемой в сюжетно-событийном ряду, идет и борьба слов. Всем героям присуще какое-то почти сак­ральное, магическое понимание слова. Овладеть им, назвать - значит овладеть обстоятельствами, одержать победу в жизнен­ной битве. Слово для всех важнейшее оружие. Но не все равны в отношении к нему: у одних слово - маска, у других слово честное, такое, за которым стоит правда, которое поддержано и подтверждено поступком, выбором. Как во всей драматургии Островского, в «Лесе» тоже идет сражение слов. Но тут слово особенно сложно и многомерно. Дело в том, что вся эта бата­лия слов соотнесена, с одной стороны, с социальной реальнос­тью современной России, отразившейся в этом «глухом поме­щичьем захолустье», в усадьбе Пеньки. Усадьба эта, однако, стоит на пути из Керчи в Вологду, т.е. на географической оси, соединяющей юг и север России. Образ дороги - один из са­мых важных в комедии, он вообще тяготеет к символу пути, своего рода вечной метафоре русской истории. Но как эта тема просто, непатетически разработана Островским, всегда умевшим разглядеть значительное в обыденном, - мы ещё увидим. С другой же стороны, словесная битва соотнесена с миром ис­кусства, самая суть которого в том, чтобы расширить границы опыта одной человеческой жизни, вооружить каждого мудростью и опытом, накопленным поколениями до него, и, следовательно, раздвинуть время.

Да, верно широко распространенное мнение, ставшее уже общим местом в работах о «Лесе»: в этой пьесе искусству (и людям искусства) дано судить жизнь, причем жизнь, достаточ­но далекую от идеалов. «Без такого глубокого и яркого проти­воречия между душой артиста и невежеством «леса» нет роман­тизма, нет поэзии», - писал В.И. Немирович-Данченко, кри­тикуя современные ему постановки комедии. Но, думается, все ещё сложнее: само искусство в «Лесе» не парит над жизнью, а несет в себе её черты. Островский не склонен патетически идеа­лизировать даже глубоко любимый им театр, он и на него смот­рит трезво и с усмешкой. Вся война идет на почве искусства и, если можно так выразиться, ведется средствами искусства. И путь к высоте и торжеству нелегок, не легче, чем пешее хожде­ние из Керчи в Вологду.

«Лес» - театр в театре, потому что основные участники ин­триги стремятся достичь своих целей, задумывая и ставя каждый свой спектакль. Но прежде чем развернутся и придут в столкновение эти спектакли, драматург готовит сцену и зрителей. Помимо действующих лиц, «актеров» Гурмыжской и Несчастливцева, Улиты и Счастливцева, Островский вводит в пьесу и «зрителей» - соседей Гурмыжской. Не участвуя в интриге, они абсолютно необходимы не только для характеристики того мира, в котором развернутся события (это обычно в театре Остров­ского), но ещё и как те, для кого разыграны спектакли.

Сатирические цели комедии требуют точных социальных характеристик, и драматург, конечно, не пренебрегает ими. Каждый из обитателей «Леса», которым противостоит высокий герой, самораскрывается в своих общественных и социальных устремлениях, в собственных обезоруживающе откровенных, как бы наивных рассуждениях.

Особенно выразительны «богатые соседи Гурмыжской» (так в ремарке) - бывший кавалерист Уар Кирилыч Бодаев, так ска­зать, Скалозуб в отставке, кипящий ненавистью к земству; Ев­гений Аполлонович Милонов, произносящий сладкие речи о добродетели и тоскующий об ушедших временах крепостниче­ства. Его монолог, рисующий «нравственную идиллию» крепост­ной усадьбы, написан вполне в щедринских тонах: «...Уар Ки­рилыч, когда были счастливы люди? Под кущами. Как жаль, что мы удалились от первобытной простоты, что наши отечес­кие отношения и отеческие меры в применении к нашим мень­шим братьям прекратились! Строгость в обращении и любовь в душе - как это гармонически изящно! Теперь между нами явил­ся закон, явилась и холодность; прежде, говорят, был произ­вол, но зато была теплота».

