Сбор войск перед куликовской битвой. Куликовская битва: место сражения, дата, оценка потерь и последствия. Проводы ополчения на Куликово поле. Художник Ю. Ракша

Из школьных учебников по истории всем известно, что 16 сентября (8 сентября по старому стилю) 1380 года состоялась Куликовская битва. Русские полки во главе с великим князем Дмитрием Ивановичем Донским на Куликовом поле одержали победу над ордынским войском под началом Мамая. Перелом в битве обеспечил удар засадного полка под командой князя Владимира Андреевича Серпуховского. Однако в 1382 году ордынский хан Тохтамыш организовал поход в русские земли и разорил Москву .

При более детальном исследовании выясняется, что Куликовская битва — одно из самых «звучных» событий русской истории - удивительным образом оказалась одним из ее «белых» (или, если угодно, «темных») пятен. В последние годы появилось немало популярных книг и статей, в которых ей даются весьма и весьма причудливые толкования. Более того, и в академической науке ныне распространена точка зрения, всячески «минимизирующая» значение битвы: мол, хрестоматийное описание сражения создано на основании поздних источников (прежде всего, «Сказания о Мамаевом побоище»); достоверных данных о его ходе и количестве войск, сошедшихся на Куликовом поле, попросту нет. Тем самым напрашивается вывод, что представление о его выдающемся историческом значении сильно преувеличено.

Мне такого рода попытки напустить «туман над полем Куликовым» представляются недостаточно обоснованными. Однако должен признать, что хрестоматийно-юбилейный глянец с этого события снимать и вправду надо. Хотелось бы сказать об одном заблуждении, связанном с этим событием, - традиционной датировке битвы. Уже с XVIII - начала XIX веков устоялось представление, что сражение на Дону произошло в субботу 8/16 сентября 1380 года. Основано оно на утверждении ряда летописей, в которых это событие и вправду датировано субботой 8 сентября 6888 года. Формально здесь все правильно: если от даты от сотворения мира отнять 5508 лет, получится хрестоматийное - 1380. Беда, однако, в том, что такая датировка берется в отрыве от окружающего ее контекста. Кроме того, не берутся во внимание данные других источников, утверждающих иное.

Между тем, практически все летописи под 6890 годом рассказывают о том, как ордынский хан Тохтамыш 26 августа взял Москву на третий год своего царствования. Но по традиционной версии эти события разделяет менее двух лет! При этом Рогожская летопись , наиболее ранняя (начала XV века) и подробно описывающая события XIV века, с одной стороны, дает традиционную датировку, с другой стороны, как-то странно рассказывает об обмене посольств между Дмитрием Донским и Тохтамышем. Этот законный по тогдашним представлениям «царь», победив «временщика» Мамая в короткой усобице, уже в первую зиму после Куликовской битвы сообщил на Русь о своем восшествии на престол, а русские князья той же зимой и следующей весной отправили в Орду свои посольства. Сам же великий князь Дмитрий Иванович послал своих, как тогда говорили, киличеев Мокшея и Толбугу к Тохтамышу «на осень», то есть спустя год после «Донского побоища».

Пробыли они там целый год и вышли из Орды на «госпожин день», то есть 15 августа или 8 сентября (дни Успения или Рождества богородицы). После этого весной следующего года Тохтамыш направил своих послов на Русь, но царевич Ак-ходжа добрался только до Нижнего Новгорода, а «на Москву не дръзнул ити» и вернулся восвояси. Тохтамыш воспринял это как акт неповиновения со стороны Москвы и предпринял быстрый набег на Русь, заставший великого князя врасплох.

Таким образом, между победой на Дону и падением Москвы прошло почти три года, а значит, либо первое событие следует отнести к 1379 году, либо второе - к 1383 году. Второе невозможно, поскольку ни по одной системе счета лет, использовавшейся в летоиисании, 1383 год не может соответствовать летописному 6890 году. При этом летописи указывают, что в начале следующего 6891 года праздник Благовещения приходился на «светлую среду», и это точно соответствует пасхалии 1383 года: пасха отмечалась 22 марта, а значит, день Благовещения 25 марта действительно оказывается средой пасхальной недели. Этот факт делает бесплодными всякие попытки вынести нашествие Тохтамыша за пределы 1382 года и, значит, заставляет датировать Куликовскую битву 1379 годом.

И этому нет никаких препятствий, кроме летописной ссылки на субботу. Во-первых, дату 6888 вполне можно счесть ультрамартовской (формула пересчета: -5509 лет), а значит, соответствующей 1379 году. Во-вторых, этому нет никаких противоречий содержательного плана. Хорошо известно, что крупное сражение русских с татарами произошло в среду 11 августа 1378 года на реке Воже. Тогда победили русские, и при традиционной датировке Куликовской битвы совершенно немотивированной оказывается двухлетняя задержка ордынского правителя Мамая с карательным походом на Русь. Датировка Куликовской битвы 1379 годом все ставит на свои места: как и следовало бы ожидать, уже на следующее лето Мамай собрал все свои войска для восстановления своей власти над взбунтовавшимся улусом.

Точно к таким же выводам приводит разбор восточных источников, рассказывающих о деяниях Тохтамыша. Из них следует, что этот ордынский «царевич» при помощи знаменитого среднеазиатского правителя Тимура в 1378 году установил свое господство в восточной части Орды, а через две зимы, с наступлением весны - весны по азиатским, но не русским меркам! - покорил «иль Мамака» и объединил под своей властью всю Орду. Это означает, что с Мамаем Тохтамыш покончил уже весной 1380 года - по традиционной хронологии, еще до Куликовской битвы.

Между тем, если присмотреться к хронологии того же Рогожского летописца, то окажется, что не только Куликовская битва, но и ряд других событий того времени датированы неточно. Точнее сказать, указания на день недели, на основании которых строится пересчет летописных датировок на современное летоисчисление, не являются исходными: они были вставлены в летопись при обработке первоисточников, где таких указаний, скорее всего, не было вообще.

Вот некоторые факты. Летопись под 6886 годом дает описание лунного затмения, датируя его воскресеньем 5 декабря, «на память святаго отца Савы». Между тем, полное лунное затмение произошло, по современным меркам, в ночь с 4 на 5 декабря, которая, по представлениям древнерусским, все еще относилась к 4 декабря: счет суток велся тогда от восхода солнца . Это означает, что ссылки на «неделю»-воскресенье и «на память святаго отца Савы» ошибочны, что они на самом деле были рассчитаны задним числом.

Другой хронологический казус нуждается в небольшом комментарии. В феврале 1378 года умер митрополит Алексей , и великий князь Дмитрий Иванович решил сделать его преемником своего доверенного человека - попа Михаила, которого сначала возвел в сан архимандрита Спасского монастыря, а затем - местоблюстителя митрополичьего стола. Это вызвало протесты со стороны некоторых епископов и игуменов: к тому времени византийским патриархом уже был поставлен другой митрополит - Киприан , которого московский князь не желал признавать. Поэтому Дмитрий Иванович, снабдив «Митяя» (так его пренебрежительно называют летописи) всем необходимым, отправил в Византию для возведения в сан митрополита. Произошло это, согласно Рогожскому летописцу, «иуля въ 26 день по Борише дни на память святаго мученика Ермолаа въ вторник», что соответствует 26 июля 1379 года.

