Кумыки не дагестанцы. Федеральная лезгинская национально-культурная автономия. Топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Кумыки - один из древнейших и третий по численности народ Дагестана. В отличие других кавказских народностей, кумыки относятся к тюркам, занимают положение крупнейшего тюркского этноса Северного Кавказа. Доминирующее в регионе культурное влияние кумыков отразилось на обычаях соседних народов, многие из которых впоследствии переняли кумыкский язык.

Где живут, численность

Исторически кумыки занимали обширную территорию Кумыкской плоскости. Регион отличался плодородными землями, отличным климатом, находился на пересечении торговых путей, в том числе Шелкового. Это давало кумыкам прекрасные возможности для развития, однако делало их мишенью для территориальных посягательство соседних государств.
Согласно данным переписи 2010 года, в России проживает более 503 000 кумыков. Основная часть представителей народности, порядка 431 000 человек, занимает сократившиеся в процессе притеснений исторические территории расселения на севере Дагестана. Численность кумыков в других регионах России:

  • Тюменская область (включая ХМАО и ЯНАО) - 18 668 чел.
  • Северная Осетия - 16 092 чел.
  • Чечня - 12 221 чел.
  • Ставропольский край - 5 639 чел.
  • Москва и Московская область - 3 973 чел.

Значительная часть народности мигрировала с исторической территории проживания в Турцию, Сирию, Иорданию. Причинами послужили Кавказская война, установление советской власти, непризнанные официально репрессии сороковых годов прошлого столетия.

История

Существует несколько версий возникновения кумыкского народа:

  1. Кумыки появились в регионе вместе с кыпчаками в XII-XIII.
  2. Народ в составе хазаров проник в регион, ассимилировав местное население.
  3. Кумыки являются исторически проживавшими в регионе горцами, подвергшимися тюркизации.
  4. Кумыки являются автохтонным населением Дагестана, поскольку античный автор Плиний упоминал народ «камак» в трудах, датированных первым веком новой эры.

Взаимодействие тюркских и европеоидных племен с коренными народами Северного Кавказа к XVII столетию привело к завершению формирования кумыкского этноса. До этого времени на территории расселения народности образовывались и распадались следующие государства: Джидан, Тюменское ханство, Тарковское шамхальство, Утамышский султанат и другие.

В XVI столетии начинается борьба за привлекательные территории Кумыкской плоскости со стороны Ирана, Османской империи и России. Кумыки, объединившись с соседними ногайцами, пытались дать отпор наступающими армиям, однако силы были неравны. В 1725 году Шамхальство разбито и разорено: сожжено порядка 20 селений, среди которых столица Тарки.
Кавказская война заставила местные народы объединиться: кумыки показали себя отважными и смелыми воинами, устраивали антирусские восстания с 1818 по 1878 гг. Важно отметить, что идеологический представитель кавказских народов Шамиль, объединивший разрозненные этносы под флагом ислама, имел кумыкское происхождение.

После революции кумыкская интеллигенция пыталась создать независимое государство Горскую республику. Попытка удалась, было сформировано местное правительство, но просуществовало объединение недолго: в 1921 г. кумыки вошли в состав образованной Дагестанской СССР. В конце Великой Отечественной войны кумыков, наряду с рядом других кавказских народов, депортировали в Среднюю Азию по подозрению в предательстве. Несмотря на притеснения, народность не оставила идею получения независимости и национального самоопределения. В 1989 году, в период перестройки, образовалось кумыкское народное движение, ратовавшее за создание автономной Кумыкской Республики в составе РСФСР. Однако кардинально изменившаяся политическая ситуация не дала планам сбыться.

Внешность

Антропологический состав кумыков неоднороден, различаются характерные внешние особенности. Их относят к европеоидной расе, ориентировочно каспийского и кавкасионского подтипов. Это связано с историческим расселением народности по разным сторонам реки Сулак. По одной из версий, предками кумыков являлись половцы, что нашло отражение в преобладающих европеоидных чертах внешности северных кумыков: высокий рост, крепкое телосложение, светлые глаза, волосы и кожа.

У южных кумыков преобладают азиатские черты внешности: узкий разрез глаз, темная пигментация глаз, кожи, волос. Исследователи не пришли к единому мнению относительно появления ярко выраженных тюркских признаков во внешности южных кумыков. Рассматриваются следующие версии:

  1. В формировании внешности кумыков принимали участие хазары, появившиеся в регионе после распада Хазарского каганата.
  2. Предками кумыков стали смешанные монголо-тюркские народы, пришедшие из Передней и Средней Азии.

Одежда

Национальный мужской кумыкский костюм не отличался от черкесского. Нательные штаны и рубаха с высоким воротом дополнялись буркой: темного цвета -для повседневной носки, светлых оттенков - для праздников. Поверх надевали черкеску, чаще черного цвета, папаху. В холодное время года носили короткую шубу из овечьей шерсти, традиционную бурку.
Женское повседневное платье прямого или туникообразного кроя, вниз надевали шаровары. Для выхода за пределы дома и при приеме гостей носили плотное верхнее платье распашного типа. Женщинам полагалось ходить с покрытой головой. Традиционный головной убор - чепец чутху, поверх которого надевали платок. Кумыкские мастерицы славились в регионе, как искусные создательницы платков. Популярными были платки из шелка, ажурные платки, связанные крючком.
Традиционный вариант праздничного платья - къабалай. Наряд шился из дорогостоящих материалов: шелка, шерсти, парчи. По крою напоминал повседневное распашное платье, верх кроили более облегающий. Его дополняли нагрудником, богато декорированным вышивкой, серебряными или золочеными украшениями. Оригинальным был покрой рукавов, состоящих из двух слоев. Первый плотно прилегал к руке, имитируя наличие нижнего платья. Верхний был разрезным, широким и длинным, часто доходящим до пола.


Социальное устройство

В кумыкском обществе существовало четкое иерархическое деление. Во главе отдельных территориальных объединений стояли князья. Следующими по значимости были уздени, выполнявшие обязанности княжеской охраны. Этим категориям запрещалось работать, в их задачи входило управление вверенной территорией и людьми, решение социальных, общественных вопросов.
Низшие сословия - крестьяне и холопы. Теоретически они находились в зависимости у князей, однако имели право переходить от одного хозяина к другому, заниматься мелкой предпринимательской деятельностью. Фиксированного размера дани не значилось, подати регламентировались в каждом отдельном случае. Например, один из князей раз в год принимал дань повозкой дров и выделением одного человека из семьи на время посева, пахоты, сбора урожая.
Формально власть находилась в руках у князя, фактически он не выступал в качестве судьи: эту роль играло собрание узденей. Споры решались согласно нормам адата - кодекса морально-этических правил, или шариата. Во втором случае в качестве судьи выступал религиозный служитель конкретной общности.


Семейный уклад

Важную роль в жизни кумыков играли родовые отношения. Родственные семьи селились скученно в пределах одного квартала селения, насчитывали от 20 до 150 человек. Во главе рода стоял старший по возрасту, наиболее уважаемый человек, обычно мужчина. Он решал важные семейные вопросы, выступал в качестве представителя семьи на общественных собраниях.
К XIX веку выделяется культура малой семьи, обычно трехпоколенной. Брачный возраст девушек наступал в 15-16 лет, порой встречались невесты 12-14-летнего возраста. Юноши вступали в брак с 16-17 лет, считалось, что они должны быть старше невест на 3-4 года. Разрешалось вступать в брак лишь с равными по статусу, женихов и невест из более бедных или сословно низших семей родственники не принимали. Чаще кумыки имели одну жену, зажиточные мужчины брали от 2 до 4 жен, максимально разрешалось приводить в дом 7 женщин.
Положение женщины в семье регламентировалось нормами шариата, однако не считалось унизительным. Старшие участвовали в семейных советах, полностью руководили хозяйственными вопросами. Женщина играла роль примирительницы: брошенный на землю платок прекращал любую драку. Для избегания кровной мести убийца приходил к матери убитого, вставал на колени, молил о прощении. Если та его прощала, срезала с головы виновника прядь волос, что означало прекращение мести и давало возможность откупиться деньгами.
В кумыкском фольклоре сохранилось множество пословиц, передающих идею значимости женщины, как хранительницы домашнего очага, души дома, верной спутницы и советчицы мужа. Например:

  • Жена скажет, муж согласится.
  • У кого не погибала жена, тот горя не познал.
  • Основа мужского счастья - жена.
  • Отец умер - ребенок полусирота, мать умерла - ребенок полный сирота.

Мужчины брали на себя решение общественных вопросов, защиту семьи, тяжелую работу по дому и в поле, выпас животных. Однако существовали табу: например, мужчине запрещалось заходить на кухню, это считалось великим позором. Иногда, спасаясь от гнева мужа или отца, жена и дети убегали на кухню, зная, что мужчина за ними не последует. Мужьям запрещалось оставаться с женой наедине в течение дня, свободное время они проводили в кунацкой или отдельной комнате.
Кумыки предпочитали создавать многодетные семьи, количество детей посторонним не говорили, это считалось дурной приметой. Главной радостью считалось рождение сына, что отразилось в народных пословицах-пожеланиях:

  • «Чтобы жена родила тебе сына» - так мужчин благодарили за услуги.
  • «Чтобы ты рожала сыновей и была сытой» - традиционное свадебное пожелание невесте.

