Летописные повести походе князя игоря. Илья першин (в джазовой аранжировке) слово о полку или а был ли мальчик? Возможен ли дальний поход весной

О походе Игоря рассказывают нам и летопись, и замечательное, бессмертное произведение древнерусской художественной литературы - «Слово о полку Игореве».

Игорь выступил в поход из Новгорода Северского 23 апреля; постепенно собирая свою дружину, он шел «тихо». Вскоре к нему присоединились его брат Всеволод из Трубчевска, из Путивля - сын Владимир, из Рыльска - князь Святослав Ольгович. От князя Ярослава Черниговского Игорь получил вспомогательный отряд во главе с воеводой Ольстином Олексовичем, и на этом закончил сбор дружины.

На 9-й день похода, 1 мая 1185 года. Игорь с дружиной подошел к Донцу, где их застало неожиданно наступившее солнечное затмение, которое дружина сочла за плохое предзнаменование. Однако Игорь успокоил дружинников, перевел дружину на другой берег Донца, а отсюда направился к реке Оскол, где через 2 дня соединился с вспомогательными отрядами князя Всеволода, шедшего сюда из Курска по другому пути. Соединенные силы Игоря прошли на юг до реки Сальницы, где разведчики донесли, что половцы находятся наготове.

Не желая отступать без боя, Игорь решил продолжать наступление. Русская дружина шла под защитой темноты всю ночь. На другой день, в пятницу, около 12 часов Игорь встретил половецкие полки, стоявшие на другом берегу реки Сюурлия. Выстрелив из луков и не приняв боя, половцы ускакали. Часть дружинников погналась за неприятелем и захватила богатую добычу.

Так прошло несколько дней. Далеко зашла в степь дружина Игоря. Обстановка была тревожной. Нужно было уходить обратно, но основные силы ждали возвращения передового полка, пустившегося в погоню за половцами. Люди и кони были утомлены. Святослав и Всеволод требовали от Игоря дать людям и коням отдых. В результате этих настояний русское войско расположилось в степи на ночлег. «Дремлет в поле Ольгово хороброе гнездо. Далече залетело!» - говорится в «Слове о полку Игореве».

В субботу ранним утром крупные силы врага начали наступление, окружая русских. Князья спешили конницу и стали пробиваться к Донцу. Весь день длилась жестокая битва. Ее не остановила и наступившая ночь. Бой продолжался и на второй день, в воскресенье. Половцы упорно не подпускали русских к воде и те очень страдали от жажды. Пытаясь подбодрить павших духом и предотвратить опасность разъединения русских отрядов, Игорь отошел неосторожно от своего полка и был схвачен половцами. Когда, его брали в плен, он еще видел, как брат его Всеволод стойко, отбивался от наседавших на него половцев.

На реке Каяле происходила эта битва, закончившаяся поражением для русских войск. Только ничтожная часть игорева войска спаслась бегством, подавляющее же большинство воинов было убито. О гибели северских дружин даже некому было передать известие на Русь. «Слово о полку Игореве» так описывает конец побоища Игоря с половцами:

«Что мне шумит, что мне звенит издалека рано перед зарею? Игорь полки поворачивает: жаль ведь ему милого брата Всеволода. Бились день, бились другой, на третий день к полудню пали стяги Игоревы. Тут братья разлучились на берегу быстрой Каялы; тут кровавого вина нехватило; тут пир докончили храбрые русские: сватов напоили и сами полегли на землю Русскую. Никнет трава от жалости, я дерево с печалью к земле преклонилось» (Перевод С. Шамбинаго и В. Ржиги) (Князь Игорь под наблюдением 20 сторожей жил в плену у половцев вместе с несколькими своими слугами. Вскоре Игорь задумал побег. Выбрав вечер, когда бдительность сторожей, опьяненных кумысом, ослабла, Игорь тайком пришел к реке, переправился на другой берег и, сев на коня, с которым ожидал его там слуга, поскакал прочь. Погоня не настигла Игоря. Загнав коней, Игорь доскакал до русского брода, а оттуда 11 дней пешим добирался до города Донца, откуда направился уже в свой город Новгород Северский ).

Так повествует о битве с половцами и гибели русской дружины «Слово о полку Игореве» - этот ценнейший исторический памятник Руси XII века, это гениальное художественное произведение, свидетельствующее о высокой русской культуре того времени.

Великой печалью и глубокой обидой напоены страстные строки «Слова». Но за тоской и обидой в «Слове о полку Игореве» ярко выражено горячее желание неизвестного поэта, пылкого патриота своей родины, - чтобы великий русский народ перед лицом врага покончил с феодальной раздробленностью Русской земли, осуществил свое национальное единство, отстоял свою отчизну от всех вражеских нападений.

Автор «Слова» призывает русских князей к единению для защиты всей русской земли от внешнего врага, от черных воронов, от половчанина поганого. Карл Маркс, высоко ценивший «Слово о полку Игореве», писал, что «смысл поэмы - призыв русских князей к единению, как раз перед нашествием монголов».

«За обиду нашего времени - За землю Русскую, За раны Игоревы - Храброго Святославовича».

Свыше семи с половиной веков прошло с того времени как в Киевской Руси был создан замечательный памятник мировой поэзии «Слово о полку Игореве», но и сейчас еще это «Слово» волнует наши умы и сердца, еще больше усиливает чувство любви советских людей к своей священной земле - к социалистической Родине.

Ценные сведения о походе Игоря на половцев черпаем мы также из русской летописи по Ипатьевскому списку. Подобно «Слову», рассказ летописи глубоко Патриотичен, проникнут гордостью за мужество Игоря и его соратников, горькой скорбью за поражение русского войска:

«И сказал Игорь (братьям своим и дружинникам): «Вот, должна быть, собрали мы на себя всю землю половецкую: Копчака и Козу Бурновича, и Токсобича Колобича, и Етебича, и Терьтробича». И посоветовались, слезли с коней, хотели они с боем дойти до реки Донца, а говорили: «Если побежим, убежим сами, а простых людей оставим, то будет нам грех, что их выдали врагам; или умрем, или живы будем вместе». И сказав так, слезли с коней и пошли сражаясь... И так сражались мужественно весь день до вечера, и много было раненых и мертвых в полках русских; когда же настала ночь субботняя, русские пошли с боем... Храбро все сражались... И как приблизился (раненый) Игорь к своим полкам и переехал поперек поля, и тут его взяли в плен на один полет стрелы в отдалении от своего полка. Взятый в плен Игорь видел своего брата Всеволода мужественно сражающимся и просил себе смерти, чтобы не увидеть падение своего брата; Всеволод же до того бился, что и оружия не осталось в его руках, и бились в пути... И так, в день святого воскресения навел на нас господь гнев свой, вместо радости, навел плач и вместо веселья - горе, на реке Калке» (перевод М. Н. Тихомирова).

Интересен вопрос - где же именно происходила героическая схватка дружины Игоря с превосходящими силами половцев? Жителей Ростовской области этот вопрос особенно интересует еще и потому, что в пределах области имеются реки Сал и Кагальник, своими названиями напоминающие Сальницу, Каялу. Поход Игоря, должно быть, происходил где-то в близких к современной Ростовской области местностях. Где же?

По этому вопросу ученые высказывали самые различные соображения.

Еще известный историк Н. М. Карамзин предполагал, что Сальница - это река Сал, которая впадает в Дон с левой стороны, у Семикаракорской станицы, а река Каял - это река Кагальник, впадающая в Азовское море вблизи устьев реки Дон. Высказывалось и соображение о том, что Сюурлия - это донская протока Сусата, между устьями Сала и Маныча.

Если такая точка зрения правильна, тогда следовало бы признать, что решающие события похода князя Игоря на половцев развертывались именно на территории современной Ростовской области.

Однако другие исследователи решительно возражали против мнения Карамзина Подробно разбирая возможный путь Игоря, изучая географию местности, старинные названия рек, сопоставляя письменные источники и т. д., ученые расходились, да и сейчас продолжают расходиться в своих мнениях о том, где именно, в каком пункте произошла битва игорева войска с половцами, по какому точно маршруту пролегал путь Игоря в половецкую землю.

В 1937 году советский ученый проф. К. В. Кудряшев опубликовал работу, в которой, на основе тщательного разбора и анализа всех материалов, пытался установить местонахождение летописных рек Сальницы, Сюурлии и Каялы. Проф. К. В. Кудряшев считает, что Сальница впадала в Донец между Изюмом и Юзюмцем и что река Каял соответствует реке Кальмиус в бассейне Азовского моря (В новейшей своей публикации К. В. Кудряшев отстаивает вариант, по которому поражение северских войск Игоря произошло в районе Торских соляных озер и реки Макатихи («Каялы»), то есть в местности между Сев. Донцом и Сухим Торцом (К. В. Кудряшев. - «Слово о полку Игореве» в историке географическом освещении, «Слово о полку Игореве», Сборник статей. Гос. Литер. Музей. М., 1947) ).

Однако и точка зрения проф. Кудряшева не может быть признана окончательно разрешающей этот вопрос.