Здесь возникают две неувязки. Во-первых, смерть престарелого, долго болевшего митрополита Алексея была ожидаемой, и непонятно, почему так долго тянул великий князь с отправкой своего ставленника к патриарху. Во-вторых, известно, что до греческой столицы «Митяй» так и не доехал: сначала он был «ят» Мамаем, а затем, отпущенный им восвояси, умер в дороге. Для нас важно то, что «Митяй», чтобы получить свободу, признал власть Мамая, о чем свидетельствует ярлык, который точно датируется благодаря указанию на «овечий год», а также на месяц и день мусульманского календаря («сылгата месяца в десятый нова» равна месяца зу-ль-каада в 10 день растущей Луны). Дата эта, 27 февраля 1379 года, бесспорно доказывает, что выехал «Митяй» в Орду летом не в 1379, а 1378 года. Таким образом, и в данном случае «полная дата» Рогожской летописи оказывается чисто расчетной: ссылки на вторник и память Ермолая были добавлены задним числом.

Наконец, если мы обратимся к летописным датировкам взятия Москвы Тохтамышем, то и здесь обнаружим хронологическую неразбериху: чаще всего это событие датируется четвергом 26 августа 6890 года. Самое замечательное состоит в том, что день недели - четверг - не соответствует году от сотворения мира: 26 августа оказывается четвергом лишь в 1378 и 1389 годах. Все это говорит, что на промежутке от 1378 до 1392 года летописные датировки подверглись позднейшим пересчетам, что на самом деле полагаться на указания о днях недели попросту нельзя. Тем самым традиционная датировка Куликовской битвы по сути повисает в воздухе.

Если обратиться к многочисленным спискам «Сказания о Мамаевом побоище» , более подробно, чем летописи, описывающего войну Руси и Орды, то обнаружится та же картина. Стоит начать с того, что значительное большинство списков «Сказания» датирует битву не 6888, а 6887 годом, что соответствует 1379 или - в крайнем случае - 1378, но никак не 1380 году.

Если принять во внимание «полные датировки», то выяснится, что согласно подавляющему большинству списков сражение действительно произошло 8 сентября - но не в субботу, а в пятницу. Иногда называются среда (в «Задонщине») или воскресенье. Если взять датировки других событий, обнаружится поразительное их разнообразие. Так, князь Дмитрий Иванович назначил сбор войск в Коломне, по одной версии, на день Успения Богородицы, то есть 15 августа, по другой - на мясопуст Успения Богородицы, то есть на Успенский пост, предшествующий вышеназванному празднику. Выехал из Москвы князь в четверг 9, 19, 20, 21, 22 или 27 августа, а прибыл в Коломну в день памяти Моисея Мурина 28 августа - в среду или субботу. В последнем случае получается, что князь преодолел расстояние от Москвы до Коломны за сутки, что в ту пору было физически невозможно.

Выступление Дмитрия из Коломны, согласно летописной повести, приходится на 20 или 28 августа, причем переправа через Оку произошла «за неделю до Семеня дня в день неделный» близ устья реки Лопастни, то есть 25 августа. По «Сказанию» же Дмитрий провел смотр своих войск в воскресенье или в среду 29 августа у Коломны, после чего в тот же день начал переправу через реку. При этом Дмитрий Иванович, прежде чем отправиться в Коломну, посетил Троицкий монастырь в воскресенье «в день Флора и Лавра», то есть 18 августа.

Все перечисленные выше даты, указывающие не только число, но и день недели, не соответствуют 1380 году и дают разброс от 1378 до 1383 годов. Скептики, отрицающие достоверность «Сказания», не пытаются дать ответ, кто и зачем задним числом выдумывал столь разнообразные и столь путаные датировки.

Между тем, в них есть крайне любопытная закономерность: четко обозначаются три лидера - 1378, 1381 и год, ничему не соответствующий : 1374 и 1385, формально вытекающие из одного ряда полных дат, являются заведомо ложными. Но самое замечательное состоит в том, что в источниках совершенно отсутствуют датировки 1379 годом , то есть именно тем, который на основе летописного и прочего хронологического материала выглядит наиболее вероятным. Уже это заставляет подумать о том, что датировки того самого «неправильного» года и возникли как попытка спрятать истинную дату побоища.

Дело здесь скорее всего в следующем. В «Сказании о Мамаевом побоище» митрополит Киприан оказывается одним из главных вдохновителей великого князя: с ним Дмитрий Иванович советуется при каждом новом сообщении о действиях своих врагов, хотя на самом деле князь Дмитрий признал его в качестве русского митрополита уже после своей победы над Мамаем. Почему? В «Сказании» явно подчеркивается, говоря языком советского времени, руководящая и направляющая роль православной церкви в борьбе с иноверцами. И произошло это, скорее всего, уже после смерти князя Дмитрия в 1389 году, а точнее, в самом конце XIV века, когда, с одной стороны, Киприан, пережив всех своих многочисленных соперников, прочно утвердился на митрополичьем престоле, а с другой стороны, когда Орда вновь распалась и тема борьбы с татарами стала вновь актуальной.

Митрополит Киприан, как свидетельствуют его биографические данные, был приглашен князем Дмитрием в Москву весной 1380 года, то есть через полгода после победы русских на Куликовом поле. И поэтому при создании и редактировании летописных и нелетописных повестей о сражении датировки его не без содействия Киприана стали подправляться так, что читателю начинало казаться, что митрополит действительно был в Москве накануне сражения и вдохновлял великого князя на подвиг. В летописях для этого правильно рассчитали день недели для 1380 года: так появилось указание на субботу. В изначальном «Сказании», видимо, было немало датировок 1379 года с указанием дней недели: их тоже стали пересчитывать для 1380 года, но не учли, что этот год был високосным. Для правильного пересчета надо было делать сдвижку дней недель не на один, а на два дня: 8 сентября 1379 года было четвергом, но в 1380 году этот день попадал на субботу. Редакторы «Сказания», не заметив этого, отнесли битву к не соответствующей никакому году пятнице. Позднее одна такая ошибка породила цепную реакцию других: даты стали «править» в сторону понижения или повышения, получая соответственно 1378 и 1381 годы.

Читатель может спросить: какая, собственно, нам разница - 1380 или 1379 год? Разница - и существенная! - состоит в том, что уточнение даты сражения заставляет с большим доверием относиться к содержанию «Сказания о Мамаевом побоище»: описанные выше пересчеты могли происходить лишь при жизни Киприана, то есть на рубеже XIV-XV веков. Это опровергает распространенное ныне представление о позднем ее происхождении.

Новости партнёров

3 сентября 1380 года заря занималась очень медленно, как бы нехотя. Туман, покрывший землю, долго не рассеивался. Когда же туман рассеялся, солнце не сразу открыло свой лик, будто чувствуя, что в этот день на этом поле произойдет страшная битва, которая унесет сотни тысяч жизней, прольется много человеческой крови. Наконец, когда земля окончательно очистилась от тумана, на противоположных сторонах поля увидели друг друга два больших войска и стали медленно сближаться.

Обычай перед боем выставлять с каждой стороны по богатырю и давать им возможность сразиться идет из древности. Говорят, что перед произошло то же самое. Этими богатырями были со стороны русских Александр-Пересвет, а с татарской - некий Челебей. Они встретились на открытом пространстве между двумя войсками и сразились. Один из богатырей - инок Александр известен по источникам. Он был выходцем из брянских бояр и до вступления на религиозный путь носил имя Пересвет. Когда русское войско собралось в поход, Сергий Радонежский передал в помощники великому князю Дмитрию Ивановичу двух иноков, один из которых как раз был Александр-Пересвет.

Что же касается татарского богатыря Челебея, то о нем сведений не сохранилось. Раз он вышел сразиться с русским богатырем, надо думать, был среди своих знаменитой личностью. В жестоком столкновении они оба погибают.