Вообще Милонов - персонаж по видимости второстепен­ный, по существу же - главный идеологический оппонент ав­тора. В пьесе он выступает в паре с Бодаевым, глуховатым, а иной раз, похоже, и преувеличивающим свою глуховатость ради удовольствия рявкнуть в полный голос что-нибудь неудобное - как это простительно слабослышащим людям. И Раисе Пав­ловне Гурмыжской от Уара Кирилыча время от времени доста­ется более или менее по заслугам. «Какая героиня, просто бла­жит», - кидает он реплику Милонову, когда тот называет ге­роиней пятидесятилетнюю Гурмыжскую, объявившую о своем решении выйти замуж за гимназиста-недоучку Буланова.

Сам же Евгений Аполлонович Милонов совершенно не та­ков. Евгений - «благородный» - Аполлонович (отчество ком­ментариев не требует) со своей типично классицисте кой фами­лией едва ли не большинство реплик, относящихся к Гурмыж­ской, начинает одними и теми же словами: «Все высокое и все прекрасное...» Так же звучит и поздравление хозяйки имения с замужеством. Пара соседей-помещиков Милонов - Бодаев обо­значает местную общественность, дворянское собрание и по­мещичий хор, мнение высшего губернского общества. И не­смотря на меткое и беспардонное, хоть и топорное резонерство Бодаева, за Милоновым в этой паре все-таки последнее слово. Конечно, Милонов моложе и лишен, в отличие от напарника, видимых физических недостатков, но главное все же в ином: что там ни бурчи Уар Кирилыч, как ни бодайся, а оба они с Милоновым остаются помещиками, людьми привилегирован­ного сословия, и приторное, тошнотворное словоблудие Милонова и призвано охранять его привилегии. Словоблудие ретро­градное, обветшалое, несмотря на сравнительную молодость Милонова: его липовые «аркадские кущи», конечно, в первую очередь из «золотого» (для дворянства) екатерининского и елизаветинского века, да и весь он с его речами как-то пропах стилизованной эстетикой той эпохи, как и большинство щед­ринских градоначальников (особенно градоначальниц) или исторические анекдоты Пруткова-деда... Словоблудие обвет­шало, так ведь обветшали и привилегии, которые оно призвано оправдывать...

Если речи Гурмыжской лишены черт карикатурности, то Милонов - весь острейшая карикатура на некую сверхдворян­скую сверхтрадиционность и сверхутонченность. Потому что Гурмыжская - комедиантка чисто практическая, её дело не выступать, а проскользнуть, выходить сухой из воды в не со­всем удобных обстоятельствах. А Милонов берет на себя задачу оправдывать и эстетизировать подобные неудобные обстоятель­ства и, по сути, весь строй, всю систему, которыми они дер­жатся. Он комедиант идейный, если не сказать идеологический клоун, и тоже в своем роде единственный у Островского.

И хоть первые критики и недоумевали по поводу интереса драматурга к «глухому помещичьему захолустью», но в том-то и дело, что ни о каком «застое» тут и говорить не приходится. В «Лесе» как раз передана атмосфера взволнованного возбужде­ния переменами, все сдвинулось со своих мест, все чувствуют

невозвратность прошлого. Недаром в последних сценах по по­воду чисто барских прожектов относительно чистки прудов и заведения конного завода Буланова, положение которого вне­запно переменилось, Бодаев трезво бросает: «Врет! Все промо­тает!» Остальные суетливо стараются сохранить что можно, всеми силами воспрепятствовать переменам (Бодаев о земстве: «Я не заплачу ни копейки, пока жив; пускай описывают имение... Никакой пользы, один грабеж») или хоть скорее взять от жизни побольше.

Спор о причинах дворянского разорения причудливо соеди­няет все эти тенденции:

Б о д а е в. ...Нужна любовнику ермолка с кисточкой, она лес продает строевой, береженый, первому плуту...

М и л о н о в. ...Не от дам разорены имения, а оттого, что свободы много.

Столь же тщательно, как «зрителей», рисует Островский и пассивного участника интриги Буланова, которому на наших глазах суждено возвыситься от двусмысленной роли прижива­лы богатой барыни до почтенного члена уездного дворянского общества, по достижении совершеннолетия ему даже сулят по­четную выборную должность. Характеристика Буланова завер­шается простодушной репликой Гурмыжской, за которой так и чувствуется лукавая усмешка автора: «Ужасно! Он рожден по­велевать, а его заставляли чему-то учиться в гимназии».