Одна из последних по времени попыток определить вероятный путь князя Игоря Северского на половцев в 1185 году (работа В. Афанасьева, опубликованная в 1939 г.) устанавливает, что местом гибели игоревых войск является междуречье рр. Белая Калитва - Быстрая, за рекой Сев. Донцом. Это - район расположения хут. Усть-Быстрянского, ст. Екатериновки, ст. Усть-Белокалитвенской и др. Место последней битвы Игоря с половцами усматривается в окрестностях хут. Усть-Быстрянского. Нынешняя река Быстрая, по-видимому, и представляет собой реку Каялу.

Если взгляды В. Афанасьева правильны, то выходит, что заключительные действия похода Игоря на половцев развертывались на территории нынешней Ростовской области.

Смертью храбрых закончили свой поход на половцев дружинники Игоря. Кровью лучших сынов платила Русь, героически отстаивая свободу и независимость своей земли…

Особенной обстоятельностью отличается повесть Ипатьевской летописи. Здесь рассказывается, что 23 апреля 1185 г., во вторник, князь Игорь Святославич выехал из своего города Новгород-Северска, взяв с собою своего брата Всеволода из Т рубчевска, племянника своего Святослава Ольговича из Рыльска и сына своего Владимира из Путивля.
При них был и вспомогательный отряд «коуев» (осевшие кочевники), которых прислал Игорю черниговский князь Ярослав. Князья двинулись в поход против половцев.
Когда они дошли до реки Донца, случилось солнечное затмение. И бояре и дружины смутились, видя В этом недоброе знамение. Но Игорь сказал: «Сами увидим, на добро нам или на зло сотворил его бог». Войска переправились через Донец, подошли к Ос колу, где Игорь два дня поджидал брата; тот шел иным путем из Курска. Отсюда пошли к реке Сальнице.

3десь их встретили заранее высланные вперед «сторожа» — разведчики, которые сообщили, что видели половцев уже готовыми к бою, и советовали князьям вернуться домой. Но князья не согласились на это. «Если нам, не бившеся, возвратиться, то срам нам будет хуже смерти».

На другой день, в пятницу, встретились с половцами. Русские построились в шесть полков, имея отборных стрелков впереди. Первая стычка с врагами была удачна для русских: они разбили половцев, захватили пленных и богатую добычу. Игорь хотел преследовать врагов и ночью, но по просьбе Святослава согласился переночевать на месте, чтобы дать отдых людям и коням.

На рассвете следующего дня, в субботу, половцы начали наступать со всех сторон. Начался бой. Во время боя Игоря ранили в руку. Бой длился всю субботу и ночь на воскресенье. На рассвете дрогнули черниговские кони и побежали. Игорь поскакал, чтобы остановить их, но ничего не добился. На обратном пути Игорь был схвачен половцами. Бой кончился полным разгромом русских. Все князья были взяты в плен.

О походе Игоря великий князь киевский Святослав узнал во время своих разъездов для подготовки похода на половцев, который он предполагал предпринять летом. Позднее он узнал и о поражении Игоря. Это известие очень огорчило великого князя.

Разгромив Игоря, половцы бросились на Русь. Они разбились на два отряда. Одни, во главе с Кончаком, пошли на Киевскую область, другие, с ханом Гза — на Посемье. Кончак осадил город Переяславль, но взять его не смог. Тогда он отошел от города и на обратном пути напал на город Римов и захватил его. Гза разорил Путивльскую область, пожег села и даже часть укреплений города и вернулся в свои степи.

Дальше летописная повесть рассказывает о жизни Игоря в плену и о бегстве его из плена при содействии половчанина Лавора (Овлура). Благополучно добрался Игорь до своего Новгород-Северска, оттуда поехал сначала к Ярославу черниговскому, а от него в Киев, к великому князю Святославу.

Таким образом, повесть рассказывает об определенном историческом событии — о походе северских князей на половцев в 1185 г. и о последовавшем набеге половцев на южные княжества. Ее автор обстоятельно повествует о походе, останавливая внимание читателя на мелких подробностях, старается точно изложить всю фактическую сторону похода. Довольно искусно автор строит свою повесть, вводя в нее не только описание событий, но и речи Игоря, Святослава и других лиц,

Автор живо рисует пребывание Игоря в плену, подготовку к бегству и возвращение на родину. Религиозно настроенный автор пронизывает свою повесть церковно-христианским духом. Благочестием наделяет он и князя Игоря. Победу русских над половцами при первом столкновении Игорь объясняет помощью бога, а поражение — наказанием божьим за те убийства и кровопролития, которые он, Игорь, учинил на Руси.

По-иному строит свое произведение автор «Слова о полку Игореве». Поход Игоря ему важен не сам по себе, не как интересный сюжет для повествования, а как показательный пример того, к чему приводят разрозненные действия отдельных князей, которые в погоне за славой забывают общерусские интересы. Он осмысливает причины неудачи похода Игоря, беря жизнь Руси за целых полтора столетия — от «старого» Владимира (Святославича) до «нынешнего Игоря».

Автор «Слова» раздумывает над судьбами Русской земли, страдающей от княжеских раздоров и нападений половцев. Основное в «Слове» — не событие, не факты, а их смысл и значение для Руси. Автор стремится разъяснить, как пагубны для страны княжеские междоусобия, как от них страдает народ, как этим пользуются половцы, нападая на Русь. Но автор не только разъясняет это, но и заставляет пережить, перечувствовать основные несчастья своей страны, размыслить над ними, он старается призвать князей к согласию между собой и к единению в защите Русской земли.

Основной текст:

РНБ, F.IV.231

Разночтения:

БАН, 16.4.4 (Ипатьевский) И

БАН, 21.3.14 (Яроцкого) Я

РНБ, собр. Погодина, № 1401 (Погодинский) П

л.196 (В лѣто 6693). В то же время Святославичъ Игорь, внукъ Олговъ, поеха з Новагорода мѣсяца априля въ 13 день, поимя съ собою брата Всеволода ис Трубска, и Святослава Олговича, сыновца своего з Рылска, и Володимера, сына с го, с Путивля, и у Ярослава испроси помочь Олстина Олекшича Прохор внука с ковуи и с // л.196 об. черниговскими. И тако идяху тихо, собираючи дружину се Бяху бо в нихъ и кони велми тучны. Идущим же имъ к Донцу рѣцѣ в год черный, Игоръ же возрѣ на небо и видѣ солнце, стоящоI.1[Я стояща.] яко мѣсяцъ, рече яром своим и дружинѣ своей: «Видите ли, что есть знамение се?». Оны[Я они.] возрѣвше, видѣвше[Я видѣша.] вси, и поклонишася главами, и поникоша, и рекоша мужи: «Княже, се есть не на добро знамение се». Игоръ же рече: «Братие и дружино, тайны Божия никто же вѣсть, а знамению творецъ Богъ и всему миру своему. А намъ что сотворит Богъ, или добро и наше зло, - а то же намъ видѣти». И то рекъ, перебриде Донецъ.

И тако прииде ко Осколу, и жда два дни брата своего Всеволода: тот б шел иным[Я инѣм.] путемъ ис Курска. И оттуду выидоша к Салници. Ту с коуе с ними сторожи приехаша, ихже бяше послали языка ловит. И рекоша приехавше: «Видѣхомся и з ратными вашими, со доспѣхом ездят. Да или поедете борзо, возворотимся домовъ 5яко не наше есть веремя». Игорь же рече с братьею своею: «Оже ны боудеть не бившися возворотитися5, то соромъ намъ будетъ пун смерти. Да како намъ Богъ дасть». И тако оугадавше, ехавше чрез ночъ. Заутра же, пяткоу наставшу, вь обѣдное[Я обидные.] время оусрѣтоша[Я устрѣтоша.] полки половецкие. Бяху бо до нихъ доспѣвали, вежи свои пустили за ся, а сами,[Я самы.] собравшеся от мала до велика, стояху на оной сторонѣ рѣчки Суурлии. И изрядиша полковъ 6: Игоревъ полкъ середѣ, а по праву брата его Всеволож, а по лѣву Святославль, сыновца его; на передѣ сынъ ему Володимеръ и другий полкъ Ярославли же бяху с Олтином коуеви, а третѣи[Я третый.] полкъ на передѣ стрѣлцы,[Я стрѣлци.] иже бяху от всѣхъ князь выведены. И тако изрядиша[Я изрядыша.] полки своя, и рече Игоръ къ братии своей: «Братия, сего есмы искали, а потягнѣмъ». И тако поидоша к нимъ, положили же на Бозѣ оупование свое. И яко быша к рѣцѣ Суурлии, и выехаша с половецких // л.197 полковъ стрѣлци и пустивше по стрѣлѣ на Русь, и тако поскочиша.