Во время родов будущий отец уходил из дома, роженице помогала повитуха. Появившегося на свет младенца от сглаза купали в соленой воде, на дно таза клали серебряную монету. Первые 40 дней ребенка нельзя оставлять одного. Для защиты от злых духов к чепцу привязывали яркую ленту, лоб и щеки мазали сажей.

Имя малышу выбирал семейный совет, обычно ребенка называли именем погибшего родственника. Практиковался обряд имянаречения: в одно ухо младенцу шептали молитву, в другое выбранное имя и имя отца. После устраивали праздник с застольем, на которое приглашались родственники и друзья, приносившие подарки. Отец ребенка должен по случаю рождения дочки в качестве угощения выставлять барана, если рождался сын - двух.

Жизнь


Кумыкская равнина отличается необыкновенно плодородными землями, на протяжении всей истории освоения дающими богатый урожай. Здесь обнаружены целебные минеральные источники, залежи газа и нефти. Сегодня 70% дагестанской экономики обеспечивают территории расселения этноса.
Исторически кумыки занимались земледелием, единственные из всех северо-кавказских народностей повсеместно использовали методы ирригации. Выращивали пшеницу, просо, рис, кукурузу, занимались садоводством, огородничеством, виноградарством, пчеловодством. Благодаря обилию пригодных для выпаса лугов широко развито скотоводство: разводили буйволов и овец, занимались коневодством.

Культура

Кумыки оказывали серьезное влияние на культуру северо-кавказского региона, считались образованными и интеллигентными людьми с хорошим чувством юмора. Один из первых значимых культурных деятелей - поэт XV столетия Умму Камал. В XIX веке в Петербурге на кумыкском языке выходит сборник национальных текстов.
Особого расцвета литература достигла в начале прошлого столетия. Помимо произведений плеяды талантливых писателей и поэтов, в регионе начинают выпускаться газеты и журналы на кумыкском языке. В 1925 г. в Буйнакске основан Кумыкский музыкально-драматический государственный театр имени А. П. Салаватова. Внимания заслуживает танцевальная культура народа: только лезгинки у кумыков насчитывается порядка 20 видов.


Традиции

Основополагающими традициям кумыков выступали уважение к старшим, гостеприимство, куначество, аталычество. Последнее практиковалось в семьях князей и узденей, отдававших детей на воспитание в знатные семьи соседних народов.
Встречался обряд «молочных братьев»: некоторые князья лично привозили новорожденных сыновей в семьи узденей, где были младенцы. Приложив сына к груди жены товарища, малышей делали молочными братьями: так их на всю жизнь связывали узами, равными кровным.
Распространено куначество, отличающееся от гостеприимства необходимостью выступать на стороне кунаков в случае конфликтных ситуаций, помогать в решении бытовых, социальных вопросов. Обязательный элемент жилища - кунацкая: отдельная комната для приема гостей. В зажиточных семьях для кунаков, родственников и гостей строили отдельный небольшой дом на территории усадьбы.
Гостеприимство считалось делом чести: принять в дом обязаны были любого просившего человека, даже если семьи находились в состоянии кровной мести. Все время, пока гость живет на территории хозяина, последний обязан не только обеспечивать его всем необходимым, но и защищать от внешних врагов.

Свадебные традиции

Поощрялись свадьбы по сговору и любви, если родители влюбленных были согласны. Свободное общение юношей и девушек не поощрялось. Пару выбирали на общих праздниках, свадьбах. Особую роль играл поход девушки к роднику: фактически, единственный повод выйти за пределы двора. Часто у родника собирались молодые люди, наблюдавшие за девушками. Самые смелые заводили разговор, просили напиться чистой воды. Зная это, перед походом за водой девушки тщательно прихорашивались, надевали лучшие наряды.
За невесту обязательно выплачивался калым. Одна его половина шла родственникам девушки, другая - на закупку части приданого, навсегда остававшегося личной собственностью жены. Размер калыма определялся в зависимости от положения семьи жениха:

  • для князей - 500-700 руб.
  • для узденей - 70-150 руб.
  • для крестьян - 10-30 руб.

Дополнительно к деньгам прилагалось оружие, платки, ткани, скот, кони.
Свадебная обрядность начиналась со сватовства. В роли сватов выступали уважаемые члены общины, родственникам жениха это делать запрещалось. Родные девушки не сразу впускали сватов в дом, иногда доходило до 3-4 визитов. Когда посланников приглашали к столу, родным невесты дарили подарки, те в ответ накрывали стол: начиналось обсуждение калыма и деталей будущей свадьбы.
Свадебные торжества длились 3 дня. В первый день в дом невесты съезжались родственники и друзья, организовывалось небольшое застолье. На следующий день за невестой, завернутой с ног до головы в материю, приезжал свадебный поезд со стороны жениха. Девушку усаживали в арбу, покрытую коврами: подруги и родственники просили выкуп, в шуточной форме мешали отъезду молодой.

По приезде в дом жениха невесту осыпали сладостями, рисом, монетами, стелили шелковую дорожку. На входе в дом старшая женщина обмазывала невесте губы медом: символ пожелания сладкой, сытной, богатой жизни. Свекровь встречала невестку с руками, скрещенными на груди и спрятанными под мышками. Это говорило, что невестка возьмет домашние хлопоты на себя, предоставив свекрови право заслуженного отдыха.
Жених в это время находился в доме друга, где в компании мужчин отмечал женитьбу. Невеста проводила день в компании женщин, лишь вечером встречаясь с женихом в отдельной комнате, где их оставляли наедине. На следующий день она впервые показывалась перед новыми родственниками с открытым лицом: торжество продолжалось всеобщим знакомством и одариванием молодых подарками. Заканчивалось вхождение невестки в семью чрез две недели обрядом выхода к роднику. В компании других женщин рода молодая супруга шла с кувшином за водой, церемония сопровождалась песнями и танцами. Первая выполненная по дому работа означала, что отныне девушка на полных правах включалась в хозяйственную жизнь новой семьи. Одновременно свекровь снимала табу молчания: молодой жене разрешалось заводить с ней разговор. По случаю важного события невестка дарила матери мужа ценны подарок. Свекр мог хранить молчание годами: снятие запрета считалось величайшей благосклонностью и отмечалось всей семей.

Еда

Кумыкские женщины славились как отличные кулинары. Основу рациона составляла мясная и молочная пища. Особым разнообразием отличались мучные изделия, выпекаемые в большой печи, установленной во дворе дома.
Традиционное повседневное блюдо - хинкал: крупные плоские кусочки теста, сваренные в насыщенном мясном бульоне. Одна из разновидностей блюда - хинкал из кукурузной муки, называвшийся гьалпама. Национальный кумыкский суп шорпа имел множество вариаций: в него добавляли фасоль, рис, овощи, крупы, домашнюю лапшу. Готовили и традиционные для других кавказских народов блюда: шашлык, плов, долму.

Видео

С чьей-то легкой руки Дагестан теперь зовется «страной гор», однако это утверждение явно ошибочное. Горные птицы летают лишь над половиной территории республики. Над другой же половиной - к северу и востоку от гор, особенно над Кумыкской равниной - в небе парят степные орлы.

Конечно, это - географическая аллегория, но она весьма точно определяет ареал проживания кумыков - северные предгорья республики и весь степной Дагестан.

Кумыки - тюркоязычный народ, история которого, к сожалению, до сих пор сохраняет немало белых пятен. Что, впрочем, характерно и для других народов, издревле обитавших в степной зоне Европы и Азии: крайне мало следов материальной культуры степняков известно историкам и археологам.

По одной из версий, кумыки - это сохранившиеся половцы. Однако подобное утверждение относится не ко всем кумыкам.

Дело в том, что кумыкское общество в Дагестане традиционно подразделяется надвое, и «водораздел» издавна проходит по реке Сулак.

Отличия наблюдаются не только в языке, но и во внешности северных и южных кумыков. Северные кумыки, те, что идут от половцев, как правило, светловолосые и голубоглазые (синеглазые). Их внешность вполне соответствует первоначальному смыслу древнерусского слова «половец» - желтый, соломенный, цвет половы.

Южные кумыки похожи скорее на кипчаков, в их лицах больше характерных азиатских черт, они обычно темноволосые и темноглазые, причем глаза «монгольского» разреза.

История кумыков - это история юга нашей страны. Как отмечали еще в далекие времена арабские путешественники: «Дешт-и-Кипчак была страна, которая простиралась в длину на 8 месяцев пути, а в ширину - на 6 месяцев пути. Аллаху это известно лучше!» «Дешт» значит «степь».

Работа, работа, всю жизнь работа... Настоящий аксакал - тот, которому есть что завещать потомкам.

«Дешт-и-Кипчак» - земля тюркоязычных. Или «Половецкое Поле», как потом о нем говорили на Руси.

Так сложилось, что степняки, половцы, вошли в историю России с репутацией «диких кочевников», «отсталого народа». Заслуженна ли она? В арабских и византийских источниках о половцах говорится как о развитом и культурном народе.

Опрометчивым было бы и сводить к одному лишь насилию и противостоянию взаимодействие древнерусской и половецкой культур. О глубине и сложности древних связей свидетельствует хотя бы то, что более 300 привычных слуху русских фамилий имеют тюркояэычное происхождение. В том числе и такие: Суворов, Кутузов, Тургенев, Чаадаев, Аксаков...