Бой на Куликовом поле начинается только в половине одиннадцатого. Русские историки, когда пишут об этой битве, обычно стараются преувеличить ее значение, утверждая, что в истории таких крупных сражений было мало. Но в этом случае мы можем вспомнить знаменитую битву на реке Кондурче (1391 г.) между Аксак Тимуром и . А ведь в этой битве только на стороне Аксак Тимура участвовало 200 тысяч человек. Как писали восточные историки, «сорок фарсахов земли были усыпаны трупами». Но справедливости ради надо признать, что до этого русским еще не удавалось собрать столько войска и участвовать в такой большой битве.

Историки также пишут, что в начале Куликовской битвы татарской коннице удалось нанести серьезный удар по рядам русских. Таким образом, сражение началось превосходством татар, погибло много людей, от запаха крови, тесноты и душераздирающих криков сражавшихся кони вставали на дыбы.

Перемешанные в начале битвы русское и татарское войска примерно через час начинают сражаться более осознанно, на поле битвы воцаряется что-то похожее на порядок и появляется качество, напоминающее разумные действия. Вот татары, проявляя напористость и целеустремленность, начинают прорываться к черному знамени .
Не выдержав напора татар, молодые бойцы московского полка пятятся назад, бегут, спасая свои жизни. Только выдержка и храбрость дружины великого князя спасают положение, сохраняя главное знамя от попадания его в руки татар.

Князь Олег и Ягайло

Вполне вероятно, что в это время с нетерпением ждал вестей от своих союзников. Ведь с появлением русского войска на берегу Дона он, не мешкая, отправил гонцов к князю Олегу и Ягайло с тем, чтобы они срочно прибыли на условленное место. По его расчетам, князь Олег давно должен был прибыть сюда, но его почему-то не видно. Неужели решил обмануть? Неужели встал на путь предательства? Видно, где-то скрывается, решил не участвовать в сражении. Что же он скажет потом, после битвы? Как оправдается? А до Ягайло далеко. Он вряд ли успеет подойти. Вот так мог рассуждать Мамай мурза, когда шла жестокая битва.

Да, Мамай мурзе битву пришлось начать в неблагоприятных для него условиях. Русские появились так неожиданно, будто вышли из-под земли. К тому же, пока он собирал свою орду, успели перейти Дон и заняли удобную позицию.

Часа через два в бою наступает самый важный момент, который во многом решает исход сражения.

Уже обе стороны потеряли много людей и начали уставать. В это время весы как бы уравновешиваются. Теперь исход битвы зависит от того, какая сторона, собрав оставшиеся силы, сделав дополнительное усилие, способна будет еще раз броситься на противника. Да, в каждом серьезном сражении наступает момент, когда весы уравновешиваются и как бы застывают в мертвой точке. Это самый опасный момент.

Мамай мурза в своей жизни участвовал во многих сражениях и хорошо знает, когда он наступает. Теперь он всем своим существом чувствовал, что такой момент неминуемо приближается. Хоть бы кто подошел сейчас, хоть бы подал весть, что идет на помощь. Нет даже необходимости идущему вступать в битву. В эту трудную минуту достаточно и того, чтобы знать, что помощь идет и скоро будет здесь. Так он бы внушил врагу тревогу и опасение. В душу его закралось бы сомнение, и враг бы подумал о бегстве с поля боя. Но нет, ни один из в этот критический момент весть о себе не подал….

В это время князь Олег действительно скрывался. Он не мог прийти на помощь ни татарам, ни московскому князю.

Впрочем, понять его можно. В любом случае он остался бы кровным врагом одной из сторон. Поэтому он решил вообще отстраниться от сражения. Он рассуждал так: пусть сначала закончится сражение и определится победитель, а там видно будет. Не в первый раз он нарушает обещание, до сих пор как-то сходило. Выпутается и на этот раз. Бог его не оставит…

Из истории известно, что во многих боях одна из воюющих сторон, организуя неожиданное нападение или применяя особый прием, добивалась окончательной победы. В этом случае русские также приготовили для Мамай мурзы такой неожиданный «подарок», на всякий случай решили подстраховаться.

На левом фланге войска была дубрава, за которую спрятали засадный полк, которым командовали брат великого князя Владимир Андреевич Серпуховский и московский воевода Дмитрий Волынский-Боброк. Конечно, Мамай мурза об этом не знал.

Когда жестокий бой шел уже третий час, подошло время пустить в дело этот засадный полк. Стремительно вырвавшись из-за дубравы, он бросился на татарское войско. Атака была так неожиданна, что воины Мамай мурзы растерялись, не зная, что предпринять. В тот момент наемные генуэзцы, кавказские евреи и армяне дрогнули и начали бежать. В такой ситуации бегство не то что части войска, даже нескольких человек оказывает на остальных сильное влияние. А тут… целые отряды войска Мамай мурзы показали пятки. Естественно, это не могло не подействовать на остальных, многие затревожились и предались панике. Правда, богатыри Мамай мурзы попытались остановить бегущих, но раз началась паника, это оказалось им не под силу.

Нетрудно себе представить переживания Мамай мурзы, когда его войско начало сдавать позиции. Наверное, это были самые тяжелые минуты его беспокойной жизни. Понимал ли он, что здесь и сейчас решается его судьба? Гордый мурза, всю жизнь возводивший на трон ханов, ведший с ними некую игру, был ли в состоянии понять происходящее сейчас на этом роковом поле? Власть портит людей, а когда человек правит долгие годы - портит вдвойне. Человек теряет способность смотреть на себя критически, вместо этого в нем формируются такие качества, как высокомерие, чванливость, гордыня и неприятие чужого мнения. Эти качества подавляют изначально голос разума.

Отступление татар

Как бы ни было тяжело, но возникшая ситуация заставила самого Мамай мурзу и его беков следовать за бежавшим войском.

Обычно русские источники любят смаковать, как бежали татары с поля боя, а русские воины долгие версты преследовали их неотступно и продолжали сечь. Но этому поверить трудно. И вот почему. Дело в том, что в этом бою и сами русские потеряли слишком много сил, ослабли окончательно. Они были рады, что битва наконец-то закончилась. О каком преследовании может идти речь, когда все поле было усеяно трупами?

Когда все стихло, брат великого князя Владимир Андреевич Серпуховский, как говорят источники, «встал на костях» и велел трубить в воинские трубы. Услышав звук трубы, оставшиеся в живых начали стекаться к черному знамени великого князя.

Этот факт говорит о многом. Если бы русские долгие версты преследовали войско Мамай мурзы, кто бы услышал звук трубы и шел к главному знамени?

В это время обнаруживается странное обстоятельство - никто не может сказать, где находится великий князь Дмитрий Иванович. Н.М.Карамзин об этом пишет:

«В беспокойстве, в ужасе воеводы рассеялись искать его, живого или мертвого; долго не находили; наконец два воина увидели великого князя, лежащего под срубленным деревом. Оглушенный в битве сильным ударом, он упал с коня, обеспамятел и казался мертвым; но скоро открыл глаза. Тогда Владимир (Андреевич), князья, чиновники, преклонив колена, воскликнули единогласно: «Государь! Ты победил врагов!» (Карамзин Н.М. История государства Российского // Москва. - 1988. — № 10. — С. 123).

Этот отрывок оставляет очень странное впечатление. Бой был так ужасен, что русские потеряли там своего великого князя и, главное, этого никто не заметил до самого конца сражения. Значит, там был такой хаос и все были доведены до такой степени усталости, что до последней минуты никто не знал, на чьей стороне превосходство. Кто же тогда вел битву? Князья и воеводы? Похоже, что так. А что делал великий князь Дмитрий Иванович? По Карамзину выходит, что он также сражался с мечом в руке: «Шлем и латы его были иссечены, но обагрены единственно кровию неверных: бог чудесным образом спас сего князя среди бесчисленных опасностей, коим он с излишнею пылкостью подвергался, сражаясь в толпе неприятелей и часто оставляя за собой дружину свою» (Карамзин Н.М. История государства Российского. - С.123).