Русь же бяху еще не переехали рѣки Суурлии.[Я Суурли.] Поскочиша же и ти половцы силы половецкия, а котории же далеко рѣки стояху. Святослав же Олговичь и Володимеръ Игоревичь и Олсти с[Доб. по И.] коуи[Я коу.] и стрѣлцы потекоша по нихъ,[Я ных.] а Игоръ и Всеволод по малу идоста,[Я идоша, ста.] не роспускаючи[Я роспустя.] полку[Я пулку.] своего; передныи же разбиша[Я разбыша.] и имаша. Половцы же побѣгоша вежи, и Рус же дошедше вежи,[Я вежъ и.] ополонишася, друзии же в ночи приехаша к полком с полоном. И яко собрашася половци вси, и рече Игоръ къ братом и к мужем своимъ: «Се Богъ силою своею возложилъ на вороги наша побѣду, а на нас честь и славу. Се же видѣхомъ полки половецкия, иже мнози суть; ту же ци вси ся суть совокупили. Нынѣ поедемъ чрез ночь. А кто пойдет заутра по нас, та ци вси поедуть, на лучшыи конѣци переберутся, а з самыми, како нам Богъ даст». И рече Святославъ Олговичь стрыема своима: «Далече есмь гонил по половцех, а конѣ мои не могутъ. Еже ми нынѣ будеть[Я буде.] поехать, то толико ми будет на дорозѣ остати». И поможе ему Всеволод, якоже облечи[Испр. по И. Е, Я облегчи.] ту. И рече Игорь: 23«Да не дивно есть разоумѣющи, братья, оумрети». И облегоша тоу. Свѣтающи же соуботѣ, начаша выстоупати полци половецкии, акъ боровѣ. Изумѣшася князи рускии, кому ихъ которому поѣхати, бысть бо ихъ бещисленое множество. И рече Игорь 23 : «Се, вѣдаючи, собрахомъ на ся землю всю и Кончаки, и Козобоирновича, и Токсобича 24Колобича, и Етебича, и Терьтробича»24. И тако оугадавше всѣ, сосѣдоша с коней, хотяху бо, биющеся, доити рѣки Донца. Молвяху бо: «Иже побѣгнемъ, оутечемъ самы,[Я сами] а черный оставимъ люди, то от Бога намъ будет грѣхъ, сихъ[Я сых.] выдавше, пойдем. Но или оумремъ, или живы будемъ всѣ на едином мѣсте». И тако рекше, всѣ съсѣдоша с коней и поидоша биющеся. И тако Божиимъ попущениемъ оуязвиша[Я уязвыша.] Игора в руку и мертвиша[Я мертвыша.] шуйцу его. И бысть печаль велика в полку его: и воевода имяху, тот наперед уязвленъ бысть. И тако бишася крѣпко тот день до вечера, и мнози[Я мнозы.] ранны и мертвы быша в полкохъ//л. 197 об. руских. Наставши же ночи суботнѣй, и поидоша биючися.

Бысть же свитающей[Я свѣтающе.] недели, возмятошася куиевы[Я куевы.] полки, побѣгоша, Игоръ же бяше в то время на кони, зане раненъ бяше, и поиде к полку ихъ, хотя возворотити к полком. Уразумѣлъ[Я уразул.] же, яко далече шел есть от людий, соимя шолом, погна опять к полком 33того дяля, что быша познали князя, и возворотилися быша33. И тако не возворотися никто же, но токмо Михалко Юргевич[Я Гюргевич.] позналъ князя, возворотися. Не бяху бо добры и 35смяли коуи35, но мало от простыхъ, или 36от отрокъ36 боярских, добры бо[Я ибо.] вси бияхуся идущи пѣши. И посредѣ ихъ Всеволод не мало мужество показа. И яко приближися Игоръ к полком своим, и преехаша[Я приехаша.] поперекъ 39и тоу яша39 единъ[Я одинъ.] перестрѣлъ одале полку своего. Держима[Я дръжима.] же Игоръ видѣ брата Всеволода, крѣпко биющеся, и проси души своей смерти, яко да бы не видѣл падения брата своего. Всеволод же такъ бился, яко оружия в рукоу его не доста; и бияхоу бо ся идуще в кругъ по озерѣ.

И тако в день святаго воскресения наведе на ны Богъ гнѣвъ свой, въ радости мѣсто, наведе на ны плачь и въ веселия мѣсто жаль на рѣцѣ Каялы. Рече же Игоръ: «Помянух азъ грѣхи своя пред Господемъ Богомъ моим, яко много оубий- ство и кровопролитие[Я кровопролитья.] сотворихъ в земли христианстей, яко же бо азъ не пошадѣхъ христианъ, но взях на щитъ город Глѣбовъ у Переяславля. Тогда бо не мало подъяша зло безвинныи христиане отлучаемы - отецъ от рождении своих, 43братъ от брата, другъ от друга своего и жены от подроужии своихъ, и дщери от материи своихъ43, и подруга от подруги своея, и все смятеном плѣном и скорбию. Тогда бывшею живыи мертвым завидятся, а мертвый радовахуся аки мученицы святыи огнемъ от жизни сея искушение приемше. Старци поривахуся[Испр. по П. Е, Я поринахуся.] иже юности лютыя и немилостивыя раны подъяша, мужы[Я мужи.] же пресекаемы 46и расѣкаеми бывають, жены же осквѣрняеми46. И та вся сотворивый и азъ». Рече Игоръ: «Не достойно мя бяше//л. 198 жити. И се нынѣ вижю[Я вижу.] отместие от Господа Бога моего. Где нынѣ возлюбленный братъ мой? Где нынѣ сынъ брата моего? Где чадо рождения моего? Где бояре думающий? Где мужы храборствующии? Где ряд полчный? Где 48кони и48 оружия многоценная?[Я многоцѣнныя.] Не от всего ли того обнажихся и связана[Испр. по П. Е, Я вся за ны.] преда мя Господь в руки[Я руку.] безаконным тымъ? Се возда ми Господь по беззаконию моему и по злобѣ моей на мя и сниидошася днесь грѣси мои на главу мою. Истиненъ Господь, правы[Я прави.] суды его зѣло. Азъ же[Я бо.] оуже не имамъ съ живыми части. Се бо нынѣ вижу другая мучения вѣнца приемлюща.[Я приемлюще.] Почто азъ единъ повинных не прияхъ страстий[Я страсти] за вся сия? Но владыко, Господи Боже мой, не отрини[Я отрины.] мене до конца, но яко воля твоя, Господи, тако[Я та.] и милость твоя над рабомъ твоимъ». И тако[Я тогда.] кончавшуся полку, разведены быша, и поиде кождо во своя вежи. Игоря же бяху яли Торгови муж именемь[Доб. по И. Е, Я нет.] Чилбукъ, а Всеволода, брата его, ялъ Романъ Кзичь[Испр. по И. Е, Я князь.], а Святослава Олговича Елдучокъ въ Борчевичех, а Володимера Купти в Улашевичихъ.[Испр. т Е, Я Улашевич.] Тогда же на полчищи Кончакъ поручися по свата Игоря, зане бяше раненъ. От толиких же людей мало ихъ избысть нѣкакимъ получениемъ. Не бяше бо лзѣ[Испр. по И. Е якъ, Я лести.] бѣгаючим[Я бѣгающим.] утечи, зане, яко стѣнами силными, тако ограждены[Я окружны.] бяху полки половецкими, но[Я на.] наших Руси 66с 1566 муж утекших, а коуемъ мнѣе, опрочь в мори истопоша.

В то же время великый князь Всеволодич Святославъ шел бяше в Курачев и собравше от верхнихъ[Я верхных.] земль вой, хотя ити на половцы к Донови[Я Доновѣ.] на все лѣто. Яко возворотити Святославу и был в Новгорода[Я Новегорода.] Сѣверскаго и слыша от братии своей, иже шли суть на половцы, оутаившися его, и не любо бысть ему. Святослав же идяше в лодияхъ, яко прииде к Чернигову, в той год прибѣже Бѣловолод Просович и повода //л. 198 об. Святославу бывшее о половцех. Святослав же то слышав, велми воздхнувъ, оутеръ слезь своих и рече: «О любовная моя братия и сынове и мужи земли Руския![Я Руское.] Дал 71ми бы71 бяше Богъ притомити поганыя,[поганым.] но воздержавше юности отвориша ворота на Рускую землю. Воля Господня да будет о всемъ. Да колко ми жаль на Игоря бяше, тако нынѣ жалую болши по Игорѣ, братѣ моем». По сем же Святослав пославъ сына своего Олга, и Володимера[Я Водимера.] в Посемье.[Так Я (м - выносное). Е Посеемъ.] Тако слышавше, восмятошася городы Посемские.[Так Я (м - выносное). Е Посеемские.] И бысть скорбь и туга лютая, яко[Я якоже.] николи же не бывала по всем Посемьи[Испр. по И. Е, Я Помсей.] и в Новѣгородѣ Сѣверском и по всей волости Черниговской: [Доб. по Я. Е нет.] князи изоиманы и дружина изоимана и избита. И метахуся, аки возмут всѣ[Испр. Е вѣсть. Я вѣ.] городы, воставаху. И не мило бяше комуждо свое ближнее, но мнози тогда отрѣшахуся душъ своих, жалующе по князехъ своих. По сем же посла Святославъ къ Давыдови к Смоленску, река: «Рекли быхом на половцѣ поити и лѣтовати на Донѣ. Ныне же се половци победили Игора и брата его съ сыномъ. А поеди, брате, постережем землѣ Руское». Давыдъ же прииде по Днѣпрѣ, приидоша же ины помочи, и сташа у Треполя. Ярослав же к Чернѣгову совокупи воя своя и стояше.