Мотив игры двух разножанровых и разнонаправленных спек­таклей скрепляет, собирает воедино все сюжетные линии пьесы.

На первый взгляд Островский реализует знаменитую мета­фору Шекспира «мир - театр, люди - актеры». Но возрож­денческого взгляда на искусство как абсолютно освобождаю­щую от всех запретов и скреп обычая силу и на человека как в идеале абсолютно свободную индивидуальность нет и не может быть у Островского, человека XIX столетия. «Свобода и неразрывно связанная с ней ответственность», «искусство и нравст­венность» - эти формулы Аполлона Григорьева, поэта и заме­чательного критика, друга молодости Островского, безусловно, точнее выражают отношение драматурга к проблеме. Заверша­ется этот мотив предпринятого в «Лесе» испытания жизни те­атром, но в равной мере и театра жизнью, своеобразной «искусствоведческой формулой» Несчастливцева в его обращении к Гурмыжской и её гостям: «Комедианты? Нет, мы артисты, а комедианты - вы... Вы комедианты, шуты, а не мы».

Перенесение театра в жизнь, использование игры как мас­ки, скрывающей подлинное лицо и цели, - это, по Островско­му, нравственно недоброкачественное комедиантство. Все так, но только к формуле этой и сам Несчастливцев пробивается с трудом, после того как он, актер-профессионал, потерпел по­ражение в комедиантстве от дилетантки Гурмыжской.

Герои-антагонисты вступают в борьбу, сочиняя и разыгры­вая разные в жанровом отношении «пьесы»: Гурмыжская - комедию интриги, временами переходящую в фарс. её роль-маска - добродетель и благопристойность. При первом же по­явлении на сцене она подробно раскрывает перед зрителем свое амплуа, выбранную роль, которую играет вот уже шесть лет (о чем мы узнаем несколько позже из её беседы с Улитой). За­тем в разговоре слуг с Аркашкой та же её роль комментируется Улитой и Карпом. Улита дает официальную версию: деньги Гур­мыжской идут на благотворительность, «всё родственникам». Карп говорит правду: барыня проматывает состояние с лю­бовниками.

В речах Гурмыжской и в разговорах о ней все время мелька­ют слова «роль», «игра», «комедия» и т.п. её затея выдать Була­нова за жениха Аксюши не вызывает доверия у хорошо знаю­щей её прислуги: и Карп и Улита предвидят, что роль, отведен­ная Буланову, переменится. Аксюша говорит: «Я ведь не выйду за него, так к чему же эта комедия?» «Комедия! - подхватыва­ет её благодетельница. - Как ты смеешь? Да хоть бы и коме­дия; я тебя кормлю, одеваю и заставлю играть комедию».

Сама Гурмыжская постоянно говорит о своей жизни как о некоем спектакле. «С чего это я расчувствовалась! Играешь-играешь роль, да и заиграешься. Ты не поверишь, мой друг, как я не люблю денег отдавать!» - признается она Буланову после того, как Несчастливцев отобрал у Восмибратова и вер­нул тетке причитающуюся ей за проданный лес тысячу. После того как Гурмыжская решила судьбу Буланова, она оценивает свою прежнюю «игру» так: «Сколько я перенесла неприятностей за эту глупую комедию с родственниками!»

Надо сказать, героиня «Леса» - персонаж, находящийся на особом положении не только в этой пьесе, как абсолютный антагонист её героя трагика Несчастливцева, но, пожалуй, и во всей драматургии Островского как столь же абсолютный анта­гонист самого автора. Во-первых, автор непримирим к Гурмыж­ской по-своему, может быть, сильней, чем даже к Липочке из комедии «Свои люди - сочтемся!». А во-вторых, такой редкой для Островского непримиримости соответствует совершенно уникальное положение Гурмыжской в важнейшей для Остров­ского системе речевого мира, речевого обличия персонажей.