В этом отрывке мы обнаруживаем, что великий князь, бросившись «в толпу неприятелей», лишил себя возможности управлять сражением. А ведь он по его высокому положению являлся главнокомандующим всего войска. В ходе битвы все сведения должны были стекаться к нему, и на основе их должны были приниматься срочные решения. Но ничего этого не было, раз сам великий князь как рядовой воин сражался вместе со всеми. Тогда встает очень серьезный вопрос: а не переоценивается ли роль великого князя в этой битве? Почему вся слава Куликовской битвы досталась ему? Значит, и слава, и почет, и звание Донской достались ему по должности. Когда думаешь об этом, слова подчиненных: «Государь! Ты победил врагов!» вызывают лишь улыбку.

Потери в Куликовской битве

В этой битве на стороне русских из указанных историками 150 тысяч человек в живых осталось всего 40 тысяч. Потери были настолько большими, что поначалу русские даже не поняли, что победили.

Известный русский историк С.М. Соловьев о результатах Куликовской битвы высказывает следующую мысль:

«Куликовская победа была из числа тех побед, которые близко граничат с тяжким поражением. Когда, говорит предание, великий князь велел счесть, сколько осталось в живых после битвы, то боярин Михайло Александрович донес ему, что осталось всего 40 тысяч человек, тогда как в битву вступило больше 400 тысяч…». Далее историк пишет:

«Если история и не имеет обязанности принимать буквально последнего показания, то для него важно выставленное здесь отношение живых к убитым» (Соловьев С.М. Сочинения… - Т.З. - С.278).

Сегодняшняя историческая наука количество войск, принимавших участие в Куликовской битве, определяет в 150 тысяч человек; из них в живых осталось, как уже сказано, всего 40 тысяч. Если эти «150 тысяч» действительно составляют реальное количество войск, то потери равнялись 110 тысячам человек. Соотношение этих чисел ясно показывает, что победа на Куликовом поле не была настоящей, истинной победой, а являлась для русских лишь моральным фактором. Поэтому в источниках того времени эта победа, с одной стороны, повествуется как великая победа над врагом, а с другой стороны, как великая общерусская трагедия и горе.

«Оскудела совершенно вся земля Русская воеводами, и слугами, и всяким воинством, и от этого был страх большой по всей земле Русской», - пишет тот же С.М. Соловьев (Сочинения… - Т.З. - С.278).

Татарское войско после Куликовской битвы

Почему князь Литвы Ягайло вовремя не пришел на помощь Мамай мурзе? Этот вопрос вызывает среди историков много споров. Например, в «Летописной повести» говорится, что Ягайло шел на помощь к Мамай мурзе очень медленно и поэтому запоздал, а узнав о поражении своего союзника на Куликовом поле, вовсе испугался и повернул обратно. А в «Сказании о Мамаевом побоище» сообщается, что, когда началась битва, Ягайло стоял у города Одоева (расстояние в 140 км до Куликова поля).

Надо сказать, что в исторической науке имеется обширная литература, посвященная этому вопросу. Если скажем, что мнение историка В.А.Кучкина достойно особого внимания, это не будет преувеличением (Знание - сила. - 1980. - № 9. - С.23). Он обратил внимание на запись на листках молитвенника, принадлежавшего некоему иноку Епифанию. Запись относилась по времени к 21 сентября 1380 года и имела следующее содержание:

«Весть прииде, яко Литва грядут с Агаряны».

Кто такие агаряны? В древнерусских произведениях кочевые народы иногда назывались измаильтянами (потомки Измаила), или агарянами (потомки Агари). Это идет от Библии. В этом случае слово «агаряны» означает степняков Золотой Орды, если быть более конкретным, войско Мамай мурзы.

В этом сообщении удивляет одно: как так получилось, что потерпевший поражение 8 сентября на Куликовом поле Мамай мурза, объединившись с Литвой, снова собрался идти на Москву и весть об этом незамедлительно пришла к русским, иначе бы инок Епифаний не записал бы ее на молитвеннике? Но это удивительным кажется лишь на первый взгляд. Значит, мы недостаточно знаем обстановку, которая тогда была. Значит, Мамай мурза после Куликовской битвы в том же сентябре месяце успел собрать новое войско и решил идти на Москву. И эта весть сразу же стала достоянием русских.

Думается, запись инока Епифания отражает действительное состояние дел. При изучении биографии Сергия Радонежского мне полностью раскрылась личность инока Епифания. Оказывается, он был одним из любимых учеников отца Сергия. После его смерти Епифаний написал даже о нем книгу - так он стал церковным писателем. Видимо, о новых планах Мамай мурзы идти на Русь было много разговоров в кругах Сергия Радонежского, что и было зафиксировано его любимым учеником.

Историк В.А.Кучкин обратил внимание на одно место в «Сказании о Мамаевом побоище», где совершенно ясно говорилось, что Мамай мурза и князь Ягайло собирались идти на Москву лишь осенью. А по древнерусскому календарю осень начиналась только 24 сентября. Вспомним еще раз - запись инока Епифания относится к 21 сентября. Что же это означает? Значит, Мамай мурза поход на Москву намеревался начать после 24 сентября, о чем заранее договорился с князем Ягайло. Он спокойно ждал своего союзника за Доном, не проявляя пока никакой активности. Но неожиданное появление русской рати на берегу Дона нарушило все его планы. Вот почему он в первые два дня не предпринимал против врага никаких активных действий. Вот почему он был так медлителен и пассивен. Просто его орда не была готова к бою. А что касается князя Ягайло, то он в это время, не зная ничего, только начал собирать войско для совместного похода с татарами.

Запись инока Епифания говорит именно об этом. Как указывают историки, князь Ягайло тронулся в поход только 21 сентября. О чем это говорит? Значит, в роковой день 8 сентября он и не думал участвовать в Куликовской битве, вообще узнал об этом только через некоторое время. А Мамай мурза после Куликовского сражения сумел быстро собрать новое войско и, понимая, что русские на поле боя потеряли очень много людей и не смогут выставить против него большие силы, решил организовать на Москву новый поход. Он, должно быть, послал к князю Ягайло гонца, и подтвердил свое намерение снова идти на Москву, и предупредил его, что прежняя договоренность остается в силе.

Вот потому князь Ягайло 21 сентября тронулся в путь, чтобы в условленном месте встретиться с силами Мамай мурзы. Действительно, известно его прибытие в город Одоев, где он отобрал у русских трофеи Куликова поля.

Встретиться с Мамай мурзой ему не было суждено. Их планы вскоре расстроились. Дело в том, что как раз в это время Тохтамыш хан, установив свою власть в левом крыле , переходит Волгу и выступает против сил Мамай мурзы. Видимо, события Куликова поля дали этому толчок, так как это было самое удобное время для нападения. Таким образом, вопрос о походе на Москву для Мамай мурзы теряет свою актуальность, ибо надо было сохранить то, что он имел. В этих условиях Мамай мурза должен был бросить все силы против Тохтамыш хана, воцарившегося в Сарае. А князь Литвы Ягайло, не желая вмешиваться во внутренние разборки двух ордынцев, отправился в свои владения. Есть все основания полагать, что в те дни события приняли именно такой оборот.

Историки утверждают, что они наконец установили точное место Куликовской битвы. В отличие от официальной версии, одно из ключевых сражений русской истории происходило вовсе не в чистом поле, а на большой лесной поляне, утверждает Н. Дьячкова.