Нынешние кумыки - мусульмане, сунниты. Но так было не всегда. До завоевания Россией Кавказа среди народов Дагестана господствовало христианство. Было время, когда из Рима назначался католический епископ а Прикаспийский край. До сих пор сохранились остатки храмов, на местах старинных кладбищ находят кресты.

Христианстао начало распространяться на Кавказе примерно с III аека, а у народов Дешт-и-Кипчака - немного позже. Особенно этому способствовало иконоборчество, которое в VIII веке всколыхнуло Византию и привело к потокам иконопочитателей в соседние государства, главным образом на север.

Религиозная ситуация у тюркоязычных народов на протяжении их истории менялась не раз. Под натиском арабского халифата в середине VIII века начало было распространяться мусульманство (шиитская ветвь), но оно не прижилось в христианской среде. Через половцев в X веке христианство, видимо, пришло в языческую Русь.

XIII век был роковым для предков кумыков - тогда началось монгольское нашествие. Государство Дешт-и-Кип-чак, не связанное единством духа и веры, раскололось: католики и православные, старообрядцы и духоборы, шииты и язычники объединялись вокруг своих богов перед лицом нависшей опасности.

Именно в XIII веке, как утверждает традиционная наука, «исчез» народ половцы, и - что она еще никак не объясняет! - появились другие народы. В Крыму - крымские татары; в придунайской степи-куманы, кумаки, гагаузы, куны; на Северном Кавказе - карачаевцы, балкарцы, кумыки.

В Энциклопедии XIX века писали следующее:

«В кумыкских песнях отражается нравственный облик кумыка - рассудительного и наблюдательного, со строгим понятием о чести и верности данному слову, отзывчивого к чужому горю, любящего свой край, склонного к созерцанию и философским рассуждениям, но умеющему повеселиться с товарищами. Как народ более культурный, кумыки всегда пользовались большим влиянием на соседние племена» .

Вряд ли такая характеристика могла быть дана потомкам дикого, отсталого народа.

Кумыкский быт по сей день хранит черты, напоминающие о традициях предков. Например, любопытно описание приготовления пищи у половцев (о нем поведали арабские путешественники). Любой кумык и сегодня узнает в этих рецептах свои национальные блюда.

Например, тесто тонко раскатать, порезать на мелкие квадраты, а потом сварить в бульоне и съесть, предварительно сдобрив кислым молоком с чесноком. Это блюдо у кумыков называется- хинкал. И его готовят точно так же, как и тысячу лет назад.

Хлеб кумыки пекут тоже как половцы - в печи, из кислого теста. Никто из народов Дагестана такой хлеб не делает. Еще тысячи лет назад степняки готовили чуду - так до сих пор называется особый кумыкский пирог с творогом или с сыром, или с травой. Для его изготовления по-прежнему «ничего не надо, кроме воды, соли и теста».

Кумыкская национальная кухня очень простая и сытная, образ жизни а степи требовал от людей именно такой - спартанской - кухни.

Кумыкские селения имеют строгую «квартальную» планировку. В каждом квартале живет либо один род, либо люди одного сословия, либо одной национальности. По крайней мере так было до недавнего времени.

У северных кумыков селения назывались «юрт», а у южных - «кент» (на картах Дагестана еще сохранилась прежняя история: Хасавюрт, Бабаюрт, Каякент, Янгикент...). В них были еврейские и талышские кварталы. Евреи занимались торговлей и мелким ремесленничеством, а талыши всегда считались лучшими масте-рами-огородниками на Кавказе.

Преобладала так называемая односторонняя застройка, улицы закладывались прямыми и ровными. Хозяйственные постройки принято было размещать в глубине двора, а на первый план выходил либо сам дом, либо сад. Кумыкские селения выглядели исключительно опрятно.

Правда, изысканностью в архитектуре кумыки не отличались никогда. Основным строительным материалом у северных кумыков был саман - необожженный кирпич из глины и соломы. У южных кумыков в ходу был природный камень, который обычно использовали необработанным.

Исключение, пожалуй, составляло только селение Тарки - столица! - где жил прежде кумыкский шамхал, верховный правитель.

К сожалению, современные варвары разрушили все прекрасные здания, которые еще недавно приводили в восхищение людей. О таких постройках XVII-XIX веков, как дворец Шамхал-Шаха-Вифи, ханский дворец и других произведениях зодчих можно судить лишь по восторженным отзывам современников.

Внутреннее убранство кумыкского двора и прежде и теперь говорит о том, что на первом месте в быту стоит практичность и удобство, а лишь затем - красота.

Дом принято было делить на две части. Первая, рабочая, называлась «тавчу», она убиралась без затей. Над очагом висел медный котел, топили по-черному, поэтому в потолке дома полагалась дыра - дымоход. И под эту дыру принято было на ночь ставить таз с водой, чтобы злоумышленник не бросил горящую головню или не проник в дом.

Сейчас в кумыкских домах тавчу совершенно другая - современная, однако привычка на ночь ставить таз с водой или оставлять включенным свет кое-где, говорят, сохранилась. На всякий случай!

Печи для выпечки хлеба принято было ставить во дворе. Такие «уьй печ» в селениях выкладывали одну на несколько семей, но семей обязательно только из своего квартала.




Другая половина дома отводилась под жилье. И чем больше был дом, тем больше была эта половина, в которой самая лучшая комната называлась кунацкой. Такова вековая традиция, на которую обратили внимание еще арабские путешественники в средневековье.

Прежде на полу выстилали ковры, обычно тонкие, безворсовые, которые в Дагестане делали только кумыкские мастерицы. На полу кумыки и ели, и спали. В каждом доме существовал целый ритуал раскладывания постелей, укладывания матрацев, одеял и подушек. Этим занимались только женщины.

Вообще обязанности по дому всегда делились очень строго. На мужчину ложилось, как правило, все то, что делается вне дома и вне двора. Все, что внутри дома, это удел женщины. Особенно посуда, которой прежде придавалось почти культовое значение.

В доме крепились специальные полки для посуды. Отдельно для фарфоровой - праздничной и повседневной - и для медной. В простых семьях символом богатства считалась именно медная посуда, порой она заменяла деньги: чем больше ее было, тем уважаемее становилась семья. По количеству медной посуды судили о невесте. На стене в доме иногда от пола до потолка висели всевозможные изделия из меди. Украшать жилища принято было и оружием... Лишь к концу XIX века в быт кумыков начала проникать европейская культура и до неузнаваемости изменила прежнюю жизнь.

Бесполезно искать сейчас, например, даже элементы национальной одежды у кумыков. Разве что женщины, особенно немолодые, еще кое-что сохранили в одежде от прежних времен. Например, платки. Кумыкский национальный платок - это тончайшее произведение искусства. Так же, как папаха, форма которой, отделка могли многое рассказать посвященному человеку о хозяине... Теперь все это - история, как и неброские украшения, как и кинжалы, прежде обязательные для любого уважающего себя мужчины.

Дешт-и-Кипчак - Половецкое Поле - окончательно перестал существовать после азовских походов Петра I. Тогда началось массовое обрусение половцев, болезненное, как все процессы такого рода.

Потомки древних кипчаков - то есть значительная часть современного населения Центральной России - живут, не подозревая о своей недавней истории (всего-то два века!), о своих культурных и генетических корнях, которые питали и всегда питают любой народ.

Кандидат экономических наук М. АДЖИЕВ

Кумыки - один из коренных народов Республики Дагестан, относящийся к древнейшему на Северном Кавказе каспийскому антропологическому типу большой европеоидной расы в некоторых группах с примесью кавказского типа. Говорят на кумыкском языке, который является одним из старописьменных литературных языков Дагестана. Он входит в кыпчакскую подгруппу тюркских языков, однако в нем обнаруживаются и более древние элементы языка скифов (VIII-III вв. до н. э.), киммерийцев (VIII в. до н. э.), гуннов (IV в. н. э.), булгар, хазар (V-Х вв.) и огузов (XI-ХII вв.), свидетельствующие о том, что кумыкский народ является одним из исторических преемников этих этносов, сформировавшихся на местной автохтонной основе. Кумыкский язык имеет следующие диалекты: буйнакский, кайтагский, предгорный, хасавюртовский и терский, последний представлен также на территории Чечни, Ингушетии и Северной Осетии. Литературный язык сложился на основе хасавюртовского и буйнакского диалектов. Родным считают язык своей национальности 99% кумыков (1989). Распространен также русский язык (им свободно владеют 74,5% кумыков).

Племена, сыгравшие определенную роль в этногенезе кумыков, в той или иной мере пользовались албанской и рунической древнетюркской графикой. Есть сведения о том, что письменность для дагестанских гуннов (савиров) была создана византийско-армянскими миссионерами, в хазарский период - новая письменность на основе греческого алфавита, кроме того, каганы - вожди хазар - использовали в переписке и древнееврейский алфавит. В связи с арабскими завоеваниями, проникновением в край ислама и исламской культуры с VIII-X вв. здесь постепенно распространяется арабская графика, которая подверглась реформе, приспосабливалась к звуковой системе местных языков, в том числе и кумыкского (аджам). В 1929 году кумыкский язык был переведен на латинскую графику, а с 1938 года - на русскую. В конце ХIХ в. выходят первые печатные книги на кумыкском языке. Вместе с тем рукописная арабографическая традиция имеет гораздо более раннее распространение; к ее памятникам относится, например, “Дербенд-наме” (кон.ХVI в.) - один из первых оригинальных источников по истории народов Дагестана.