Поганыя же половцы, победившая[побѣдиша.] Игоря съ братиею,[Я доб. и.] взяша гордость великую[Я велику.] и совокупиша весь языкъ свой на Рускую землю. И бысть у нихъ котора. Молвяше бо Кончакъ: «Поидемъ на Киевскую землю, где суть избита братия наша и великий княз нашъ Бонякъ». И Кза молвяше: «Пойдем на Семъ, гдѣ ся остали жены и дѣти: готов нам полон собран,[Испр. Е собранъ.] емлем же городы без опаса». И тако раздѣлишася на двое. Кончакъ поиде к Переяславлю, и оступи // город; и бишася ту весь день. Володимер же Глебович бяше князь в Переяславли, бяше дерзъ и крѣпокъ к рати. И выеха из города и потече к нимъ, и по нем мало дерзну дружины, и бися с ними крепко, и обступиша и мнози половци. Тогда прочии видѣвше князя своего крепко биющася,[Я биющися.] выринуша[Я выринушася.] из города и тако отъяша князя своего, язвенна суща треми копиими. Съи[Испр. по П. Е, Я Со.] же Володимеръ доблий язвенъ и труденъ в(ъ)еха в город свой, и оутре мужественнаго поту своего за отчину свою. Володимер же слаше ко Святославу и к Рюрикови[Я Рюриковѣ.] и Давыдови,[Я Давыдовѣ.] река имъ: «Се половцы у мене, а помозѣте ми». Святослав же слаше къ Давыдови, а Давыдъ стояше у Треполя съ смолняны. Смолняне же почаша вѣчи дѣяти, рекуще: «Мы пошли до Киева, даже бы была рать, да билися быхом. Нам ли иноя рати искать, то не можем, уже ся есмы изнемогли». Святослав еже[Я же.] съ Рюриком и со инѣми помочми влегоша в Днѣпръ противу половцем, а Давыдъ возворотися опять съ смолняны. То слышавше половци возворотишася от Переяславля. Идущи же мимо, приступиша к Рымовѣ. Рымовцѣ же затворишася в городѣ и возлѣзше на табора, и тако Божиим судомъ соступиста два городничи и з людми тако к ратным, и прочая гражданы[Я гражаны.] найде страх. Да который же гражданы[Я гражанѣ.] выидоша из города и бияхуся крѣпко,[Я нет.] ходяще по Рымскому болоту, то тыи избѣгоша плѣна. А кто ся осталъ в городѣ, а тыи взяты быша вси. Володимер же слашеся къ Святославу Всеволодичу[Доб. по Я. Е нет.] и к Рюрикови Ростиславичу по- нуживая ихъ к собѣ, дабы[Я да быша.] ему помогли. Оны же 95опоздышася, ожидающи Давыда с смолняны И тако князи руския 95 опоздишася[Я опоздиша.] и не заехаша ихъ.

Половци же вземше город Рымовъ и ополонишася полона, поидоша во сво- яси. Князи же возворотишася 97во свояси97, бяху бо печалны съ сыном своим Володимеромъ //л. 199 об. Глебовичем, зане бяше ранен велми язвами смертными, и християнъ плѣненых от поганых. И се Богъ, казня нас за[Доб. по Я. Е нет.] грѣхи наша, наведе на ны поганыя,[Я поганых.] не аки милуя ихъ, но нас казня и обращая нас к покаянию, да быхом ся востягнули от злых своих дѣлъ. И симъ казнитъ нас нахождениемъ поганыхъ, да некако ли смирившеся воспомянемся от злаго пути.

А друзии половцы идоша по оной сторонѣ к Путивлю - Кза у силах тяжких, и повоеваша волость ихъ и села ихъ пожгоша. Пожгоша же и острогъ у Поутивли.[Я Путивля.] И возворотишася во свояси.

Игорь же Святославич в той год бяше в Половцех. И глаголаше: «Азъ по достоянию моему восприялъ побѣду от повеления твоего, Господи владыко, а не поганская дерзость обломи силу рабъ твоих. Не жаль ми есть за свою злобу прияти нужная своя, ихже азъ есмъ приялъ». Половци же аки стыдящеII.1[Я стидящеся.] воеводства своего, не творяху ему пакости, но приставиша к нему сторожев 15 от сыновъ своих, а господичевъ 5, то от всѣх 20, на волю ему даяху: где хотяше, то ездяше 2и ястрябомъ ловяшеть, а своих слугь съ 5 и съ 6 с нимъ ѣздяшеть2. Сторожеве[Я сторожове.] же слушаху и чтяху его; и где посла[Я послаше.] ею, без пря творяху повеленное имъ. И попа же бяше привелъ к собѣ из Руси со святою службою, не вѣдяше[Я видяше.] бо Божия промысла, но творяшеся там долго быти. Но избави Господь за молитву христианску, и мужи многи печаловахуся, и проливаша слезы своя за него. Будущу бо ему в Половцехъ, тамо наидеся мужъ, родом половчин, именемъ Лаворъ. И тот приемь мысль благу и рече: «Пойду с тобою в Русь». Игор же исперва не имяше ему вѣры, но держаше мысль высоку своея юности. Мысляше бо, емше мужь,[Я далее и.] бежати в Русь. Молвяше бо: «Азъ славы дѣля не бежах тогда дружины, и нынѣ неславным путем поити не имам».

С ним бо бяше тысяцкого сынъ и конюший его, и тые[Я тии.] нудяста его[Я и.] //л.200 глаголюще: «Поиди, княже, в землю Рускую. Аще восхощет Богъ, избавит тя». И не угодися ему время таково, какого[Испр. по И. Е, Я на кого.] же искаше.

Но якоже прежде рекохомъ, возворотишася от Переяславля половци. И рекоша Игоревѣ думци его: «Мысль высоку[Я високу.] и не угодну Господеви, имѣяше же в собѣ, а ты ищеши и няти мужа и бежати с нимъ. А о семъ чему не згадаешъ, а иже приидутъ половцы з воины. А се слышахом, избити имъ князя и вас и всю русь; да не будет тобѣ славы, ни живота». Князь же Игорь приемъ в сердце совѣтъ ихъ, уполошася приезду, възыска[Я возыска.] бѣжати. Не бяше бо ему лзѣ бежати в день и в ночь, иже сторожове стережаху[Я стрежаху.] его. Но токмо время таково обрѣте въ заход солнца. И посла Игорь к Лаврови конюшого своего, река ему: «Перееди на ону сторону с конем поводным[Испр. по Я. Е подводным.]». Бяше бо совещалъ со Лавромъ бежати в Русь. В то же время половци напилися бяше кумыза,[Испр. по И. Е, Я комуждо.] и бысть при вечери. Пришел конюший, и повода князю своему Игореви,[Я Игоревѣ.] яко ждетъ Лаверъ. Сей же воставъ оужасенъ и трепетенъ, поклонися образу Божию и кресту честному, глаголя: «Господи сердцевидче, аще спасеши мя, владыко,[Я далее ти.] недостойного». И вземъ на крестъ икону, поднем же з стени, и иде вонъ. Сторожем же его играющимъ и веселящимся, а князя творяща спяща. Сей[Испр. Е сои.] же пришедъ к рѣцѣ, перебред, и всѣд на конь. И тако поидоста сквозѣ вежа. Се же сотвори Господь избавление в пяток в вечеръ. И иде И день до города Донця[Доб. по И. Е, Я нет.] и оттолѣ иде въ свой Новгород. И обрадовашася ему. Из Новгорода иде къ брату Ярославу к Чернигову, помощи прося на Посемье.[Так Я (м выносное) Посеемъ.] Ярослав же обрадовася ему и помощи ему обѣща. Игор же оттолѣ еха ко Киеву к великому князю Святославу. И рад бысть ему Святослав, тако же и Рюрик, сват его.