Загадки истории России / Николай Непомнящий. — М.: Вече, 2012.

Из школьных учебников нам известно: 8 сентября 1380 года на Куликовом поле произошло судьбоносное сражение, в котором русская рать под предводительством князя Дмитрия одержала победу над войском Мамая. За свой полководческий талант князь Дмитрий был прозван Донским. Но вот о точном месте битвы историки спорят до сих пор. Официальная историография утверждает: Донское, или Мамаево, побоище, позднее названное Куликовской битвой, произошло на территории современной Тульской области при слиянии Дона и Непрядвы. По крайней мере, на это указывают летописи. Впрочем, литературные источники XIV-XV веков — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище» — дают лишь художественное осмысление сражения, а о точности и достоверности при определении места сражения с их помощью говорить не приходится. Более точные сведения содержатся в Рогожском летописце, в Новгородской первой летописи и в летописной повести о Куликовской битве. Эти источники так описывают место сражения: «Поле чисто на усть реце Непрядвы», что означает «при устье Непрядвы» или «недалеко от устья Непрядвы». Историки осторожно пытаются определить это самое «недалеко». Если считать, что в средние века для пешего «недалеко» равнялось трем километрам (0,1 «днища» — дневного перехода), а для всадника — шести километрам (0,2 «днища»), то можно определить три стратегические точки, вокруг которых разворачивалась битва. Первая точка — устье Непрядвы (указывается в договоре 1381 года с Олегом Рязанским), вторая точка — расположение русских войск в верховье реки Смолки, третья точка — расположение Мамаевых орд, как предполагается, на северной окраине села Хворостянка. Такова официальная версия. Однако в последние годы появились работы, в которых версия эта подвергается сомнению. Например, профессор Анатолий Фоменко, автор известных книг по новой хронологии истории считает, что Мамаево побоище произошло вовсе не на Куликовом поле, а совсем в другом месте. Один из аргументов Фоменко: на предполагаемом месте битвы не найдено никаких ее следов: «Ни могильников, а ведь полегло якобы много десятков или даже несколько сотен тысяч человек, ни остатков оружия: стрел, мечей, кольчуг. Возникает законный вопрос: там ли ищут Куликово поле?».

Но вот недавно специалисты Института географии РАН совместно с археологами Государственного исторического музея и сотрудниками Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» завершили масштабную работу по созданию палеогеографической карты, с доподлинной точностью восстанавливающей исторический ландшафт Куликова поля. У ученых теперь практически не осталось сомнений, что знаменитое сражение происходило на относительно небольшом открытом участке площадью примерно три квадратных километра на правом берегу реки Непрядвы, со всех сторон окруженном густыми лесами.

В месте слияния Непрядвы и Дона

Сегодня территория музея-заповедника «Куликово поле» — это открытая всем ветрам степь, и даже трудно себе представить, что некогда здесь шумели дремучие леса. Многих исследователей это и ввело в заблуждение — они искали место битвы на просторе, не подозревая о том, что оно могло быть ограничено небольшой территорией, свободной от леса, например, очень большой поляной. Перед географами стояла задача поэтапно реконструировать ландшафт места Донского побоища. Им пришлось прежде всего учитывать то, что развитие природы подчинено периодическим колебаниям — ритмам разной степени интенсивности. Ученые утверждают: наиболее конструктивный ритм для местной лесостепи — так называемый 2000-летний ритм Шнитникова. Как правило, каждые 2000 лет на границах резких изменений тепло- и влагообеспеченности происходит перестройка локальных ландшафтов, в том числе изменение характера флоры, гидрологического режима и почвообразовательных процессов. Время Куликовской битвы как раз приходится на переход от теплой влажной фазы (пика разрастания лесов в северной степной зоне) к более холодной. Период после Куликовской битвы характеризуется суровыми погодными условиями, в литературе он известен как малый ледниковый период, длившийся на протяжении XV—XVIII вв. Для этого времени характерны суровые зимы, короткий вегетационный период, активная эрозия почв, способствовавшая выравниванию рельефа. Все это, естественно, привело к тому, что сегодняшний ландшафт места сражения лишь отдаленно напоминает тот, какой был здесь во времена Дмитрия Донского.

Вот что рассказала палеогеограф Майя Гласко: «Высказывалось, например, мнение, что битва могла состояться на левобережье Непрядвы, но оно было сплошь покрыто лесными массивами, где коннице не то что разъехаться, а даже выстроиться было бы негде. Мы подробно изучили месторасположение лесных массивов на данной территории в XIV веке и увидели, что на правом берегу Непрядвы можно очертить открытое степное пространство, не очень широкое, но в которое вполне вписываются масштабы сражения. Это был узкий участок, единственный на берегу Непрядвы, где могли сойтись в битве многотысячные войска. Конечно, не сотни тысяч, как говорится в летописях. Максимум здесь могло выстроиться тысяч шестьдесят воинов с той и другой сторон».

Составленная палеогеографическая карта района Куликова поля дала историкам важный аргумент в пользу того, что битва произошла именно при слиянии Непрядвы и Дона. Дело в том, что описанный исследователями ландшафт - относительно узкое открытое пространство, окруженное лесами, — как нельзя лучше соответствует характеру развернувшегося там боя. По-видимому, Дмитрий Донской очень грамотно подошел к выбору места сражения, воспользовавшись тем, что за дубравами мог укрываться его засадный полк. Исследователи считают, что если бы битва состоялась в открытом поле, то Мамай легко справился бы с русской дружиной — ведь тактика монголов известна. Сначала мощная «артподготовка» — легковооруженные всадники расстреливали с дальней дистанции плотные построения противника из мощных луков, а затем кинжальные удары тяжелой кавалерии рассекали боевые порядки и опрокидывали врага. Однако в данном случае князь Дмитрий не дал Мамаю воспользоваться преимуществами хваленой монгольской тактики: русские воины то и дело предпринимали лобовые контратаки в узком месте — между двумя дубравами — и быстро отступали, снова укрываясь за лесом. По мнению военных историков, князь Дмитрий Донской придерживался тактики суимных боев (стычка, сшибка), чтобы неожиданными атаками сбить противника с толку и не дать ему сконцентрировать силы и осуществить массированный главный удар. Историки считают,что сражение представляло собой скоротечные кавалерийские стычки с последующими маневрированием и перестроением.

Бой, судя по всему, был тесным, кровопролитным и скоротечным. По современным меркам он длился совсем недолго — около трех часов. По оценкам военных историков и археологов, русская рать насчитывала не 100 тысяч человек, как указывается в летописях, а не более 20-30 тысяч. Можно предположить, что численность монголов была примерно такой же. Едва ли осторожный Дмитрий Донской пошел бы на решающую битву с армией, значительно превосходящей по численности его войско. Таким образом, получается, что в битве с двух сторон участвовало приблизительно 60 тысяч человек, больше куликовская поляна вместить не смогла.

Дмитрий Донской и Боброк Волынец объезжают Куликово поле перед битвой. Миниатюра XVI в.

Впрочем, по оценкам некоторых военных историков, даже эти данные могут быть завышены.

В сражениях такого рода, уверяют историки, погибало обычно от 10 до 15 процентов личного состава каждой армии. Значит, и в ходе Мамаева побоища пали от 6 до 9 тысяч воинов. Этот факт подтверждает и то, что археологических находок, связанных с Куликовской битвой, уцелело не так много, как хотелось бы исследователям. И могильник павших воинов до сих пор не найден потому, что это не курган, как предполагалось раньше, а относительно небольшое захоронение площадью примерно 50 квадратных метров. Археолог Государственного исторического музея Михаил Гоняный знает о существовании древнерусского могильника в районе села Монастырщина, что расположено на слиянии Дона и Непрядвы. Правда, в настоящее время на этом месте стоит деревня. Михаил Гоняный планирует провести здесь в нынешнем году геофизические исследования.