Буквально отождествлять писателя Островского с героями его пьес - верх наивности, но весь его творческий путь начи­ная с молодой редакции «Москвитянина», в сущности, одушев­лен одной задачей - полноценной художественной реабилита­ции русской просторечности. И в мире его пьес у любого ге­роя, из какой среды его ни возьми (будь он из «благородных», «цивилизованных», театральных или даже высокопоставленных), хоть на миг в чем-то да прорежутся черточки, ощутятся следы такой живой просторечности. Кроме Гурмыжской. Ей в этом отказано полностью. Причем речь Гурмыжской никак не назо­вешь карикатурной. В сущности, этот персонаж показывает, как уверенно Островский мог бы писать пьесы в стилистике, ска­жем, Тургенева, во всяком случае владеть внешне речью, по­добной речи его персонажей. Раиса Павловна изъясняется непринужденно, иногда даже по-своему живо («Ах, так он Несчастливцев...»), как бы теперь сказали, - нормально. Но, вслушиваясь в текст, начинаешь понимать, что такая вот сти­левая выдержанность как бы диктуется одним - функциональ­ностью. Речь Гурмыжской именно такая, потому что она ника­кая, это ловкая - в меру ума Раисы Павловны - речь, нужная ей речь, которая обслуживает её планы и тайные до поры на­мерения, её притворство, её театр. В мире Островского речь комедиантки Гурмыжской принципиально не художественна, поскольку никогда не бескорыстна, как и все её поведение и натура.

Здесь надо сказать вот о чем. Видимое отсутствие надрыв­ных нот экологической патетики в «Лесе» не должно вводить в заблуждение относительно широты проблематики пьесы. Ост­ровский, автор «Снегурочки», тяжелым трудом приобретший свое лесное Щелыково, к деятельности гурмыжских и восмибратовых относился вполне определенно. И одно заданное изначально, доминантное сопоставление слов «Лес» как назва­ния пьесы и «Пеньки» как названия усадьбы Гурмыжской стоит многих дискуссий. Речь ведь идет не о какой-то цивили­зованной лесопромышленности, лесном хозяйствовании и т.д. Пеньки - оставленные стоять пни - не признак хозяйствен­ности, и вальяжный Восмибратов, за день поспевший и срубить и вывезти фактически уворованный лес, конечно, рвач и хищ­ник не лучше Гурмыжской. Но речь о разорении и разворовы­вании, приобретающем национальные масштабы, и именно хо­зяйка лесного поместья Гурмыжская с её постыдными прихо­тями, к своей земле относящаяся не лучше, чем к своей воспитаннице Аксюше, - причина и источник этого зла и во­ровства в стране, где леса и земли на добрую долю состояли из таких вот поместий с их хозяевами.

Несчастливцев оказывается чуть ли не всю свою жизнь втя­нутым в ту комедию, которую играет Гурмыжская. Благодаря ей он остался полуграмотным - вспомним сцену чтения пись­ма и разговор о нем с Милоновым и Бодаевым. Гурмыжская, пожалевшая денег на воспитание племянника, прикидывается, что учила его на медные деньги из принципиальных соображе­ний, полагая, что образованность не приносит счастья. Она, видимо, была его опекуншей и осталась ему должна тысячу рублей. В той комедии, которую разыгрывает Гурмыжская на протяжении сценического действия «Леса», Несчастливцеву, по верному замечанию Ар кашки, отведена роль «простака», а не «благородного героя», каким считает себя сам Геннадий Демьяныч.