В то же время Святославич Игорь, внук Олегов, поехал из Новгорода [Северского] месяца апреля в двадцать и третий день, во вторник, взяв с собой брата Всеволода с [города] Трубец познали князя и возвратились бы. Однако же не возвратился никто, а только [боярин] Михалко Юрьевич, узнав князя, возвратился. И когда приблизился Игорь к полкам своим, то поехали [половцы], и здесь схватили [его] на расстоянии одного выстрела от полка своего. И схваченный Игорь видел брата своего Всеволода, который крепко бился, и просил он души своей смерти, чтобы не видеть

Гибели брата своего. Всеволод же так бился, что даже оружия в руках его было недостаточно, а бились же они, идя кругом возле озера.
– И так в день святого воскресенья привел на нас
– Господь гнев свой: вместо радости привел на нас плач,
– и вместо веселости – печаль на реке Каяли.
Почти все русское войско погибло; спаслось бегством лишь пятнадцать мужей. Половцы взяли в плен всех четырех князей и несколько воинов. Когда победители делили добычу, Игоря забрал Кончак, с дочерью которого раньше был помолвлен княжич Владимир. Кончак завез Игоря в свое главное стойбище на реке Тор, южного притока Донца. Воспользовавшись тем, что земли пленных князей остались без защиты, половцы отправились на Русь. В это время Киевский князь Святослав объездил все русские земли, имея намерение собрать большое войско, чтобы отправиться на половцев. Узнав о походе Игоря и разгром его полков, великий князь сказал: “О дорогие мои братья, и сыны, и мужья земли русской! Дал мне Бог подавить плохих, но вы, не сдержав молодости, открыли ворота на Русскую землю. Воля Господняя пусть будет во всем. Пусть как мне жаль было на Игоря, но ныне больше я жалею за Игорем, братом моим”.
Русские войска отправились навстречу врагу. Однако половцы успели сжечь город Рымов и немало поселков. Много русских людей погибло, еще больше попало в плен. Находясь у своего свата, Игорь жил сравнительно свободно, часто ездил на охоту. Обвиняя себя в разгроме русских войск, он переживал тяжелые душевные мучения. Видя это, ему сочувствовали даже половецкие воины и не раз предлагали убежать, тем не менее, князь считал бегство позором. Половецкие войска еще не вернулись из похода, но стало известно, что они потерпели поражение. Возникла опасность, и в знак мести они уничтожают пленных. В 1184 году Святослав наголову разбил половцев. Один из крещенных половцев – Лавор – изъявил желание помочь Игорю убежать.
И князь Игорь, взяв в сердце совет их, боялся приезда их [половцев] и искал, [как] убежать. И нельзя было ему убежать ни днем, ни ночью, так как сторожа стерегли его, а пору такую он нашел только при закате солнца.- И послал Игорь к Лавору конюшего своего, говоря ему [Лавору]: “Переезжай на ту еторону Тора с поводным конем”. В то самое время половцы напились кумыса, а он [Игорь] был при ужине. Конюший, пришел, сказал князю своему Игорю, что ждет его Лавор. Он тогда, встав, оробелый и трепетный, поклонился образу Божьему и кресту честному, говоря: “Господи! Спасешь ли ты меня, владыка, недостойного?” И, взяв с собой крест, икону он вышел оттуда. А сторожа его гуляли и веселились, а о князе думали, что он спит.
Он же, прийти к реке [Тор] и перебредя ее, сел на коня, и тогда тронулись они оба сквозь башни. А освобождение сие совершил Господь в пятницу вечером. И шел он пешком одиннадцать дней к городу Донцу, а оттуда тронулся в свой Новгород, и обрадовались ему [все]. Из Новгорода он пошел к брату Ярослава [Всеволодовича] в Чернигов, помощи просить, и Ярослав обрадовался ему и помощь дать обещал. Оттуда же Игорь поехал в Киев к великому князю Святославу [Всеволодовичу].
– Из каких полков состояло войско князя Игоря?
– Как отнесся Игорь к зловещему знамению?
– Какие полки русичей принимали участие в первой битве? Расскажите о ходе этой битвы и ее последствиях.
– Нарисуйте обстановку, которая сложилась на рассвете в субботу. Опасение оказались напрасными. Через два года в Путивль прибыл княжич Владимир с женщиной и малым дитятею. В разное время возвратились и другие князья и воины. Конюший – боярин, который заведовал конюшнями князя. От быстрой езды кони вскоре были загнаны, и беглецы должны были идти пешком. Они направлялись не тем путем, которым русские войска пришли в поле, поэтому погоня не нашла князя.
– Посеймя – русские земли выше реки Сейм.
– Почему Игорь и другие князья не оставили своего войска?
– Расскажите о главной битве и пленении Игоря.
– Какую беду принесло русскому народу поражение Игоря?
– Где был в это время великий князь Святослав? Что он сказал?

  1. “Слово о полку Игореве” – произведение очень сложное и необычное, в нем очень много литературных заимствований из разных произведений – “Песни о Роланде”, “Энеиды” Верги­лия, “Илиады” Гомера, Священного писания и...
  2. “Слово о полку Игореве” родилось в эпоху, когда политическая ситуация в Древней Руси крайне осложнилась. В первую очередь, это было связано с бесконечными междоусобными войнами, буквально раздирающими некогда могучее государство...
  3. Виданное ли дело – корабли на колесах, идущие с попутным ветром под парусами со стороны поля к городу? Такие корабли перемещали люди великого русского князя Олега в 907 году к...
  4. “Слово о полку Игореве” было создано около восьми веков назад. Но интерес к нему со временем не угасал, а разгорался. “Слово” уже не один век волнует умы историков, лингвистов, поэтов....
  5. Произведение посвящено событиям 1185 года. Древняя и это время представляла собой ослабленное феодальны­ми войнами государство. А ведь еще совсем недавно это была., могущественная, богатая держава, величие которой ‘ и!.инло...
  6. Произведение безымянного русского автора, посвященное реально произошедшему в 1185 году походу князя Игоря Новгород-Северского на половцев, называется “Слово о полку Игореве”. Но истинным, главным героем произведения является вся русская земля,...
  7. Уникальный памятник древнерусской литературы “Слово о полку Игореве” сочетает в своей структуре два контрастирующих стилистических элемента: книжный и фольклорный. Книжные мотивы очевидны и отчетливо прослеживаются. Они связаны с современными “Слову”...
  8. В истории общечеловеческой культуры есть памятки, которые отображают наилучшие черты, присущие тому или иному народу. К таким шедеврам искусства принадлежит и “Слово о полке Игореве”. Когда я листаю страницы этого...
  9. Не потеряет Франции король, Пока я жив, коня ни одного. Песнь о Роланде Основой средневековой французской поэмы “Легенда о Роланде” являются легенды о походах Карла Великого. Походы эти назывались крестовыми,...
  10. 1. Вступление. Зачем чаще всего изображают природу в художественных произведениях? Вспомните произведения, в которых пейзаж играет важную роль. Какое место занимает природа в “Слове о полку Игореве”? Сколько раз встречаются...
  11. “Слово в полке Игоре” – удивительная памятка древней литературы, которая поражает нас своим художественным совершенством. Автор рассказывает нам об исторических событиях, мы воображаем их себе так ярко благодаря богатому языку...
  12. Талантливейшее произведение древнерусской литературы “Слово о полку Игореве” было написано на рубеже XII- XIII веков, незадолго до опустошительного нашествия на Русь татаро-монгольских орд. Разрозненная страна, терзаемая княжескими междоусобицами, была легкой...
  13. Этот памятник вечно свеж. Каждая эпоха находит в нем новое и свое. Это предназначение подлинных произведений искусства. Они говорят новое новому, и они всегда актуальны. Д. С. Лихачев “Слово о...
  14. Заинтересованный в осмысленном восприятии школьниками памятников далекого прошлого, В. Я. Стоюнин рекомендует предварить работу над ними “чтением и разборами” произведений современных писателей. И лишь потом, когда “ученик начнет понимать литературный...
  15. В византийских хрониках остались описания внешности сына Игоря и Ольги, киевского князя Святослава. Он очень похож на тех, кто появится почти через полтысячелетия после него, – на знаменитых рыцарей Запорожья,...
  16. “Суть поэмы – призыв русских князей к единению как раз перед нашествием. Монгольских полчищ”. Карл Маркс. Известнейшее произведение древнерусской литературы “Слово о полку Игореве” написано на рубеже XII – XIII...
  17. К Русской земле в целом, к русскому народу обращены все помыслы, все чувства автора “Слова”. Он говорит об обширных пространствах своей родины, о ее реках, горах, степи, городах, селах, делает...
  18. “Слово о полку Игореве” было создано около восьми веков назад. Но интерес к нему со временем не угасал, а разгорался. “Слово” до сих пор занимает умы историков, лингвистов, поэтов. И...

СЛОВО О ПОЛКУ
или
А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Роковой закон

Однажды я со товарищи вышел в туристический поход вблизи дня затмения. Как только мы «встали на воду», т.е. спустили байдарки на реку, нас догнала другая группа туристов на каяках. Дело было в Северной Карелии, река была не самая простая. Проходя препятствие (руины старого моста), один лихой каякер ринулся наперерез в слив (проход между камнями) и помешал моему экипажу. Пришлось идти в соседний слив, и в результате мы врезались в поваленное дерево и перевернулись. К счастью, никто не пострадал. Это произошло в момент солнечного затмения в августе 1999г.

Этот случай подтвердил правило традиционной астрологии: начинать что-либо перед затмением категорически запрещено.

Отличники от истории

Когда я учился в школе, у нас на уроках истории ходила шутка: «Вам как урок отвечать? Как в учебнике или как на самом деле было?»