Следы все-таки есть…

Особо следует сказать о якобы полном отсутствии материальных следов сражения. Это не совсем так. Следов знаменитой битвы на сегодняшний день действительно найдено немного, но этому есть свое объяснение. Историки полагают, что основная масса оружия (включая наконечники от стрел), кольчужные доспехи, конские сбруи были собраны сразу же после битвы, 8 сентября 1380 года. Оружие и металлические изделия в те времена ценились очень высоко, а мародерство на поле битвы не считалось преступлением.

В 1799 году на участке, о котором идет речь, были проведены первые распашки. Местные помещики предлагали хорошее вознаграждение за ценные находки, поэтому крестьяне перепахивали поле плугом вдоль и поперек и продавали хозяевам земли найденные предметы. Необходимо отметить, что места обнаружения находок сосредотачиваются строго на очерченной палеогеографами территории. Значительная часть реликвий, найденных в XIX веке, находилась на участке между селами Монастырщина и Хворостянка. На протяжении XIX и XX веков здесь также нередко находили вещи времен Куликовской битвы. Среди наиболее ценных находок — золотые перстни и кресты XIV века.

Современные исследователи каждый сезон отправляются на Куликово поле, вооружившись металлоискателями. И если обнаруживается вдруг что-то стоящее — это бесспорная сенсация. К примеру, летом 2000 года на месте сражения была найдена пластина от панцирного доспеха. Скорее всего это фрагмент подола пластинчатого панциря, стягивавшегося ремешками. Как утверждает специалист по военной археологии Государственного исторического музея Олег Двуреченский, «русские воины позаимствовали идею изготовления пластинчатых доспехов у монголов, после середины XV века таких пластин не производили». Интересно, что спустя два года, в 2002 году, в непосредственной близости от места предыдущей находки были обнаружены фрагмент кольчуги и подпружная пряжка. Обрывок кольчуги представляет собой девять колец из латуни, соединенных друг с другом. По мнению Олега Двуреченского, этот кусок из цветного металла предназначался не для защиты, а для украшения дорогого доспеха, судя по всему, русского воина. Олег Двуреченский поясняет: «Почему удалось найти именно украшение из латуни? Цветной металл, в отличие от железа, в земле не пропадает. И потом, на этом месте была сшибка, люди секлись, и с них летели куски доспехов. Крупные вещи с убитых и раненых были собраны сразу же. Наш же удел сегодня — находить только мелкие, незаметные глазу фрагментики, спрятавшиеся под землей. Кстати, фрагмент кольчуги лежал под землей на глубине всего 30 сантиметров. На этом месте никогда не жили люди, всегда было чистое поле, поэтому земля сильно не „наросла“. Не случайно в местечке под названием Зеленая Дубрава, где сейчас леса нет и в помине, а в XIV веке стояла густая непроходимая дубрава, в последние годы археологи находили немало наконечников стрел». Эксперты по вооружению установили, что найденные вещи принадлежат строго определенному временному отрезку — с середины XIII до середины XV веков. Согласно же летописям, на слиянии Непрядвы и Дона в этот период была только одна битва — Куликовская. В числе последних находок, относящихся, по мнению археологов, непосредственно к Куликовской битве, — походный ножичек с длиной лезвия всего два сантиметра, а также подпружная пряжка и втулка от копья. Факт находок вооружения — фрагменты русской кольчуги и пластины доспеха монгольского типа, находящиеся близко друг от друга, в чистом поле, именно на том участке, который определили палеопочвенники как безлесный, пустой, — лишний раз свидетельствует в пользу исследователей, утверждающих, что Донское побоище происходило именно здесь. «Мы будем продолжать искать предметы, принадлежащие воинам, — говорит Михаил Гоняный. — Их много не будет. Но они будут обязательно».

По материалам Н. Дьячковой

HistoryLost.Ru- Загадки истории

Эту дату обязан знать каждый школьник на зубок. 8 сентября 1380 года – день, когда на Куликовом поле столкнулись две могущественные армии: татарская орда хана Мамая и сборное войско русских князей под предводительством великого московского князя Дмитрия, которого позже нарекут Донским именно в честь этой победы.

Значение Куликовской битвы для истории русского народа

О влиянии Куликовской битвы на русскую историю и на освобождение от Татаро-монгольского ига ходят разные мнения. Некоторые ученые считают, что битва на Куликовом поле послужила толчком для начала освободительного, от монгольского ига, процесса, важнейшим событием для русского народа.

Другие, например, Сергей Соколов, приписывают ей более широкое значение, сравнивая победу русских князей во главе с Дмитрием Донским с победой римлян над гуннами в 451 году, таким образом, указывая, что эта победа воспринималась, как триумф Европы над Азией.

Лев Гумилев считал, что во время битвы началось постепенное объединение разрозненных княжеств в единое могучее государство.

Предыстория битвы

Предпосылками к походу татарской армии во главе с предводителем Мамаем послужило то, что в 1274 году Дмитрий Иванович, князь московский, отказался выплачивать оброк Орде. Тогда хан сделал главным княжеством Тверь. Московский князь, а вместе с ним и другие, выступили в ратный поход на Тверь. Княжество капитулировало и попало в вассальную зависимость к Дмитрию. Этим князья разозлили хана, который до этого сам назначал главное русское княжество. Дмитрий же хотел, чтобы Московское княжество было основным субъектом Руси и это право передавалось наследственным путем.

В то время претендующий на трон хана Золотой Орды, воспринял этот факт, как хорошую возможность усилить свое влияние в Орде. Он организовал военный поход, чтобы напомнить русским о силе ордынцев, и за период с 1376 по 1378 годы совершил несколько набегов, предал огню и мечу Новосильское княжество, сжег Переславль. В 1378 году произошла битва на реке Воже, в ней в первый раз татарское войско было побеждено русскими войсками. Это сражение стало первой большой победой над угнетателями.

Летом 1380 года до московского князя Дмитрия Ивановича стали доходить тревожные слухи. Ему донесли, что Мамай организовывает новое нашествие на Москву. К татарскому хану присоединился давний враг Руси литовский правитель Ягайло. И Олег Рязанский должен был прибыть со своим войском на помощь ордынскому хану. Дмитрий Иванович стал созывать ратные силы со всех русских земель. Но, хотя гонцы были отправлены во все стороны, ни один из великих князей: ни тверской, ни нижегородский, ни смоленский, ни новгородский – не прислали помощь.

Мамай в это же время прислал своих послов, которые сообщили свои требования: возобновить выплату дани в прежних размерах и быть покорными, как при старых ханах. По совету бояр, духовных лиц княжеств и подручных князей, князь Дмитрий согласился на требования, выплатил послам огромную подать и послал к Мамаю с предложением мира своего посланца Захария Тютчева. Но при этом собирать войско не перестал, не надеясь на мирный исход.

Как он и предполагал, Захарий Тютчев вернулся с ещё более печальными новостями о том, что армия Мамая все же идет на Москву и должно пересечься с армиями Ягайло и Олега Рязанского на берегах реки Оки в первый день осени.

На сборном совете князья решили выступить навстречу ордынскому войску и собрать все свои военные силы в Коломне к 15 августа. Перед началом похода, согласно легенде, Дмитрий Иванович отправился в Троицкую лавру для беседы с пресвятым старцем Сергием Радонежским.