Кумыки проживают на своей исконной территории - Кумыкской равнине и в прилегающих к ней предгорьях от р.Терек на севере до рек Башлычай и Уллучай на юге. Они являются наиболее крупным из тюркских этносов Северного Кавказа и третьим по численности среди народов Дагестана, составляя 13% населения республики. Общая численность кумыков в России и странах СНГ - около 350 тыс.человек, в т.ч. в Дагестане 278,6 тыс. чел. (на 01.01.2001 г.). Естественный прирост за последнее десятилетие - около 15%. Более половины (52%) кумыков расселены в 8 сельских административных районах РД. В Кумторкалинском районе их 67,5 %, в Карабудахкентском - 62 %, Буйнакском - 55 %, Каякентском - 51 %, Бабаюртовском - 44 %, Хасавюртовском - 28,5 %, Кизилюртовском - 13,6 %, в Кайтагском - 9 % населения районов. В Махачкале они составляют 15 % населения, в Буйнакске - треть, Хасавюрте - четверть и Кизилюрте - пятую часть населения. В Избербаше - 17 % и Каспийске - 10 %. В Дербенте кумыков меньше одного процента. Некоторая часть кумыков расселена в поселках городского типа: в Тарках - 91 % населения, Тюбе - 36 %, Ленинкенте - 31,3 %, Кяхулае - 28,6 %, Альбурикенте - 27,6 %, Шамхале - 26,8 %, Манаскенте - 24,9 %.

За пределами Дагестана более 20% всех кумыков находится на территории СНГ. Относительно большими группами, численностью более 10 тыс. человек, кумыки проживают в Гудермесском и Грозненском районах Чеченской Республики Ичкерия и Моздокском районе Республики Северная Осетия - Алания. Небольшая часть кумыков расселена в Ставрополье, Тюменской области (более 3 тыс. человек), а также в республиках Казахстан, Украина, Узбекистан, Туркменистан и Азербайджан (всего около 4 тыс. человек), в Турции, Иордании и некоторых других странах мира.

Начиная примерно с хазарского времени по первую треть ХХв. язык будущих кумыков, а затем и сам кумыкский язык, сложившийся еще в домонгольскую эпоху, служил языком межэтнического общения на Северо-Восточном Кавказе. Кумыкский язык был, кроме того, официальным языком переписки с русскими царями, представителями русской администрации, он изучался в гимназиях и училищах Владикавказа, Ставрополя, Моздока, Кизляра, Темир-Хан-Шуры и др.

Предки кумыков, очевидно, входили в государственные объединения скифов, киммерийцев, гуннов, савир, барсил, булгар; особенно большую роль в истории кумыков сыграли хазары и кыпчаки.

Сложение кумыкской народности с ее нынешним кыпчакским языком относится к ХII-ХIII вв. Кумыки уже во второй половине ХIХ в. представляли собой относительно высококонсолидированный народ с развитыми этническими признаками: распространением единого эндоэтнонима (отражающего высокий уровень самосознания и самовыделения по принципу “мы - они”, а также и степень внутриэтнического сплочения) и языка, наличием единого культурного ядра, регулярностью торгово-экономических и культурных взаимосвязей и т.д. Процесс этнокультурной консолидации не устранил деления на этнографические группы (брагунские, буйнакские, каякентские, моздокские, хасавюртовские кумыки) и субэтносов (башлынцы, казанищенцы, эндиреевцы и др.), которые сохранили некоторые специфические черты в культуре, быте, языке, фольклоре и т.д. Традиции государственности, сложившиеся в средневековый период, были продолжены и в последующее время, когда в XVIII-XIX вв. существовали такие политические образования, как Тарковское шамхальство, Мехтулинское ханство, Засулакская Кумыкия - Эндиреевское, Костекское и Аксаевское владения, в нынешней Чечне - Брагунское княжество; южные кумыки входили в Кайтагское уцмийство. Особое место занимал Тарковский шамхал (шавхал), суверенитет которого признавался другими кумыкскими и иными владетелями. В социальном отношении кумыкское общество состояло также из дворян, узденей различных категорий, крестьян разной степени зависимости и др.

После окончательного присоединения Кумыкии к России высшая власть сосредотачивается в руках царского военного командования.

С XVI в. фиксируются тесные торговые и дипломатические отношения кумыков с Россией, которые усилились с постройкой Терского городка (1589г.) в устье Терека. В начале ХIХв. Кумыкия была присоединена к России. После образования Дагестанской области (1860г., центр г. Темир-Хан-Шура) фактически ликвидируется политическая власть шамхала, ханов и биев; вместо прежних владений были созданы округа: из Кайтагского уцмийства и Табасарана был образован Кайтаго-Табасаранский округ, из Тарковского шамхальства, Мехтулинского ханства и Присулакского наибства - Темир-Хан-Шуринский округ Дагестанской области; на территории Эндиреевского, Аксаевского и Костекского владений образуется Кумыкский (позднее - Хасавюртовский) округ Терской области. Кумыки составляли основное население (более 60%) Темир-Хан-Шуринского и Хасавюртовского округов, а в Кайтаго-Табасаранском округе - ок. 15% населения. В 1920г. при создании Дагестанской АССР Хасавюртовский округ вошел в состав республики, т.е. было восстановлено административное единство большей части территории проживания кумыков (за исключением брагунских и моздокских).

Ведущей отраслью хозяйства у кумыков издревле являлось земледелие, особенно зерновое. Кумыки знали трехпольную систему земледелия с чередованием посева культур; применяя искусственное развитие, получили садоводство, бахчеводство, огородничество и виноградарство. Вторую по значению отрасль народного хозяйства составляло животноводство, развитию которого способствовало наличие хорошей кормовой базы. Животноводство преимущественно было стационарным. Жители Нагорного Дагестана арендовали у кумыков зимние пастбища на равнине (кутаны), кумыки же пользовались летними пастбищами горцев на тех же арендных условиях. Эти отрегулированные многовековые традиции во многом способствовали сложению общности экономических интересов жителей Дагестана, рациональному разделению труда, исключению межэтнических конфликтов на основе земельных притязаний.

Через Кумыкию проходили важнейшие на Восточном Кавказе торговые пути, в частности - Великий шелковый путь. Кумыкская равнина являлась основной житницей для многих районов Дагестана - все это обусловило значительное развитие торговли, экономики кумыков; усиливаются процессы вовлечения равнинного Дагестана в общероссийский рынок, проникновения капиталистических отношений.

Основным типом поселения у кумыков является селение - юрт, гент, авул; последним термином чаще называются кварталы. На территории Кумыкии располагалось много древних и средневековых городов (Семендер, Беленджер, Таргъу, Эндери и др.), здесь расположено большинство дагестанских городов современного типа (Махачкала, Буйнакск, Хасавюрт и др.). В результате крупномасштабных переселенческих мероприятий, проводившихся руководством Дагестана в 1950-1970-х годах, с гор на равнину было переселено более 350 тыс.горцев, кроме того, часть горцев (более 100 тыс. человек) переселилась самостоятельно. Все это привело к тому, что кумыки лишились значительной части земель на своей исконной территории, потеряли компактность проживания, превратились в этническое меньшинство, перед которым стоит проблема самосохранения как этноса.

В XIX в. основным типом семьи кумыков была малая семья, хотя кое-где сохранялись неразделенные семьи или семейные общины численностью до 25-30 человек. Все члены семьи подчинялись главе, которым, как правило, был мужчина, старший по возрасту и пользовавшийся непререкаемым авторитетом; однако при решении важных вопросов основную роль играл семейный совет, в который входили все взрослые мужчины и некоторые старшие женщины.

С VIII-XII веков среди кумыков получило распространение мусульманство суннитского толка со всеми присущими ему особенностями. Есть сведения о том, что до этого периода определенное распространение получило христианство, а среди верхушки Хазарии - и иудаизм. Очевидно, раннее проникновение в край ислама обусловлено тем, что языческие верования кумыков сохранились относительно плохо, институт шаманства как таковой практически не фиксируется, хотя и сохранились рудименты аналогичных институтов (халмач, этне). Фольклорно-этнографический материал позволяет говорить о поклонении кумыкских племен верховному богу Тенгири, божествам и духам Солнца, Луны, Земли и Воды и т.д. Сохранились побывальщины, устные рассказы, обрядовые песни и др. о демонологических существах - Ал-баслы (безобразная женщина), Сув-анасы (Мать Воды, она может утопить купающихся), Темиртёш, Балтатёш, Къылычтёш (у них из груди торчит лезвие топора или сабли), Сюткъатын (очевидно, богиня, дух дождя и плодородия), Басды-рыкъ (во сне может удушить людей), Сулагь (прожорливое существо) и др. Широкое распространение среди кумыков получила мусульманская мифология, которая частично напластовалась на языческие верования и трансформировала их “в свою угоду”. Так, в похоронной обрядности и поэзии, наряду с мусульманскими регламентациями (особенно в процессе захоронения), представлениями о загробной жизни, сохранились и элементы языческих верований, а также некоторые обряды и песни: шагьалай - своеобразные причитания и ритуальный “танец” вокруг покойника, обряд посвящения умершему коню и др. В настоящее время наблюдается усиление роли мусульманских, частично и языческих верований и обрядности.