Но и Несчастливцев тоже, появляясь в Пеньках, надевает маску и ставит свой спектакль, сочиняя и разыгрывая мелодра­му. Островский в общем не щадит героя: трагик постоянно попадает в нелепые положения. Театральные штампы совершенно заслоняют от него реальность, мешают понять происходящее в усадьбе. Невозможно придумать что-нибудь более неподходя­щее к случаю, чем обратиться к Гурмыжской словами Гамлета, адресованными Офелии, но Несчастливцев совершает такую нелепость. Сочинив себе роль благородного офицера в отстав­ке, герой на протяжении третьего действия как будто вполне успешно обманывает обитателей Пеньков, но на самом деле его речи здесь, по существу, монтаж из сыгранных ролей. Эта игра увенчивается его отказом от наследственной тысячи, ко­торую задолжала ему Гурмыжская и которую она пытается ему вернуть после того, как, можно считать, Несчастливцев все-таки победил Восмибратова своим актерским искусством и заста­вил его возвратить деньги тетке. И тем не менее зритель видит, что на самом деле герой становится невольным участником той пьесы, которую разыгрывает в жизни его тетка. И в прошлом он покорно принял и выполнял предначертанную ею роль облагодетельствованного родственника, и сейчас как бы слу­жит живым подтверждением её репутации благотворительни­цы. Изображая из себя отставного офицера, рисуясь перед тет­кой и немного перед Аксюшей, слегка куражась над Булано­вым, благодушно беседуя с Карпом, Несчастливцев проявляет полную слепоту к тому, что происходит в усадьбе. Сочиненная им самим литературная, условная ситуация совершенно засло­нила перед ним подлинную жизнь. В ответ на его великодуш­ные жесты с деньгами Гурмыжская за глаза говорит о племян­нике: «Он какой-то восторженный! Просто, мне кажется, он глупый человек». А Несчастливцев надеется, что поражает ок­ружающих великодушием и широтой натуры!

Спектакли главных антагонистов - Гурмыжской и Несчастливцева - имеют свои пародийные варианты, своих снижаю­щих двойников. Аристократ между актерами трагик Несчастлив­цев изображает и между дворянами если не аристократа, то как-никак представителя элиты дворянского сословия - офицера, пусть и отставного. А его двойник Счастливцев, «маленький человек» театрального мира, изображает аристократа между слу­гами - лакея-иностранца. Стремящаяся к наслаждениям и на склоне лет покупающая их Гурмыжская имеет зеркальное отражение в Улите, которая тоже платит за свои женские ра­дости - наушничеством барыне и настоечкой кавалерам.

Трагик гордится своим амплуа, принципиально третируя комедию и комиков («Комики - шуты, а трагики - люди, братец...»), гордится прямо-таки сословной, дворянской гор­достью.

Островский, считавший комедию основой национального репертуара своего общенародного, несословного театра и не­однократно вкладывавший суждения, подобные тем, что про­износит здесь Геннадий Демьяныч, в уста героев-ретроградов (например, Крутицкого в комедии «На всякого мудреца довольно простоты»), конечно, понимает эту черту своего героя как ко­мическую и «наказывает» его тем, что именно презренный ко­мик прекрасно разбирается в истинном положении дел в усадь­бе и раскрывает на него глаза и Несчастливцеву. Зато после этого герой оказывается вовсе уже не таким беспомощным ро­мантическим идеалистом, а человеком умным и житейски опыт­ным. Отбросив мелодраму, сняв маску и отказавшись от цитат, а точнее, отстранившись от своего театрального реквизита, используя его уже только по мере надобности, Геннадий Демьяныч Несчастливцев действует четко, прекрасно понимая психологию тетки, точно предугадывая все её возможные пси­хологические реакции. Он развязывает все узлы интриги и при­водит к счастливому концу любовную линию пьесы.

«Тайна» Несчастливцева раскрыта, все узнают о том, что «последний Гурмыжский» - провинциальный актер, и вот здесь-то в нем проявляется настоящее благородство артиста и гордость человека труда. Последний монолог Несчастливцева плав­но переходит в монолог Карла Моора из «Разбойников» Шил­лера - на помощь актеру приходит как бы само искусство театра, искусство драмы в самых авторитетных его образцах, во всяком случае для зрителей и читателей его эпохи. Примечательно, что, начиная с опоры на роли, причем в этом ряду равны Гамлет, Велизарий и совсем ныне невосстановимые, но современни­кам-театралам прекрасно известные персонажи мелодрам, в конце концов Несчастливцев уже может опереться даже не на Карла Моора, а на самого Шиллера, автора. «Я говорю, как Шиллер, а ты, - как подьячий», - презрительно бросает он Милонову.

Как уже говорилось, широкое использование литературных реминисценций, прямых цитат, образных перекличек и ассо­циаций - одно из важных свойств театра Островского, весьма полно представленное в «Лесе». Мы видели, что в значитель­ной мере оно проявилось и в построении фабулы.