Напутствие Сергия Радонежского

О деяниях Сергия Радонежского уже в то время ходило много легенд, лидеры княжеств приходили к нему за мудрым советом, обычный народ совершал паломничества. Вот и Дмитрий Иванович обратился к старцу за пророческим наставлением перед важнейшим сражением в его жизни. Сергий Радонежский велел ему одарить дарами Мамая, воздать ему почести, чтобы Господь Бог увидел смирение князя и способствовал ему в борьбе. Дмитрий сказал, что уже сделал это, но это не возымело действия. На что мудрец сказал, что в таком случае угнетателя ждет погибель, а Дмитрию Господь поможет.

Из числа монастырских послушников Сергий дал в помощь князю двух богатырей – Пересвета и Ослябю, которым суждено было остаться в истории Куликовской битвы.

Как Дмитрий выиграл битву

7 сентября 1380 года армия Дмитрия Ивановича подошла к Дону. Основной силой войска была конница. Полководец Мамай с татарским войском на другом берегу реки ожидал литовское войско князя Ягайла. За ночь русское войско переместилось на другую сторону и расположилось в месте впадения реки Непрядвы в Дон.

Таким образом Дмитрий хотел помешать силам Мамая объединиться с войсками Ягайло и Олега Рязанского, а также поднять ратный дух в своих воинах. Неподалеку находилось просторное поле, называемое Куликовым, пересекаемое рекой Смолкой. Хотя некоторые ученые спорят о месте проведения самой запоминающей битвы в истории объединения Руси.

Войско князя расположилось следующим образом: на правом фланге стоял полк братьев Ольгердовичей, на левом – князья Белозерские. Пешие силы составляли передовой полк под началом братьев Всеволодовичей. Кроме того, Дмитрий выделил резервный конный полк, которым руководили двоюродный брат князя, Владимир Андреевич и боярин Дмитрий Бобрик.

Дмитрий и его полководцы расположили войска так, чтобы ордынцы не сумели окружить их ни с одной стороны. Этим же целям служила выбранная для сражения местность.

Началом для битвы послужил легендарный поединок русского витязя Пересвета и татарского батыра Челубея. Силы двух богатырей были настолько равны, что один раз сойдясь в бою, они оба тут же упали замертво.
Два войска сошлись в битве. Дмитрий Иванович сражался наравне со своими воинами и, как говорят летописи, показал пример небывалых подвигов. В то время как Мамай следил за действием с Красного холма. Такого ожесточенного боя русичи еще не видели.

Татарское войско было многочисленнее и мобильнее. Потерпев неудачу с прорывом в центральной части, войско начало давить на левое крыло. И чуть было не прорвались в тыл, где могли бы разгромить войска, окружив со всех сторон. Татары уже считали, что они на грани исторической победы. Но тут в бой вмешался резервный полк князя Владимира Андреевича. Это внезапная атака обратила татар в бегство и способствовала скорой победе.

После битвы сильно израненного князя Дмитрия Ивановича нашли под деревом и привели в стан войска. После этой битвы он был назван Дмитрием Донским. После подсчитали потери, которые составили половину воинства. Еще восемь дней полководец находился на Куликовом поле, пока хоронили павших воинов.

К слову, Ягайло Литовский 8 сентября находился в одном дне пути до места сражения и, узнав о победе московского князя, увел свои войска обратно.

Историческое значение

Эта битва была не столько битвой за территории, это было сражение за русские традиции и культуру. Она поменяла Россию, стала началом объединения русских земель. И, благодаря этому событию, спустя сто лет Российское государство смогло окончательно сбросить с себя оковы Золотой Орды.

8 сентября 1380 года – день, когда на Куликовом поле столкнулись две могущественные армии: татарская орда хана Мамая и сборное войско русских князей под предводительством великого московского князя Дмитрия. Эта битва была не столько битвой за территории, это было сражение за русские традиции и культуру.

В отличие от официальной версии, одно из ключевых сражений русской истории происходило вовсе не в чистом поле, а на большой лесной поляне.

Из школьных учебников нам известно: 8 сентября (21 сентября по новому стилю) 1380 года на Куликовом поле произошло судьбоносное сражение, в котором русская рать под предводительством князя Дмитрия одержала победу над войском Мамая. За свой полководческий талант князь Дмитрий был прозван Донским. Но вот о точном месте битвы историки спорят до сих пор. Официальная историография утверждает: Донское, или Мамаево, побоище, позднее названное Куликовской битвой, произошло на территории современной Тульской области при слиянии Дона и Непрядвы. По крайней мере, на это указывают летописи. Впрочем, литературные источники XIV-XV веков – «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище» – дают лишь художественное осмысление сражения, а о точности и достоверности при определении места сражения с их помощью говорить не приходится.

Более точные сведения содержатся в Рогожском летописце, в Новгородской первой летописи и в летописной повести о Куликовской битве. Эти источники так описывают место сражения: «Поле чисто на усть реце Непрядвы», что означает «при устье Непрядвы» или «недалеко от устья Непрядвы». Историки осторожно пытаются определить это самое «недалеко». Если считать, что в Средние века для пешего «недалеко» равнялось трем километрам (0,1 «днища» – дневного перехода), а для всадника – шести километрам (0,2 «днища»), то можно определить три стратегические точки, вокруг которых разворачивалась битва. Первая точка – устье Непрядвы (указывается в договоре 1381 года с Олегом Рязанским), вторая точка – расположение русских войск в верховье реки Смолки, третья точка – расположение Мамаевых орд, как предполагается, на северной окраине села Хворостянка.

Такова официальная версия. Однако в последние годы появились работы, в которых она подвергается сомнению. Например, профессор Анатолий Фоменко, автор известных книг по новой хронологии истории, считает, что Мамаево побоище произошло вовсе не на Куликовом поле, а совсем в другом месте. Один из аргументов Фоменко: на предполагаемом месте битвы не найдено никаких ее следов: «Ни могильников, а ведь полегло якобы много десятков или даже несколько сотен тысяч человек, ни остатков оружия: стрел, мечей, кольчуг. Возникает законный вопрос: там ли ищут Куликово поле?»

Но вот недавно специалисты Института географии РАН совместно с археологами Государственного исторического музея и сотрудниками Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» завершили масштабную работу по созданию палеогеографической карты, с доподлинной точностью восстанавливающей исторический ландшафт Куликова поля. У ученых теперь практически не осталось сомнений, что знаменитое сражение происходило на относительно небольшом открытом участке площадью примерно три квадратных километра на правом берегу реки Непрядвы, со всех сторон окруженном густыми лесами.

Сегодня территория музея-заповедника «Куликово поле» – открытая всем ветрам степь. Даже трудно себе представить, что некогда здесь шумели дремучие леса. Многих исследователей это и ввело в заблуждение – они искали место битвы на просторе, не подозревая о том, что оно могло быть ограничено небольшой территорией, свободной от леса, например, очень большой поляной. Перед географами стояла задача поэтапно реконструировать ландшафт места Донского побоища. Им пришлось прежде всего учитывать то, что развитие природы подчинено периодическим колебаниям – ритмам разной степени интенсивности. Ученые утверждают: наиболее конструктивный ритм для местной лесостепи – так называемый 2000-летний ритм Шнитникова. Как правило, каждые 2000 лет на границах резких изменений тепло– и влагообеспеченности происходит перестройка локальных ландшафтов, в том числе изменение характера флоры, гидрологического режима и почвообразовательных процессов. Время Куликовской битвы как раз приходится на переход от теплой влажной фазы (пика разрастания лесов в северной степной зоне) к более холодной. Период после Куликовской битвы характеризуется суровыми погодными условиями. В литературе он известен как малый ледниковый период, длившийся на протяжении XV-XVIII веков, для которого характерны суровые зимы, короткий вегетационный период, активная эрозия почв, способствовавшая выравниванию рельефа. Все это, естественно, привело к тому, что сегодняшний ландшафт места сражения лишь отдаленно напоминает тот, какой был здесь во времена Дмитрия Донского.