Значительного уровня у кумыков достигло орнаментальное искусство. Так, в домах старого типа большое значение придавалось резному орнаменту, которым украшались деревянные части дома и ворот.

Оригинальностью и высокими художественными качествами отличались кумыкские ворсовые и безворсовые ковры, войлочные ковры, циновки, переметные сумки. Кумыкский народ создал высокохудожественные образцы фольклора. В героический эпос входят “Йыр (песня) о Минкюллю”, восходящий к глубокой древности и в ряде характеристик сходный с “Эпосом о Гильгамеше”, “Йыр о Карт-Кожаке и Максуман”- памятник кумыкского нартского эпоса, “Йыр о Джаватбие”, в котором, как и в огузском эпосе о Деде Коркуте, повествуется о борьбе героя с ангелом смерти Азраилом, и др. Значительное распространение получил и нартский эпос. В “Сказании о битве при Анжи” отражен период арабо-хазарских войн.

Календарно-обрядовая поэзия представлена песнями вызова дождя (Земире, Сюткъатын и др.), осенними песнями (Гюдюрбай, Гьюссемей и т.д.), песнями встречи весны (Навруз) и др.

Кумыкский танец, имевший около 20 вариантов, относится к типу лезгинки, он отличается рядом особенностей, характерных развитой хореографии.

Литература кумыков начала формироваться в XIV-XV вв. (Умму Камал, Багдад Али, Мухаммед Аваби и др.), однако значительного уровня достигла в конце XVIII-XIX вв., когда появляются такие крупные поэты, как А.Какашуринский, Йырчи Казак, М.-Э.Османов и др. Большое развитие получает просветительская и революционно-демократическая литература (Н. и 3. Батырмурзаевы, Г.Б.Бейбулатов, А.Акаев, К.Джамалдин, А.Дадав и т.д.). В развитие дагестанской советской литературы огромный вклад внесли А.-П.Салаватов, Ю.Гереев, А.Магомедов, Б.Астемиров (один из создателей и первый председатель Союза писателей Дагестана), А.Г.Ибрагимов, А.Акавов, А.-В.Сулейманов, А.Аджаматов, А.Аджиев, А.Курбанов, X.Султанов, И. Керимов, М.-С.Яхъяев, М.Атабаев и др. По отцовской линии восходят к кумыкам выдающийся русский поэт Арсений Тарковский и его сын - всемирно известный кинорежиссер Андрей Тарковский.

Кумыкский театр, являющийся первым из национальных театров Дагестана, создан в 1930 году, на его сцене играли такие выдающиеся дагестанские актеры, как народная артистка СССР, лауреат премии им.Станиславского Б.Мурадова, народные артисты РСФСР и ДАССР А.Курумов, Т.Гаджиев, Г.Рустамов и др. В развитие дагестанского киноискусства значительный вклад вносит И.Казиев.

Среди мастеров исполнительского искусства большой популярностью пользовались и пользуются Т.Мурадов, И.Баталбекова, З.Алескендеров, Г.Бекболатов, Б.Ибрагимова, Б.Эльмурзаева, У.Арбуханова и др. У истоков дагестанской, в частности кумыкской, профессиональной музыки стояли Т.-Б.Бейбулатов и Т.Мурадов, их традиции ныне успешно продолжают Н.Дагиров, К. Шамасов, Х.Батыргишиев и др.

Говоря о спорте, следует упомянуть, что родом из кумыкского аула Буглен был всемирно известный борец и артист цирка Ал-Клыч Хасаев (Рубин), победивший Ивана Поддубного, а также Сали Сулейман Казанищенский, Али Казбек, Н.Насруллаев, А.Насруллаев, С.Абсаидов, М.-Г.Абушев, З.Гайдарбеков, А.Порсуков и др.

За годы советской власти дагестанская медицина достигла значительных успехов, выросли высококвалифицированные кадры (из кумыков - чл.-корр. АМН СССР Р.П.Аскерханов, десятки докторов и кандидатов наук).

Довольно хорошо были развиты у кумыков и астрономические знания, о чем свидетельствует наличие названий многих планет и созвездий, ряд из которых служил практическим целям: определению сторон света, времени года, суток и т.д.

Говоря о вкладе кумыков в развитие науки, отметим таких крупных ученых, как: Мухаммед Аваби (автор “Дербенд-наме”), Аликулихан Валех Дагестани (1710-1756гг., составитель антологии “Сад поэтов”, содержащей сведения о 2594 поэтах X-XVII веков), Ахмед-Саиб Каплан (1859-1920гг., политический деятель, автор более 10 монографий по истории и политике Турции), Абу-Суфьян Акаев (1872-1931 гг., выдающийся просветитель, ученый, поэт, книгоиздатель, общественный деятель), Гайдар Бамматов (1890-1967 гг., крупный политический деятель, автор капитального труда по истории и культуре мусульманского мира “Лики ислама” и многочисленных других работ), Мужаетдин Хангишиев (1905-1971 гг., крупный авиаконструктор, зав. отделом в КБ Туполева, дважды лауреат Госпремии СССР), Мурад Капланов (1915-1980 гг., главный специалист по космической технике, главный эксперт по технологии цветного телевидения, дважды лауреат Госпремии СССР), Н. Бамматов (ученый-координатор по вопросам мировой культуры в ООН), Т.-Б.Бамматов (генеральный авиаконструктор Франции, крупный специалист по проблемам развития международной авиации), Фахретдин Кирзи-оглу (член Академии тюркской истории, один из ведущих историков Турции, автор многочисленных монографий по истории древнего Кавказа и Ближнего Востока), Яшар Айдемир (профессор Калифорнийского университета, крупный физик), С.Ш.Гаджиева (крупный этнограф, автор многих фундаментальных трудов) и др.

На протяжении многих столетий кумыкам, как и другим народам Дагестана, приходилось бороться за независимость и сохранение своей государственности, своих земель. Эту деятельность возглавляли выдающиеся сыны кумыкского народа, среди которых следует отметить, например, Султан-Мута Эндиреевского, князя, который, в частности, нанес в 1604 году сокрушительное поражение войскам царского воеводы Бутурлина, о чем Н.Карамзин писал, что “сия битва... стоила нам от 6 до 7 тысяч воинов и на 118 лет изгладила следы Российского владения в Дагестане”; Ахмед-хана Дженгутаевского, возглавлявшего борьбу дагестанцев против иранского шаха Надира (XVIII в.); Хасайхана Уцмиева, генерала русской армии, друга М.-Ф.Ахундова, А.Дюма, А.Бестужева-Марлинского, решительно протестовавшего против унижения и колонизации Кавказа и вынужденного в конце концов покончить с собою...

В бурные годы революции и гражданской войны зачастую по разные стороны “баррикад” оказывались такие видные деятели, стоявшие у руля событий того времени, как У. Буйнакский, Дж.Коркмасов, Г.Бамматов, Н.Тарковский, С.-С.Казбеков, З.Батырмурзаев и др.

В битвах с фашистскими захватчиками из среды кумыкского народа (накануне войны насчитывавшего всего 100 тысяч человек) шестеро были удостоены звания Героя Советского Союза (в том числе Абдулхаким Исмаилов - Герой России, вместе с двумя товарищами первый водрузивший Знамя Победы над поверженным рейхстагом), два кумыка стали полными Кавалерами Ордена Славы, многие тысячи кумыков были удостоены других высоких наград за героическую защиту своей родины.





Метки:

30 июля в селение Шушановка Кизилюртовского района Дагестана прибыла представительная делегация в составе республиканских и районных чиновников и духовных лиц. Целью их приезда является перемирие между группой аварцев и кумыков, которые подрались 25 июля .

Очевидцы рассказали корреспонденту "Кавказского узла ", что конфликт начался в лесном массиве, расположенном рядом с селением Шушановка, где отдыхали 4 аварца и 15 кумыков. В один момент между ними началась словесная перепалка, которая вскоре перешла в драку. Аварцы были избиты, один из них позвонил по мобильному телефону своему знакомому. Вскоре к лесному массиву подтянулись аварцы. Они побили кумыков.

После инцидента противоборствующие стороны мирно собрались для решения возникших вопросов. В этот момент к месту сбора подъехали 30 машин с кумыками, в том числе и с милиционерами. Завязалась новая драка, в результате чего ножевые ранения различной степени тяжести получили три аварца. Дубинкой по голове ударили и женщину-продавца. Она в драке не участвовала, но очевидцы утверждают, что ее избили только из-за этнической принадлежности.

Когда к месту драки стали подтягиваться аварцы с близлежащих населенных пунктов, кумыки сели в машины и уехали.

Житель селения Стальское Кизилюртовского района (Шушановка административно относится к Стальскому) Нуцалхан Магомедов утверждает, что в драке главным образом участвовала охрана главы администрации Кизилюртовского района Багаутдина Аджаматова, кумыки из Хасавюртовского, Кумторкалинского и прочих равнинных районов.