Когда я был маленький, то верил, что эти «поганые коммуняки» всю отечественною историю исковеркали, переписали под свои идеологические представления, так как им надо было, или, точнее, как, по их мнению, могло и должно было быть, что, дескать, вся история шла к победе пролетариата над эксплуататорами. Прошли годы, и я понял – там потрудились и до них. Встречались «отличники от истории» во все века и во всех странах. В том числе и в России.

Я не сторонник Фоменко и Носовского. Их бред (перешедший в бренд) я даже читать не смог. Здесь будет мой собственный "бред", так как я этим заболел давно и без них могу фантазировать над историей.

Главная тема

В астрологии есть аксиома: есть аспект на небе – есть событие на земле. Проверять историю астрологией я догадался не сразу. Сначала известные исторические факты я пытался проверить с точки зрения психологической и рационально-логической достоверности. А потом совместил это с астрологической проверкой.

Рассмотрим с этих позиций одно очень известное событие из истории Руси, которое даже послужило основной литературных и музыкальных произведений.

Лаврентьевская летопись гласит: «Даровал господь победу великую нашим князьям и воинам их над врагами нашими, побеждены были иноплеменники куманы, или половцы. И сказал Владимир: «В этот день, дарованный нам господом, возрадуемся и возвеселимся, ибо господь избавил нас от врагов наших и поверг врагов наших под ноги наши, и сокрушил головы змиевы». И была радость великая: дружина обогатилась пленниками, и колодников повели, оружье добыли и коней, и возвратились домой, славя бога и святую богородицу, скорую на помощь роду христианскому.

В г о д 6 6 9 4 [т.е. в 1186 от Р.Х. ]. Месяца мая в первый день, в день памяти святого пророка Иеремии, в среду, под вечер было знаменье на солнце, и так сильно потемнело, что можно было людям увидеть звезды, и в глазах все позеленело, а солнце превратилось как бы в месяц, а в рогах его словно горящие угли. Страшно было видеть людям знамение божие».

Следовательно, летопись утверждает, что 1 мая 1186 (либо 1185) года произошло тотальное затмение! Солнце было закрыто полностью. Это случается очень редко, большинство затмений незаметны без телескопов и закопченных стекол.

Это затмение видели войска в донских степях в районе реки Каялы (по одной летописи) или Северского Донца (по другой). История с географией – та еще! Каяла и Донец впадают в Дон с разных сторон и на приличном расстоянии друг от друга. Возможно, упоминание о Каяле – это поздняя вставка политического характера (с целью расширить древние границы Руси).

Если обобщить Лаврентьевскую, Ипатьевскую летописи, Степенную книгу*, сведения, сообщенные М.Карамзиным, то складывается следующее впечатление: за некоторое время до затмения (в конце апреля) русские одержали победу над половцами. Вероятно, весенние «зачистки» были обычной практикой того времени. После того, как затмение произошло, поход был продолжен и завершился сокрушительным поражением русских войск.

Неожиданная модуляция

Возникает вопрос: неужели в то время не знали, что затмение – это дурное предзнаменование? Может быть всех астрологов всех «зачистили»? Не верю!

Ипатьевская летопись говорит, что князя Игоря предупреждали об опасности затмения, но он заявил, что затмение творит Бог, и к делам человеческим это не имеет отношения.

Могло ли так быть? Думаю, что нет.

Все астрологи и древние мудрецы знали, что перед затмением (и даже перед простым новолунием) хорошо завершать, а не начинать процессы или дела. Тем более такие серьезные дела как выход в поход или начало войны. Нет, так никто бы не поступил, а дождался бы новолуния (а может быть, и приказал бы астрологам сделать элекцию для похода!).

Я летописцу не верю. И торжественно очищаю свои уши.

* Текст летописей см. http://old-ru.ru/03-18.html и http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/es3/es3-1511.htm?cmd=2&istext=1 . Я изучил все доступные источники (в том числе многотомное Полное Собрание русских летописей). Повести Временных Лет о походе князя Игоря Святославича на половцев в 1185 году содержатся в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях. Похожие повествования из других летописей, так или иначе, зависят от этих двух. К Ипатьевской летописи восходят сокращённые рассказы Густинской летописи и «Кройники» Феодосия Софоновича. К Лаврентьевской летописи восходят сообщения о походе Игоря на половцев в большинстве других русских летописей, а также в общерусских летописных сводах (Софийская 1-я и Новгородская 4-я летописи), а также в Степенной книге.

Самая длинная лапша: Лаврентьевская летопись о походе князя Игоря

Рассмотрим рассказ о походе князя Игоря в Лаврентьевской летописи. Это самый подробный источник – и потому считающийся наиболее заслуживающим доверия. Посмотрим, так ли это.

Рассказ о походе Игоря в Лаврентьевской летописи не является самостоятельным произведением, представляя собой часть статьи про 1185 г. целиком. Статья начинается рассказом об удачных боевых действиях князей Святослава Всеволодовича и Рюрика Ростиславича, в которых не приняли участия Ярослав Черниговский и Игорь Новгород-Северский. Собственно рассказ о походе Игоря начинается словами: « В то же время Святославич Игорь, внук Олгов, поеха из Новагорода месяца априля в 23 день, во вторник, поимяи со собою брата Всеволода ис Трубечка, и Святослава, сыновця своего, из Рыльска, и Володимера, сына своего, ис Путивля, и у Ярослава испроси помочь, Ольстина Олексича, Прохорова внука, с коуи Черниговьскими...». Повесть эта пространна, перечисляет массу обстоятельств, деталей событий, воспроизводит речи персонажей, как будто ее автор был одним из участников похода или писал со слов участников, в том числе самого князя Игоря. Именно эта особенность текста создает ощущение подделки, поскольку текст этой летописи содержит подробности, которые обычно не запоминаются, если их специально не записывали. Об этом говорит мой собственный (и немалый) опыт длительных походов.

Возникает вопрос: откуда летописец знает такие подробности? В летописи говорится, что, начав поход, князья шли, «собираючи дружину свою», медленно, потому что у них кони были «тучны велми», раскормлены; что, подходя к Донцу, вечером Игорь увидел солнечное затмение и обсудил это явление с дружиной; указывается дальнейший их путь, время ожидания шедшего иным путем из Курска Всеволода; сообщается о донесении и совете разведки (или ускорить движение, или возвратиться), также о решении Игоря не возвращаться, не бившись, чтобы избежать «сорома», о расположении полков в первом бою, о ходе боя, о возвращении тех, кто пустился преследовать бежавших половцев.

Попутно возникает вопрос: как русичи могли преследовать половцев, если боевые кони того времени двигались либо шагом или галопом, а рысаков не было – их еще не завезли? Как известно, арабские рысистые породы лошадей появились позже (после крестовых походов), как в Европе, так и на Руси. В те времена основная ударная сила войска русских (и других европейских армий) – это закованная в броню конница. Она движется либо шагом, либо галопом. Но галопом такая конница может проскакать версту (около 1,5 км), поэтому она атаковала с расстояния около 500- 700 метров. А о преследовании не могло быть и речи.

После этого есть некоторый перескок либо пропуск после фразы «друзии же ночь приехаша к полком с полоном», ибо следом говорится: «и яко собрашася половци вси. И рече Игорь...», причем из его речи ясно, что русские уже видели («видохом »), т.е. с расстояния не далее 5-6-и км или 4-х верст, сколько половецких полков стоит против них, или, как писал летописец, « суть совокуплени », хотя раньше об этом речи в тексте не было. Дальше сообщается о совете князей и решении их, несмотря на явную опасность промедления, остаться там же ночевать, - из нежелания бросить при спешном отступлении тех, кто участвовал в преследовании половцев, и чьи кони поэтому были утомлены. Это снова вызывает большое сомнение, поскольку вряд ли невозможно было бы уйти назад пешком, ведя коней в поводу и тем самым избегнуть боя.

Затем идет рассказ о бое, начавшемся с наступлением следующего, субботнего, дня и окончившегося в воскресенье полным поражением русского войска и пленением князя Игоря и других русских князей, причем точно говорится, к кому и из какого рода половцев кто из них попал в плен (удивительная память и информированность летописцев!). Плененный князь Игорь произносит длинный монолог, раскаиваясь главным образом в своей воинской жестокости «в земле крестьяньстей» [таково написание в летописи – И.П.] при взятии «на щит» г. Глебова вблизи Переяславля. К чему бы это ему говорить? Как говорится: «а ля гер – ком а ля гер»… Всё это как-то не вяжется с реальностью, остается смутное ощущение, что «так не бывает».

Но Ипатьевская летопись – это еще цветочки. В других летописях мы встречаем такое «клиповое сознание», по сравнению с которым Евровидение – просто шедевр логики.