На богатой литературной почве вырастает и характер героя. «Помесь Гамлета с Любимом Торцовым», - неплохо сострил враждебный критик. Ну, точнее было бы с героем знаменитой комедии «Бедность не порок» поставить в ряд не Гамлета, а Чацкого. Чацкий - Гамлет русской сцены, «единственное ге­роическое лицо в нашей литературе», «одно из высоких вдох­новений Островского», как сказал Ал. Григорьев, до «Леса» не доживший. Лицо, которому дано выразить авторскую пози­цию, - вот суть высокого героя драмы. Первым классическим образцом такого героя стал Чацкий, впитавший лирическую сти­хию грибоедовской пьесы и потому уже не резонер. В Чацком фактура образа героя как бы сложилась в канон, образец, она исполнена цельности, непротиворечива. Островский создает свой вариант высокого героя, функционально сходного с грибоедовским, но с фактурой, прямо противоположной Чацкому. Классическую ясность «героя во фраке» сменяет великое шутовство и юродство. Любим Торцов глубоко отвечал духу времени: «неблагообразные» герои, открывающие некую истину, приходящие со своим проникновенным словом о мире, в 60-е годы появляются у Некрасова, Достоевского и писателей мень­шего масштаба. Островский - открыватель этого типа.

Цитатность речей Несчастливцева реалистически мотивиро­вана сюжетно. Но характеристика героев с помощью литера­турных реминисценций используется в «Лесе» гораздо шире. Гурмыжскую не раз называли Тартюфом в юбке. Счастливцев сам именует себя Сганарелем, сразу вызывая в памяти зрите­лей целую группу комедий Мольера с участием этого героя, бытовавших на русской сцене до появления «Леса». Но, несо­мненно, среди всех западноевропейских наиболее значительны ассоциации с «Дон Кихотом» Сервантеса. Сближение Несчас­тливцева с героем Сервантеса мелькало уже в современной Ост­ровскому критике, правда, там оно было довольно поверхност­ным, имело, скорее, метафорический характер: Дон Кихот трак­товался как комический безумец, имеющий извращенное понятие об окружающей действительности. При этом Несчас­тливцева рассматривают, очевидно, как статическую фигуру, не изменяющуюся во время действия, как человека, который от начала до конца остается комическим слепцом.

Параллели между актерами в «Лесе» и комической парой сервантесовского романа проводил, как известно, Вс.Э. Мей­ерхольд, полагавший, что «Островский высмеивает Счастливцева и Несчастливцева, это Дон Кихот и Санчо Панса».

Наконец, и в рассуждениях В.И. Немировича-Данченко, ко­торые мы здесь уже цитировали, чувствуется отзвук трактовки Несчастливцева как возвышенного идеалиста Дон Кихота.

Все параллели с романом Сервантеса подкрепляются, конеч­но, не только известным сходством между Несчастливцевым и Дон Кихотом, но и самим наличием такой контрастной пары, какими являются Дон Кихот и Санчо Панса у Сервантеса, Несчастливцев и Счастливцев у Островского. Отметим, что «пар­ность» театральных героев Островского подчеркнута почти цир­ковым приемом - смысловой «парностью» их сценических псев­донимов, почти как у клоунов. При этом «парность» не имеет никакой реально-бытовой мотивировки: ведь герои Островско­го отнюдь не близкие друзья и не партнеры по какому-нибудь эстрадному номеру. Это чисто гротесковая условная краска в комедии. Противоположность смысла этих фамилий тоже от­нюдь не житейская. В этом отношении оба героя как минимум равны, а может быть, в житейском смысле Несчастливцев и благополучнее: ведь Счастливцев совсем уж неудачливый ма­ленький актеришка, в отличие от пользующегося некоторой известностью трагика. Зато псевдонимы их контрастируют в соответствии с их сценическими амплуа, с излюбленными каждым из героев драматическими жанрами. Эти фамилии - знаки жанровой принадлежности и соответствующего этому поведения.