Получить комментарий в администрации и РОВД Кизилюртовского района не удалось, так как чиновники попросили связаться с ними через несколько дней "после нормализации обстановки".

В самом населенном пункте Шушановка проживает около 3 тыс. человек, из них 1800 аварцев. Обстановка здесь все еще остается напряженной, потому что инициаторы и активные участники драки (как утверждается, с кумыкской стороны) не задержаны.

Аварцы рассказывают, что один из аксакалов по имени Абдулбари даже призывал соотечественников-кумыков "не возвращаться с драки, не убив двух аварцев". Сам Абдулбари говорит, что это клевета его недругов.

Необходимо отметить, что конфликты с этническим подтекстом нередки в Дагестане. В частности, 9 сентября 2007 года в Хасавюртовском районе возле селения Новый Куруш состоялась массовая драка с участием кумыков и лезгин. Последние были избиты охранниками главы муниципального образования "Хасавюртовский район" Алимсолтана Алхаматова.

11 сентября состоялся сход новокурушцев, который завершился принятием обращения в адрес президента Дагестана Муху Алиева с просьбой "принять меры против главы администрации Хасавюртовского района, разоружить его охрану".

В тот же день завязалась новая потасовка уже с участием охранников того же Алхаматова и аварцев на пассажирской линии "Хасавюрт-Шелковское-Хасавюрт". В результате пострадали несколько человек.

29 августа 2007 года в населенном пункте Калинин-аул Казбековского района Дагестана произошла массовая драка между местными жителями . В ней приняли участие около 60 человек, пострадали шестеро.

Интересно, что дагестанская власть предпочитает рассматривать подобные инциденты в аспектах чисто бытовых конфликтов, хотя независимые эксперты говорят об ухудшении межнациональных взаимоотношений в республике.

Подтверждает их мнение и открытое письмо кумыкского народа президенту России Дмитрию Медведеву и депутату Госдумы России Хизри Шихсаидову, который называется "Катастрофическое положение кумыкского народа".

По мнению авторов письма, во всех бедах кумыков в первую очередь виноваты аварцы-руководители советского и постперестроечного Дагестана. Это, как говорится в письме, первый секретарь Дагестанского обкома КПСС Абдурахман Даниялов - "главный организатор заселения кумыкских земель переселенцами. Он придал переселенческим процессам другое, далеко идущее значение, сделав их главным смыслом своей работы". Это нынешний президент Дагестана Муху Алиев - он проводит "злобную антикумыкскую политику во всем, в том числе и поддержкой захватчиков-переселенцев".

Симптоматично, что аварцы в обращении, хотя и косвенно, обозначены как народ "никогда не отличавшийся лояльностью к российскому государству", в противовес государству кумыков - Шамхальству Тарковского, которое "250 лет назад добровольно интегрировалось с Россией".

В конце письма предлагается "определить конституционный политический статус кумыкского народа,... создать федеральную комиссию для изучения его катастрофического положения,... принять меры по всестороннему решению национальных проблем и вернуть кумыкскому народу прикутанные земли".

Прикутанные поселки (как правило, аварские и даргинские на "исторически" кумыкских, ногайских, лакских и прочих землях) возникли в результате закрепления за горными колхозами земель на равнине для отгонного животноводства еще под руководством даргинца Магомедсалама Умаханова (1969-1983).

Кумыки - один из крупнейших коренных народов Дагестана. Говорят они на тюркском наречии, хотя антропологически относятся к европеоидам.
Единой точки зрения на происхождение кумыков нет. По мнению одних ученых, они — потомки хазар (одно из племен кумыков до сих пор называется «шезары»). Другие полагают, что кумыки — это переселившиеся на Кавказ тюрки (этноним "кумык" ("подвижный, двигающий") состоит в очевидной связи с тюркским этнонимом "кимак" - в раннем средневековье этот народ создал могущественный Кимакский каганат). Сами кумыки считают себя татарами по происхождению, хотя в нравах, обычаях, одежде они больше похожи на горцев.

Кумыцкий этнос сформировался в конце средневековья. На исходе XVI века некоторые кумыкские князья признали власть московских царей. В это время на Сунже и в ее окрестностях возникли первые русские крепости.
Но в 1604 году кумыки восстали и, объединившись с черкесами и лезгинами, вынудили воеводу Бутурлина отступить за Терек. Тем не менее, кумыки продолжали поддерживать дружеские отношения с Россией до 1722 года, когда Петр I предпринял поход в Персию. Тогда кумыки вновь восстали, напали на русских, однако были разгромлены. В наказание за их предательство царь велел разграбить крупное поселение Эндери, в котором насчитывалось тогда до трех тысяч домов.

С этого времени кумыки были уже неизменно верны русскому правительству. Из них формировались некоторые кавказские части лейб-гвардии.

С XVII и по первую треть ХХ века кумыкский язык служил языком межэтнического общения на Северо-Восточном Кавказе. Кроме того, язык кумыков был официальным языком переписки с русскими царями, представителями русской администрации, он изучался в гимназиях и училищах Владикавказа, Ставрополя, Моздока, Кизляра и других городов. Сегодня язык своего народа считают родным 99% кумыков. Русским языком свободно владеют четверо из пяти кумыков.
Кумыки - самый крупный по численности тюркский народ на Северном Кавказе (и второй на Кавказе после азербайджанцев). За время нахождения в России численность кумыков увеличилась почти в семь раз. В наши дни их насчитывается свыше 422 тысяч человек. В Дагестане кумыки - третий по численности народ, составляющий более 14% всего населения республики.

Кумыки издревле пользовались уважением на Кавказе и в России. В знаменитой Энциклопедии Брокгауза и Ефрона о них говорится так: «В кумыкских песнях отражается нравственный облик кумыка — рассудительного и наблюдательного, со строгим понятием о чести и верности данному слову, отзывчивого к чужому горю, любящего свой край».

У кумыков вплоть до XX века в почете был человек, а не его кошелек. Богачом звали только человека с широкой душой, в которой есть место родственникам, друзьям и гостю. Князь мог быть беднее чабана, и это никого не смущало. Он — князь, потомок знатного рода, сын и внук известных людей. И этим сказано все.
Больше всего кумыки боялись не бедности — позора.
В кумыкских аулах общество строго делилось на сословия. Князья были окружены узденями — профессиональными воинами, которым тоже запрещалось работать, они в мирное время оберегали княжескую особу от всяких неприятностей.

Сесть в арбу, хозяин которой низкого сословия, почиталось за величайший стыд. Или — в присутствии других сидеть возле своей жены. Или — входить на кухню... И тут существовал целый свод неписаных законов и правил.
Не приведи Аллах, если князь, даже случайно, выполнит какую-то работу по дому или по хозяйству - для этого были целые сословия холопов. Позор в первую очередь ложился на них, не сумевших вовремя помочь князю, у которого были свои обязанности перед народом.
И вот что любопытно,— среди кумыков самым большим позором считалось продавать, делать бизнес, как сказали бы сейчас. Даже прикасаться к деньгам запрещалось, особенно детям. Для денежных расчетов кумыки приглашали к себе в аулы евреев. А скот пасли наемные горцы — тавлу.

Для уважающего себя кумыкского князя хорошим делом считалось умение добыть военные трофеи. Ограбить проезжающий караван, увести у казаков табун лошадей — вот достойное занятие для уважающего себя мужчины.
Правда, потом награбленное принято было дарить направо и налево - гостям, друзьям, родственникам, пока у хозяина ничего не оставалось.
Древний обычай жив до сих пор. Общаясь с кумыком, будьте готовы дарить и принимать подарки.

Иоганн Бларамберг

Топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

ВОСТОЧНЫЙ КАВКАЗ. КУМЫКИ

Происхождение кумыков и краткое изложение истории этого народа

Единой точки зрения на происхождение кумыков нет. По мнению ученого Клапрота, они - потомки хазар, столь известных в средневековых исторических хрониках; одно из племен кумыков до сих пор называется «шезары». По мнению других ученых, кумыки - это татары, давно обосновавшиеся на Кавказе и преобразовавшиеся в могущественное племя, именуемое «кумыки» и «кази-кумыки» (об этих последних мы поговорим позже).

Когда появился знаменитый Тамерлан, кумыки подчинились этому завоевателю, как и племена мам-катов, так рассказывает Шереф-ад-дин, говоря о последнем походе Тамерлана против хана Тохтамыша. Из этого можно сделать вывод, что кумыки, выступавшие на стороне Тамерлана, возможно, были потомками кипчаков или одного из племен Золотой Орды. Птолемей упоминает о народе кама, или камаки, жившем в тех местах, где сейчас расселены кумыки.

Современные кумыки говорят на тюркском наречии, отличающемся от наречия ногайцев; издавна они исповедуют ислам суннитского толка и, хотя в нравах, обычаях, одежде они похожи на горцев, в результате смешения с ними, сами себя они считают татарами по происхождению.

Первые контакты России с властителями кумыков датируются 1614 годом, в архивах упоминается относящееся к этому году свидетельство о верности, отправленное царем Михаилом Федоровичем кумыкскому хану Гирею и его братьям; следующим годом датируется другой документ, содержащий сведения о подчинении кумыков России. Во всяком случае можно предположить, что еще до этого времени некоторые кумыкские племена находились уже в зависимости от России, в частности в 1594 году, когда в царствование Федора Иоанновича близ Койсу был основан город, также как и в 1604 году, когда при Борисе Годунове строились крепости на Сунже, в Эндери и в окрестностях Тарки.