Лапша покороче, но запутаннее

О походе Игоря Ипатьевская летопись говорит значительно короче, чем Лаврентьевская, причем в статье 6694 (т.е. за 1186 год от Р.Х.). О солнечном затмении 1 мая говорится тут без связи с походом и поражением Игоря. Рассказ о походе начинается словами: «Того же лета здумаша Олгови внуци на половци, занеже бяху не ходили томь лет со всею князьею, но сами поидоша о себе, рекуще: мы есмы ци не князи же?..». Согласно этому рассказу, с Игорем в поход идут два сына, и сходятся князья у Переяславля. Заметившие приближение княжеских ратей половцы, говорится далее, послали «по всеи земли своеи» за помощью, выступили русским навстречу, вынуждены были принять бой до подхода основных своих сил, потерпели поражение и, бросив свои вежи с женщинами и детьми, бежали. Расходясь в хронологии похода, Ипатьевская и Лаврентьевская летописи сообщают, что после захвата половецких веж победители три дня стояли там, веселясь и гордясь тем, что они нанесли поражение половцам в их земле. Тогда как князья, ходившие на половцев с великим князем Святославом, бились с ними, « зря на Переяславль », в своей земле, « а в землю их не смели на них ити ». «Русичи избить их до конца», а в случае успеха - «ити в луку моря, где же не ходили ни деди наши», - «а не ведущи Божья строенья», - замечает летописец...

Далее идет описание затмения, состоявшегося после разгрома первых половецких отрядов. « В г о д 6 6 9 4 (1186). Месяца мая в первый день, в день памяти святого пророка Иеремии, в среду, под вечер было знаменье на солнце, и так сильно потемнело, что можно было людям увидеть звезды, и в глазах все позеленело, а солнце превратилось как бы в месяц, а в рогах его словно горящие угли. Страшно было видеть людям знамение божие».

Можно ли было видеть это затмение – об этом разговор особый.

Вообще летописи сообщают о самых разных событиях, тут и походы, и затмения, и рождения: «в тот же год, того же месяца в восемнадцатый день, в день памяти святого мученика Потапия, в субботу, родился сын у великого князя Всеволода, и нарекли имя ему в святом крещении Константин».

Ипатьевская летопись сообщает: «В том же году надумали внуки Ольговы пойти на половцев, так как не ходили в прошлом году со всеми князьями, но сами по себе пошли, говоря: «А что, мы разве не князья? Такую же себе славу добудем!» И встретились у Переяславля Игорь с двумя сыновьями из Новгорода-Северского, брат его Всеволод из Трубчевска, Святослав Ольгович из Рыльска и пришедшие на помощь к ним из Чернигова. И вошли в землю половцев. Те же, услышав, пошли навстречу, говоря: «Братия наша перебита и отцы наши, а другие в плену, а теперь вот на нас идут». Послали весть по всей земле своей, а сами пошли навстречу и поджидали войска свои, а наши к ним идут, к вежам их. Половцы встретили их, не подпустив к вежам, и, не дожидаясь остальных войск, сошлись в битве. И побеждены были половцы, и гнали их до веж, и взяли русские полон - жен и детей, и стояли три дня в вежах их, веселясь и говоря: «Братия наша ходила со Святославом, великим князем, и бились с половцами на виду у Переяславля, те сами к ним пришли, а в землю Половецкую не посмели за ними пойти. А мы в земле их, и самих перебили, и жены их полонены, и дети их у нас. А теперь пойдем следом за ними за Дон и перебьем их всех без остатка. Если же и тут одержим победу, то пойдем вслед за ними и до лукоморья, куда не ходили и деды наши, а славу и честь свою всю возьмем до конца». Но не знали о предначертании божьем.

А остатки разбитых половцев бежали к войску своему, куда прежде весть посылали, и рассказали им о своем поражении. Те же, услышав, пришли к ним на помощь и за другими послали. И сошлись с русскими стрельцы, и бились три дня стрельцы, а в копейном бою не сходились, ожидая свою дружину, а к воде не дали им подойти».

К чему я процитировал два этих пространных отрывка?

Во-первых, складывается впечатление, что половцы – оседлый народ. «Вежи», по-видимому, означает «башни, укрепления». Во-вторых, упоминание о неких «стрельцах» вообще позволяет спросить – а о каких временах пишет летописец? Или (о ужас!): когда были добавлены эти «стрельцы» в летопись?

Как половецкие лучники три дня сдерживали русскую кавалерию?

Вспомним Лермонтова: «Два дня мы были в перестрелке – что толку в этакой безделке?»

Несколько дней можно стрелять только из ружей (и пушек)! Причем – будучи в укрытии, либо находясь в редутах (флешах). Три дня стрелять из луков невозможно: стрел не хватит. К тому же, поскольку половцы - степняки, то и с древесиной для качественных стрел у них – «напряженка». А вот обычный пехотинец времен Суворова (и Бородино) нес с собой на марше 1000 патронов (стандартный ранец весит пуд, да плюс ружье и скатка – всего чудо-богатыри несли на себе килограммов под 20). Вполне реально, имея столько патронов, два-три дня удерживать плацдарм. Иное дело – луки и стрелы. Поскольку количество стрел не может быть больше ста-двухсот на одного лучника, то арифметика проста – стрельбы будет максимум на несколько часов, а не на три дня. А значит, сдерживать конницу врага можно лишь недолго, а не три дня, учитывая, что это тяжелая конница, закованная в железо.

Что тогда мог лучник? С дистанции в 100- 200 м, не далее, произвести 10-20 выстрелов по атакующей коннице и уйти за ряды пехоты, либо вести стрельбу по маневрирующей пехоте. И всё. Для конных лучников дистанция для стрельбы сокращается вдвое. При условии, что у половцев мало «тяжелых» всадников, нет панцирной пехоты, нет пеших профессиональных лучников, т.е. армии в настоящем виде, а есть лёгкая конница со слабыми луками. В таком случае им придется маневрировать, и долго это продолжаться не сможет: стрелы кончатся раньше, а пешие лучники противника будут сбивать атаки бездоспешных всадников уже на дальних дистанциях.

Кочевники (а историки уверены, что половцы – кочевники) должны всячески избегать лобового столкновения. Три дня сдерживать русское войско, не подпуская к реке, было возможно лишь при двух условиях:

• наличие огнестрельного оружия;

• наличие укреплений (хотя бы земляных).

Значит, этот кусок текста – более позднее добавление. И этот текст не относится к событиям этой летописи. Весь этот эпизод вообще может оказаться более поздней подделкой - фальсификатом .

Возможен ли дальний поход весной?

Следующее возражение против похода Игоря – время года. В апреле-мае в степях еще нет травы!

В более поздних летописях, описывающих карательные операции московских царей против донского казачества в эпоху Ивана IV , читаем, что эти походы всегда происходят осенью. Летом – жарко, весной и зимой лошадям нечего есть, остается осень! В апреле-мае мог быть только короткий рейд вдоль границы, но рейд аж к Азовскому морю (тогда Сурожскому) был бы возможен только осенью-зимой.

Карамзин как зеркало русского историзма

А теперь обратимся к тому месту «Истории государства Российского», где знаменитый и авторитетный историк разворачивает перед глазами читателя картину похода князя Игоря на половцев в 1185 году:

«Бедствие Игоря. Апреля 13, 1185 г. Мая 1>. Чрез несколько месяцев торжество Россиян обратилось в горесть. Князья Северские, Игорь Новгородский, брат его Всеволод Трубчевский, и племянник их, не имев участия в победах Святослава, завидовали им, и хотели ещё важнейших. Случившееся тогда затмение солнца казалось их Боярам предзнаменованием несчастным».

Как известно, Карамзин всегда отдавал предпочтение более древним летописям, но в этот раз предпочел Ипатьевскую, более позднюю, проигнорировав Никоновскую, в которой упоминание о затмении отсутствует. Карамзин утверждает, что солнечное затмение во время похода БЫЛО! - и никаких других вариантов не рассматривает.

В каких темных очках князь Игорь наблюдал затмение?

Самое главное возражение против леденящей кровь истории с затмением состоит вот в чем:

ЗАТМЕНИЕ УВИДЕТЬ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО. Разве что через закопченное стекло. Или сквозь темные очки. Так и представляю князя Игоря с бутылочным зеленым осколком (от «Жигулевского») или в голливудских темных очках.

ПОЛНОГО ЗАТМЕНИЯ В ТО ВРЕМЯ НЕ БЫЛО. Ни в 1185, ни в 1186 году. Мало того – его на территории Руси в XII веке НЕ БЫЛО ВООБЩЕ.

Анализ карт солнечных затмений за 19 предыдущих и 19 последующих лет показывает, что в эти годы не было возможности наблюдать полное солнечное затмение в Киеве, или в районе Ростова на Дону, или Астрахани в мае месяце. В мае одного года может быть только одно солнечное затмение, а не два, два встречается крайне редко, раз в несколько сот лет. Другие подходящие даты -- 14 мая 1230 г. (частичное затмение) и 6 мая 1464 г. (почти полное).

Затмение конечно, было, но когда - искать надо, вероятнее всего, в голове летописцев или Карамзина!

Астрологические импровизации: надутые щеки Дизи Гиллеспи

А сколько есть в этой истории факторов, понятных только астрологам! Их более десятка.

Я построил модель в виртуальном планетарии, и вот как выглядела максимальная фаза затмения 1 мая 1185 года.