Но как ни бесспорна параллель с «Дон Кихотом», хотелось бы подчеркнуть и явное различие. Пропасть между Рыцарем Печального Образа и его верным оруженосцем гораздо глубже и непроходимей, чем между Несчастливцевым и Аркашкой. Дон Кихот поистине ничего не ведает о том реальном мире, в кото­ром он живет, точнее, о том мире, в котором существует его тело и который так ясен для Санчо. Несчастливцев и Счастливцев гораздо ближе между собой, у них общий жизненный и житейский опыт, они все знают друг о друге. Несчастливцев пытается жить в своем амплуа, перенести свой любимый дра­матический жанр с подмостков в жизнь и по этой модели стро­ить свой облик и поведение. Однако трагический герой, обу­чающий Буланова карточным «штукам», - герой, конечно, весь­ма своеобразный. Иными словами, для Геннадия Демьяныча тоже, оказывается, могут подчас мирно уживаться рядышком самые, казалось бы, противоположные жанры и амплуа. Нель­зя упускать из виду, что актер Несчастливцев - человек весьма и весьма бывалый, житейски опытный, а если иногда он явно и уступает в этом своему двойнику, то, во-первых, такая изворотливость - именно ведущее амплуа, основная специальность Ар кашки (основная же специальность Несчастливцева иная). А во-вторых, похоже, что иной раз Геннадий Демьяныч просто не хочет, до поры не считает нужным как-то обнаруживать свои практические качества: «Комики - шуты, а трагики - люди, братец...» Вообще, некое двуединство пафоса и лукавства пред­ставляется очень важным и для интонации всего произведения, и для характера Несчастливцева. Жанровая многослойность пьесы фокусируется в одной точке, оживляется необыкновен­но богатым, своеобразным и очень житейски достоверным ха­рактером главного героя.

Чрезвычайно живо и интересно пишет о «Лесе» и фигуре Несчастливцева большой знаток и поклонник Островского, не­когда очень популярный, а теперь незаслуженно забытый кри­тик А.Р. Кугель: «В «Лесе» Островский нашел самый естествен­ный, самый театральный выход из создавшегося положения - в подлинном театре. Островский вплетает театр в жизнь. Его deus ex machina в «Лесе» - сам актер персонально, как дейст­вующее лицо. Пришел актер с чарами своего обмана, вечно живущих в нем иллюзий, с бутафорией револьверов, орденов, жестов и вытверженных на память монологов - и у самого края пруда, в который готова броситься Аксюша, история «Леса» завершается благополучным концом».

Блестяще сказано, но хочется кое-что уточнить. Может быть, не «пришел актер и все распутал» и вообще не «пришел и что-то сделал», а «пришел и всем показал». Разве не «показывать», в самом деле, профессия актера? Пришел актер и восторжест­вовал профессионально как актер. Восторжествовал театр, те­атральность как искусство над театральностью как комедиант­ством. Причем над комедиантством не только Гурмыжских с Булановыми, но и над комедиантством самого Геннадия Демьяныча Несчастливцева... Не совсем, собственно, понятно, каким способом, какой силой повернул он ход событий. Так, ничем. Разговором. Пришел актер пешком, пешком и ушел. Пришел актер - и тысяча рублей как попала сперва к Восмибратову, так к нему и вернулась. Аксюша же с Петром ни жан­ровых, ни житейских точек соприкосновения с «братцем» по-настоящему не находят, и это недаром. Так что выходит: при­шел актер и сочинил все очень даже благородно...

Вспомним ещё раз характернейшую особенность Островского: он не чужд интриге, отнюдь, но силы этой интриги стремится передавать не через механические зубчики ясных причинно-следственных отношений и связей - игру секретами, поте­рянные и найденные записки, недоразумения и проч., - а боль­ше через нечто неосязаемое, порой и условное - какие-то словесные прения, разговоры, некие непосредственные моменты борьбы за личностное преобладание. Словом, через речь, речь и речь. Речь бывает и мерилом, и способом, и главным резуль­татом. «Лес» - яркий пример речи как результата, вывода, доминирующего, пожалуй, и над сюжетом как таковым. И разве не видим мы в этом прямого продолжения грибоедовской традиции? Житейски и Чацкий потерпел поражение: потерял возлюбленную, изгнан из общества, к которому принадлежит по рождению. Но прямое слово Чацкого возобладало над ловкими и такими, казалось бы, основательными речами его противников.

Две великие пьесы русского театра в разрешении конфлик­та, в качестве и смысле финала выявляют саму суть и перво­основу классической драмы как рода - выяснение истины через слово.