В том же году кумыки восстали и, объединившись с черкесами и лезгинами Дагестана, вынудили доблестного воеводу Бутурлина отступить за Терек и оставить вышеупомянутые крепости. Тем не менее кумыки продолжали поддерживать дружеские отношения с Россией до 1722 года, когда Петр I предпринял поход в Персию; тогда кумыки вновь восстали, они напали на русских, но были разгромлены и наказаны за свое предательство разграблением поселения Эндери, в котором насчитывалось тогда до трех тысяч домов. С этого времени кумыки были верны нашему правительству и все время были спокойны и покорны.

Территория кумыков расположена между реками Терек, Аксай, Койсу и Каспийским морем, являющимся ее восточной границей. К северу она отделяется от района Кизляр болотами в нижнем течении Терека; на западе она расположена на обоих берегах нижнего течения Аксая до крепости Амир-Аджи-юрт, расположенной на правом берегу Терека; на юге она граничит с Дагестаном и районами, занятыми салатавцами, ауховцами и качкалыкцами. Южный рукав реки Сулак, называемый «Куру-Койсу» (Сухая Койсу), отделяет кумыков от территории таркийских шамхалов.

Наибольшая протяженность территории кумыков с запада на восток, от крепости Амир-Аджи-юрт до мыса Аграхан, составляет 120 верст; с севера на юг, от древнего Терека (имеется в виду старое русло) до Сулака, - 60 верст, что составляет общую площадь в 7200 квадратных верст.

Когда-то Гудермес был западной границей территории кумыков, он впадает в Сунжу пятнадцатью верстами выше места ее впадения в Терек. Но когда чеченцы спустились со своих гор, кумыкские ханы поселили часть из них на своей территории у подножия отрогов Кавказа, между Сунжей и Аксаем. Чеченцы, обосновавшиеся гам на определенных условиях, стали называться качкалыками (шесть деревень). Затем, с приходом новых соплеменников, их численность увеличилась, и, хотя кумыкские ханы до сих пор считают их своими вассалами, на самом деле качкалыки, воспользовавшись позже ослаблением кумыкских ханов, вернули себе независимость. Таким образом, вся территория между Гудермесом и крепостью Амир-Аджи-юрт может рассматриваться как составная часть территории, занятой племенами чеченцев.

Реки, территория и качество почв

Территория кумыков орошается такими реками: Аксай (Белая Вода), оба берега Аксая принадлежат кумыкам от старого поселения Аксай до слияния Аксая с Тереком. Ручьи Ямансу и Яраксу впадают в Аксай. Небольшая речушка Касма, или Акташ, пересекает центральную часть территории кумыков, она стекает с лезгинских гор, с выступа Салатав, а у подножия гор Хана-Кайтау и Саух-Болак в нее впадает множество мелких ручьев; при впадении в Каспийское море она теряется в болотах. Левый берег Кой-су (Баранья Вода) (Койюн - баран, су - вода (тюрк.) ) от поселения Чир-юрт также принадлежит кумыкам. Сулак и Аграхан - два рукава Койсу - богаты рыбой, здесь отмечаются значительные уловы.

Территория кумыков состоит главным образом из обширных равнин, переходящих ближе к Каспийскому морю в болота; южная часть - гористая, представляет собой отроги лезгинских и дагестанских гор, известных здесь под названием «Тавлинские горы». Долины и равнины служат пастбищами для многочисленных стад; деревни расположены возле речушек. Почвы этого района считаются самыми плодородными на всем Северном Кавказе. Климат здесь более теплый, чем в других местностях, расположенных на той же широте; виноград прекрасно вызревает в садах, в лесах много всевозможных дикорастущих фруктовых деревьев, и. наконец, на полях возделывают рис. Оба берега Койсу покрыты лесом.

Низины в устье этой реки заросли камышом, но там встречаются и тучные пастбища, которыми вообще-то изобилует этот район, гак же как и землями, пригодными для земледелия.

Кумыки подразделяются на три племенные группы: аксайские кумыки, андреевские и костекские кумыки. Кроме собственно кумыков там живут и ногайцы. Кумыки живут оседло, ногайцы ведут кочевую жизнь, и все их богатство составляют многочисленные стада баранов. Для уплаты податей своим господам, кумыкским ханам, ногайцы добывают необходимые для этого деньги, продавая овец и шерсть; кроме того, в качестве дани они отдают ежегодно по 2-3 овцы с каждой сотни. Эти ногайцы представляют собой остатки Большой и Малой Орд ногайцев, о которых мы уже говорили выше и будем говорить позже.

На территории кумыков живет также много армян, занимающихся торговлей, и грузин.

Главное поселение аксайских кумыков - Аксай, насчитывающее 800 домов, оно расположено на правом берегу реки с тем же названием, в 20 верстах от Терека и в 70 верстах от Кизляра. Территория поселения Аксай принадлежит пяти владетельным семьям одного рода, их имена: Алибековы, Ахматханкаплановы, Эльдаровы, Уцмиевы и Арсланбековы. Последняя семья - наиболее древняя и некогда владела небольшим государственным подразделением качкалыков, ставших затем самостоятельным. В поселение Аксай приходит много чеченцев и других горцев для ведения торговых дел. Жилища ханов некогда были окружены каменными стенами с башнями и приспособлены к упорной обороне. Напротив Аксая на левом берегу реки находится крепость Таш-Кичу.

Главное поселение андреевских кумыков - Эн-дери, или Андреевка,- большое село, насчитывающее 1500 домов, в 30 верстах от Аксая и в 90 верстах от Кизляра, расположено на правом берегу Акташа в том месте, где он стекает с гор. Место это очень живописное, там есть несколько мечетей, выстроенных из камня; дома ханов тоже строят из камня, они окружены каменными стенами с башнями для обороны. Расположение этого селения очень удобно: оно находится между рекой Акташ и двумя ее притоками - речушками Ачи и Чумли. Эндери, можно сказать, закрывает горный проход. В окрестностях этого селения есть также несколько удобных мест, которыми воспользовались, чтобы построить крепость Внезапную к северо-западу от Эндери на левом берегу Акташа. Эта крепость имеет большое значение, поскольку охраняет выход с гор и внушает черкесам почтение.

Наиболее могущественные ханские семьи в Эндери - Казаналиповы, Айдемировы, Темировы, Алишевы, Муртазали-Аджиевы. О возникновении селения Андреевка (Эндери) рассказывают так. После распада казачьей армии Ермака значительная часть казаков, объединенная атаманом Андреевым, укрылась на Каспийском море, где занялась пиратством. Позже этот атаман Андреев с тремя сотнями казаков обнаружил остатки древнего укрепленного города; он и остался там со своими товарищами, укрепил средства защиты и этим своим пребыванием там дал название поселению - Андреевка (Эндери). Тщетно кумыки и горцы пытались прогнать их оттуда, казаки держались там до 1569 года, покуда указом царя Ивана Васильевича Грозного их не перевели на Терек, где до сих пор и живут их потомки, называемые гребенскими казаками.

До сих пор еще можно найти остатки земляной крепости напротив селения Эндери на левом берегу Акташа при его выходе из гор - это свидетельствует о том, что выгодное положение этого места было замечено теми, кто некогда занимал его.

До русского завоевания селение Эндери было основным рынком для продажи военнопленных, которых горцы приводили туда. Мы еще вернемся к этой торговле в отдельном разделе.

Костеки, или Костюковка,- главное поселение района с тем же названием; это большое село в 650 домов, расположенное на левом берегу реки Койсу, которая здесь изобилует всевозможной рыбой; здесь водится даже кизлярская сельдь (шамахи).

Кумыкские ханы из семьи Алишевых, которым принадлежит район, получают наибольшие доходы от рыболовства, которое в основном арендовано армянами и русскими торговцами. Недалеко от селения Костеки найдены сернистые термальные воды. На территории кумыков замечены еще десятки разных источников.

Кази-юрт расположен на левом берегу Койсу, там, где река начинает разветвляться. Этот поселок служит как бы перевалочным пунктом на пути из Кизляра в Тарки.

Чир-юрт находится на правом берегу Койсу, он расположен на том выступе, который образует река, сворачивая к западу; Чир-юрт является перевалочным пунктом на пути из Эндери в Тарки.

Крепость Амир-Аджи-юрт стоит на правом берегу Терека и является крайней западной точкой границы этой территории.

Население

Вот количество населения этих трех районов: поселение Аксай - 8 тысяч душ; поселение Эндери - 28 тысяч душ; поселение Костеки - 2 тысячи 800 душ.

Итого: 38 тысяч 800 душ, которые могут выставить 4 тысячи 500 вооруженных пехотинцев.

Этнографические подробности

Кумыкские владетели занимают место сразу за кабардинскими и, за исключением этих последних, наиболее видные на Кавказе. Персидские шахи и русские цари выбрали когда-то шамхалов Тарки среди них, и аксаевские ханы до сих пор поддерживают родственные связи с таркийскими шамхалами и ханами Аварии.