Как видите, очень похоже. При таком затмении кажется, что набежала небольшая тучка, но не видно звёзд и тем более не темно как ночью. Освещенность практически не меняется. Специально сообщаю, что это схема, а не фотография. Так примерно выглядит затмение через закопченное стекло либо через специальные светофильтры. То есть, так мог видеть затмение Игорь – любитель «Жигулевского» и «Людей в черном». Ария летописца о полном затмении – из другой оперы. Н и в 1999 году, ни в 1185 году затмения, описанного летописцем, быть не могло.

Главный калибр: карта затмения 1 мая 1185 года – это не карта военного поражения!

Мы не знаем, когда Игорь вышел в поход на половцев (если вышел…). Но карта затмения, построенная на координаты столицы государства (Киева) должна отражать важнейшие события этого периода – весны 1185 года.

И можно с полной уверенностью сказать, что она не описывает поражение в войне.

Первое что бросается в глаза -- затмение происходит на Уране, т.е. в градусе затмения стоит Уран. Подобное всегда сопровождается катастрофами безличного и массового характера. Могло рухнуть здание, могли быть народные волнения, могли быть какие-то перемены в государстве. Но на гибель войска это не похоже, поскольку высшие планеты являются показателями безличных природных или техногенных катастроф, стихийных бедствий (ураганов, землетрясений, климатических аномалий и т.п.).

Действие Урана подобно молнии: всё внезапно и необратимо. Вероятно, это затмение могло касаться финансов, поскольку сама точка затмения -- в VIII доме карты затмения. Я бы предположил, что на таком затмении изъяли из обращения золотые деньги или, наоборот, медные. На это указывает и Лилит в Скорпионе во II доме.

Ближайший пример затмения на Уране -- 5-го января 1992 г. Это затмение обусловило начало «шоковой терапии» в российской экономике и жесткие экономические реформы.

Если бы летописцы отметили, что рухнула стена или башня в Киеве, или возникли финансовые трудности у Руси -- поверил бы.

(Впрочем, все ясно! Русские взяли у половцев кредит конскими хвостами или сеном с необозримых степей, а потом, чтобы его не отдавать, пошли на половцев войной...)

Затмение 1185 года -- в VIII доме карты, что описывает катастрофу, катаклизм, дефолт, разорение, повлиявшие негативно на весь народ русский. А в летописи говорится о поражении в локальном конфликте, которое даже не все заметили. Более того, если верить тем же летописям, Игорь сбежал из плена, собрал войска и нанес поражение половцам. Фактически, это событие не изменило состояние русского государства в отличие от затмения 1992 г., которое превратило миллионы людей на постсовковом пространстве в нищих.

В карте 1185 г. знаменательно соединение звезды Поллукс с Селеной. Поллукс -- Бессмертный Близнец, пожертвовавший своим бессмертием ради брата. Это звезда воинов, борцов за справедливость и счастье других людей. Она требует безусловного самопожертвования. Возможно, это действительно описание героизма Игоря – и в таком случае я несу ахинею. Но, по-моему, свидетельств, подтверждающих мою версию, все же достаточно.

Плутон – сигнификатор противника -- в соединении с Селеной в знаке Рака, а Марс – младший управитель VII дома врагов -- в Рыбах. Рассмотрев множество карт, связанных с началом боевых действий, я не обнаружил ни одного примера начала войны с Марсом в Рыбах и с соединением Плутона и Селены.

Марс в Рыбах – тварь пугливая и боится призраков больше реальности. Плутон, смягчен Селеной, поскольку Селена выше его по статусу в небесной иерархии. Следовательно, такая констелляция не могла поддерживать войну. Все эти стояния были и до затмения, а значит, в мае серьезной войны в принципе не должно было начаться.

Жребий Победы соединен с Юпитером в Х доме. Это суперсильная позиция, но для окончания. Противостояние к Нептуну, конечно, поражает Жребий Победы, но, вероятнее всего, никто никуда не ходил. Два управителя третьего и первого домов в противостоянии, а без нормального III и I домов никакие походы, а тем более военные, не получатся.

Особенность этой карты затмения в том, что она императивно начинает действовать за 6 дней до затмения, на это указывает расстояние в градусах между Солнцем и Раху. Поэтому можно предположить, что это затмение действительно вызвало некий шок в обществе, но не такой, о котором пишет летопись.

Скорее всего, войны в том году вообще не было.

Еретические выводы или сольная каденция

Анализируя все имеющиеся в моем распоряжении летописи, я с ужасом понял, что нет нормальных летописей, написанных последовательно, а есть дикая «нарезка», эдакий винегрет из обрывков, в котором трудно сегодня найти логику и отделить различные по времени написания куски. Мог в летописи затесаться и некий кусок о затмении. Можно предположить, что была летопись, в которой рассказывалось о полном, тотальном затмении (до темноты), но говорилось в ней о событиях не XII века, или произошедших не в России, или и то, и другое. Такие затмения до полной темноты вообще крайне редки и случаются далеко не каждое столетие. И наблюдаются далеко не на всей Земле. Когда-то за таким затмением Кук отправился в другое полушарие, а в ХХ веке «солнечники» специально гонялись за такими затмениями по всему земному шару.

Итак, завершающий и торжествующий писк моего астрологического саксофона: выводы.

Первый: Летопись скомпилирована. В ней соседствуют места, повествующие о разных временах и о разных странах. Возможно, история с затмением – перепев какой-то более древней, причем не местной легенды. Такое ощущение от «рокового», «фатального» стиля летописей именно в этом отрывке, от сгустившейся атмосферы повествования. Возможно, эта легенда была специально вставлена церковниками (поскольку Игорь наказан за то, что он отрицает влияние затмения, то есть высших сил на человеческие дела).

Второй: Ни в этом году, ни ранее или позднее этого года такого затмения не было видно, а значит летопись – фальсификат. Либо дата случайно совпала, а в совпадения я не верю, поскольку совпадение – это высшая степень закономерности. В таком случае, дата затмения взята из других источников, описывающих некие события в другой стране, где затмение было видно и его действительно наблюдали.

Третий: Следовательно, можно предположить, что никакого похода не было, по крайней мере, в указанный год.

Четвертый: Те, кто сочинял «летописи», не занимались исторической реконструкцией, а значит, многое ляпы в тексте заметить не смогли и не исправили. Ляпы откровенные, не вписывающиеся в тактику и стратегию той эпохи. Поскольку я ею занимаюсь 20 лет, у меня есть некоторые представления о вероятности того или иного хода событий.

Мои собственные макароны

Я не ставил цель смоделировать историческую реальность астрологическими методами. То есть ответить на вопрос, а что на самом деле произошло в том далеком году с князем Игорем, ханом Кончаком и прочими героями этого блокбастера. Это тема для другой статьи или даже целой книги.

Реконструкция истории (и особенно ее загадочных, «темных» мест) астрологическими методами -- дело новое и пока практически неизведанное. Например, миф о призвании варягов. Можно ли его подтвердить или опровергнуть астрологически?

Но это уже тема будущей статьи.

Использованные материалы

Кудряшов К. В. Про Игоря Северского, про землю Русскую. М., 1959. С. 82-88;

ПЛДР под ред Стеллецкого - 1965. С. 247-261;

ПЛДР: XII век. М., 1980. С. 344-371;

Гетманец М. Ф. Тайна реки Каялы: Слово о полку Игореве. Харьков, 1982. С. 135-140;

Повести Древней Руси XI-XII века. Л., 1983. С. 353-375;

Альманах «Слово» - 1985. С. 415-422;

Літописні оповіді про похід князя Ігоря/Упорядкування, текстологічне досл i дження та переклади В.Ю.Франчук. Київ, 1988. С. 70-172.

Повесть временных лет (ПВЛ). Ч. 1. М.-Л. 1950, с. 18.

Иловайский Д.И. Разыскания о начале Руси. М. 1876, с. 238-239.
Пархоменко В.А. Русь в IX веке. - Известия Отделения русского языка и словесности, 1917, т. 22, кн. 2, с. 128-129.

Пархоменко В.А. У истоков русской государственности (VIII-XI вв.). Л. 1924, с. 5, 7.

Покровский М.Н. Избранные произведения. Кн. 1. М. 1966, с. 98.
Греков Б.Д. Феодальные отношения в Киевском государстве. М.-Л. 1936, с. 170-171, 9;. Греков Б.Д. Киевская Русь. М.-Л. 1939, с. 227-228.

ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 92). Завершается рассказ Лаврентьевской летописи размышлением о казнях Божиих, заимствованным из статьи предыдущего года (там тоже вторичным - почерпнутым из статьи 1093 ПВЛ).

Полное собрание русских летописей. Т. 2. Ипатьевская летопись (Рец.) // Москв. 1843. № 12. Отд. Критика. С. 425).

Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. Л., 1927. Вып. 2; 2-е изд. Т. 1, вып. 2. Стб. 397-400; Ипатьевская летопись // ПСРЛ. СПб., 1908. Т. 2. Стб. 637-651 (оба изд. фототипически переизданы: М., 1962).