Вот что рассказала палеогеограф Майя Гласко: «Высказывалось, например, мнение, что битва могла состояться на левобережье Непрядвы, но оно было сплошь покрыто лесными массивами, где коннице не то что разъехаться, а даже выстроиться было бы негде. Мы подробно изучили месторасположение лесных массивов на данной территории в XIV веке и увидели, что на правом берегу Непрядвы можно очертить открытое степное пространство, не очень широкое, но в которое вполне вписываются масштабы сражения. Это был узкий участок, единственный на берегу Непрядвы, где могли сойтись в битве многотысячные войска. Конечно, не сотни тысяч, как говорится в летописях. Максимум здесь могло выстроиться тысяч шестьдесят воинов с той и другой сторон».

Составленная палеогеографическая карта района Куликова поля дала историкам важный аргумент в пользу того, что битва произошла именно при слиянии Непрядвы и Дона. Дело в том, что описанный исследователями ландшафт – относительно узкое открытое пространство, окруженное лесами, – как нельзя лучше соответствует характеру развернувшегося там боя. По-видимому, Дмитрий Донской очень грамотно подошел к выбору места сражения, воспользовавшись тем, что за дубравами мог укрываться его засадный полк. Исследователи считают, что если бы битва состоялась в открытом поле, то Мамай легко справился бы с русской дружиной – ведь тактика монголов известна. Сначала мощная «артподготовка» – легковооруженные всадники расстреливали с дальней дистанции плотные построения противника из мощных луков, а затем кинжальные удары тяжелой кавалерии рассекали боевые порядки и опрокидывали врага. Однако в данном случае князь Дмитрий не дал Мамаю воспользоваться преимуществами хваленой монгольской тактики: русские воины то и дело предпринимали лобовые контратаки в узком месте – между двумя дубравами – и быстро отступали, снова укрываясь за лесом. По мнению военных историков, князь Дмитрий Донской придерживался тактики суимных боев (стычка, сшибка), чтобы неожиданными атаками сбить противника с толку и не дать ему сконцентрировать силы и осуществить массированный главный удар. Историки считают, что сражение представляло собой скоротечные кавалерийские стычки с последующими маневрированием и перестроением. Бой, судя по всему, был тесным, кровопролитным и скоротечным. По современным меркам, он длился совсем недолго – около трех часов. По оценкам военных историков и археологов, русская рать насчитывала не 100 тысяч человек, как указывается в летописях, а не более 20-30 тысяч. Можно предположить, что численность монголов была примерно такой же. Едва ли осторожный Дмитрий Донской пошел бы на решающую битву с армией, значительно превосходящей по численности его войско. Таким образом, получается, что в битве с двух сторон участвовало приблизительно 60 тысяч человек. Больше куликовская поляна вместить не смогла.

Впрочем, по оценкам некоторых военных историков, даже эти данные могут быть завышены. В сражениях такого рода, уверяют историки, погибало обычно от 10 до 15 процентов личного состава каждой армии. Значит, и в ходе Мамаева побоища пали от 6 до 9 тысяч воинов. Этот факт подтверждает и то, что археологических находок, связанных с Куликовской битвой, уцелело не так много, как хотелось бы исследователям. И могильник павших воинов до сих пор не найден потому, что он является не курганом, как предполагалось раньше, а относительно небольшим захоронением площадью примерно 50 квадратных метров. Археолог Государственного исторического музея Михаил Гоняный знает о существовании древнерусского могильника в районе села Монастырщина, расположенном на слиянии Дона и Непрядвы. Правда, в настоящее время на его месте стоит деревня. Михаил Гоняный планирует провести здесь геофизические исследования.

Особо следует сказать о якобы полном отсутствии материальных следов сражения. Это не совсем так. Следов знаменитой битвы на сегодняшний день действительно найдено немного, но тому есть свое объяснение. Историки полагают, что основная масса оружия (включая наконечники от стрел), кольчужные доспехи, конские сбруи были собраны сразу же после битвы, 8 сентября 1380 года. Оружие и металлические изделия в те времена ценились очень высоко, а мародерство на поле битвы не считалось преступлением.

В 1799 году на участке, о котором идет речь, были проведены первые распашки. Местные помещики предлагали хорошее вознаграждение за ценные находки, поэтому крестьяне перепахивали поле плугом вдоль и поперек и продавали хозяевам земли найденные предметы. Необходимо отметить, что места обнаружения находок сосредотачиваются строго на очерченной палеогеографами территории. Значительная часть реликвий, найденных в XIX веке, находилась на участке между селами Монастырщина и Хворостянка. На протяжении XIX и XX веков здесь также нередко находили вещи времен Куликовской битвы. Среди наиболее ценных находок – золотые перстни и кресты XIV века.

Современные исследователи каждый сезон отправляются на Куликово поле, вооружившись металлоискателями. И если обнаруживается вдруг что-то стоящее, оно становится бесспорной сенсацией. К примеру, летом 2000 года на месте сражения была найдена пластина от панцирного доспеха. Скорее всего, это фрагмент подола пластинчатого панциря, стягивавшегося ремешками. Как утверждает специалист по военной археологии Государственного исторического музея Олег Двуреченский, «русские воины позаимствовали идею изготовления пластинчатых доспехов у монголов, после середины XV века таких пластин не производили».

Интересно, что спустя два года, в 2002 году, в непосредственной близости от места предыдущей находки были обнаружены фрагмент кольчуги и подпружная пряжка. Обрывок кольчуги представляет собой девять колец из латуни, соединенных друг с другом. По мнению Олега Двуреченского, этот кусок из цветного металла предназначался не для защиты, а для украшения дорогого доспеха, судя по всему, русского воина. Олег Двуреченский поясняет: «Почему удалось найти именно украшение из латуни? Цветной металл в отличие от железа в земле не пропадает. И потом, на этом месте была сшибка, люди секлись, и с них летели куски доспехов. Крупные вещи с убитых и раненых были собраны сразу же. Наш же удел сегодня – находить только мелкие, незаметные глазу фрагментики, спрятавшиеся под землей. Кстати, фрагмент кольчуги лежал под землей на глубине всего 30 сантиметров. На этом месте никогда не жили люди, всегда было чистое поле, поэтому земля сильно не «наросла». Неслучайно в местечке под названием Зеленая Дубрава, где сейчас леса нет и в помине, а в XIV веке стояла густая непроходимая дубрава, в последние годы археологи находили немало наконечников стрел».

Эксперты по вооружению установили, что найденные вещи принадлежат строго определенному временному отрезку – с середины XIII до середины XV веков. Согласно же летописям, на слиянии Непрядвы и Дона в тот период была только одна битва – Куликовская. В числе последних находок, относящихся, по мнению археологов, непосредственно к Куликовской битве, – походный ножичек с длиной лезвия всего два сантиметра, а также подпружная пряжка и втулка от копья. Факт находок вооружения – фрагменты русской кольчуги и пластины доспеха монгольского типа, находящиеся близко друг от друга, в чистом поле, именно на том участке, который определили палеопочвенники как безлесный, пустой, – лишний раз свидетельствует в пользу исследователей, утверждающих, что Донское побоище происходило именно здесь. «Мы будем продолжать искать предметы, принадлежащие воинам, – говорит Михаил Гоняный. – Их много не будет. Но они будут обязательно».