Вся без исключения территория этого региона - собственность семей кумыкских ханов. У этих ханов есть свои крестьяне, перешедшие к ним по наследству, однако они не осмеливаются их продавать, но ежегодно получают воз древесины от каждой семьи и работника на один день во время сева, жатвы и сенокоса; за исключением этого крестьяне не платят никакого налога. Уздени, у которых есть подданные, считают себя подчиненными хану, на территории которого они живут, но тем не менее они не платят никакого оброка, также как и крестьяне.

Крестьяне имеют право уйти от одного владельца, чтобы перейти под покровительство другого. Отсюда следует, что наиболее богатый хан тот, у кого большая территория и большее число крестьян. Уздени и крестьяне обязаны сопровождать своего хана во время грабительских походов и на войну.

Кумыкские ханы могут жениться на дочерях узденей и даже на дочерях их подданных, но в таком случае их дети не имеют никакого права наследования. Ханские дочери выходят замуж только за ханов. Калым у них также в обычае по примеру других горских народов. Наиболее почитаемые ханы имеют по 2-3 жены, закон же позволяет иметь до 7 жен.

Все кумыки - мусульмане учения Омара (сунниты). Духовенство пользуется у них особым уважением, особенно со стороны народа; оно представлено двумя группами - кадии (их всего трое) и муллы. Кадии получают ежегодно от каждой семьи своего района две меры проса или пшеницы и одну овцу из каждой сотни; мулл содержат кадии. К тем, кто побывал в Мекке, относятся с особым почтением, как и на всем Кавказе, этих людей называют «хаджии», или «паломники».

Междоусобные распри и ссоры рассматриваются мегкемой - церковным судом, в котором заседает духовенство, иногда там присутствуют ханы.

Доходы ханов пополняет арендная плата за землю, которую отдают в пользование лезгинам, которые пасут там скот во время холодного сезона. Налоги с транзитной торговли также идут в казну хана.

Мы уже упоминали о превосходном качестве почвы и ее замечательном плодородии. Кумыки выращивают в основном пшеницу и просо, отдавая предпочтение просу, которое дает им прекрасные урожаи. Повсюду встречаются поля, засеянные просом, пересеченные многочисленными ирригационными каналами, называемыми здесь «татаули». Ячмень выращивают в меньшем количестве; в районе проживания костекских кумыков возделывают также и рис. Овощные культуры, хотя и успешно здесь произрастают, дают в основном небольшой доход.

Кумыки богаты многочисленными стадами рогатого скота, разводимого ради шерсти; стада овец и коз на все лето отправляют в горы. Кумыки держат огромные табуны - по нескольку сотен лошадей в каждом, их лучшая порода называется «чепаловская», она очень ценится на Кавказе. Табуны чепаловских скакунов принадлежат аксаевскому хану Каспулату. Огромное количество лошадей ежегодно продают русским.

Мужчины-кумыки склонны к лени и бездействию; они лишь немного занимаются торговлей, которая, в основном, сосредоточена в руках армян. Их женщины более трудолюбивы и делают превосходные ковры, называемые «бурмет»; полотно, сотканное из однотонного грубообработанного хлопка, и шелковые ткани для собственного употребления.

В Кизляре кумыки продают строевой лес и дрова, а также жерди для виноградников. Они добывают соль из озера Турали, расположенного на территории шамхалов, и меняют ее на просо и пшеницу. Кумыкские ханы поддерживают близкие отношения с чеченцами, кроме того, у них издавна сложились торговые связи с кабардинцами и лезгинскими племенами, живущими в заснеженных горах Северного Кавказа.

Кумыки в целом более цивилизованны, нежели их соседи, и лишь тайком принимают участие в их грабежах.

Наподобие других горских народов кумыки тоже иногда отдают своих сыновей на воспитание иноплеменникам - аталыкам. С 7-8 лет юный ханский отпрыск совершает длительные верховые прогулки со своим опекуном; седло делают таким образом, чтобы ребенок не мог упасть. Целые дни мальчик вместе со своим воспитателем-аталыком проводит в седле, чтобы изловчиться украсть коня или корову; если ему это удается и владелец скота не ловит его сразу, он оставляет животное себе и на следующий день уже может не скрывать свою кражу; если же владельцу удается его поймать, вор должен вернуть животное. Затем он лишь испытывает стыд за свою неловкость.

Обычай, общий для всего Кавказа,- отдавать детей в руки иноплеменников - преследует политическую цель большого значения, поскольку воспитатель-аталык становится затем членом семьи законного отца и эти родственные отношения распространяются не только на представителей того же рода, но и на всех представителей народа, к которому относится аталык, по всему Кавказу, так что среди вражды, царящей между ними, они всегда ищут и находят средства получить поддержку и помощь.

Кумыки никогда не отправляются в военные походы на длительное время, как другие горцы, и не отсутствуют дома больше двух-трех недель. В походе они не соблюдают никакого порядка, но собираются в небольшие группы, каждая из которых следует за своим собственным предводителем. В лагере они также располагаются по своему усмотрению, не удаляясь, однако, слишком далеко от своего хана. Последнего сопровождает стадо овец или несколько голов крупного рогатого скота для пропитания самого хана и его свиты; остальные обязаны иметь - каждый свои - съестные припасы, которые, как правило, представляют собой небольшой мешок с просом или пшеницей, привязанный к седлу. Хотя у кумыков репутация хороших наездников и смелых людей, они все-таки далеко не так отважны, как кабардинцы и чеченцы.

Кумыки сами делают порох и оружие. Кинжалы, изготовленные в селении Эндери, пользуются большим спросом на всем Кавказе; свинец же они покупают у русских.

На дорогах этого региона встречаются некоторые препятствия: реки, спускаясь с гор, растекаются по обширным долинам, которые сменяются затем заболоченными участками; у большинства из рек тинистое и глинистое дно, и переходить их можно только по мостам. Кроме того, вся местность изрезана невероятным количеством ирригационных каналов - татаули, особенно в окрестностях поселений; наконец, встречающиеся там леса очень густые и поросли колючим кустарником, что делает их практически непроходимыми, там есть лишь узкие тропинки, по которым нельзя уйти далеко вглубь из опасения разорвать одежду или пораниться. Лесами покрыта значительная часть низин и долин.

О продаже пленников на Кавказе

Мы уже говорили, когда речь шла о поселении Эндери (Андреевка), что это место знаменито благодаря торговле пленниками, и, хотя эта торговля прекратилась там уже лет 20 назад, также как и вывоз рабов в Турцию, благодаря суровым мерам нашего правительства, будет небезынтересно рассмотреть некоторые подробности, касающиеся этой торговли, и дать некоторое представление о том, как это происходило.

Торговля пленными осуществлялась на Кавказе по праву войны: продавали тех, кого захватывали в сражениях, а поскольку горцы до сих пор живут в постоянной дружбе с одними и в состоянии непрекращающейся войны с другими соседями, всегда было чем поддержать эту торговлю, которая, судя по всему, существовала там с очень давнего времени. В годы правления императора Юстиниана I абхазы специально воровали у соседей мальчиков для продажи в Константинополь, где они шли по очень высокой цене, в связи с чем торговцы живым товаром буквально наводнили Константинополь этими жертвами восточного сладострастия, что привело затем к запрещению этой торговли Юстинианом. В более позднее время уже не встречается сведений о том, что какие-либо горцы Кавказа сами привезли в Константинополь рабов на продажу.

Обычай превращать в рабов военнопленных и продавать их как собственность не только очень древний, но и в общем-то весьма распространенный во многих странах. Только с появлением христианства в Европе исчезла эта позорная торговля, за исключением России, где эта практика перешла на потомков военнопленных, известных под названием холопов и крепостных, которых до царствования Алексея Михайловича никогда не смешивали с крестьянами или даже с кабальными холопами; эти две категории населения рассматривались в России как свободные. Царь Иван Васильевич Грозный после покорения Казани запретил крестьянам менять местожительство и переходить с одного места на другое, в результате чего рабство крестьян постепенно стало устанавливаться в России. Но все-таки в Российской империи нет первобытного закона, позволяющего господину продавать своих крестьян отдельно от земли, к которой они прикреплены. Болтин ясно доказал, что личное рабство и продажа крестьян установились в России по привычке соблюдения обычая, что позже было закреплено законодательно (Болтин. Заметки по истории России Леклерка. Т. 1. С. 328-337, 474-475; Т. 2. С. 206-213. ).

Небольшое отступление, которое мы сделали о былом положении русских крестьян, объясняет в какой-то степени то, что мы наблюдали по этому поводу на Кавказе, поскольку, сравнивая положение русских крестьян с кавказскими, мы видим, что демаркационная линия между крестьянами и ясырями (рабами) на Кавказе гораздо менее стерта, чем в России. Хотя у горцев господа тоже могут злоупотреблять правом, которое у них есть на крестьян, они тем не менее могут их продавать лишь в том случае, когда хотят их наказать за какое-нибудь преступление, например за воровство, убийство, и это делается с согласия их соседей и хана, которому они подчиняются; поэтому уздени этого региона очень редко продают своих крестьян, тем более что по обычаю это действие считается предосудительным.

Довольно редкими были сначала случаи, когда родители продавали своих детей из-за бедности или, реже, из жестокости. Однако, как свидетельствуют исторические факты, некоторые жертвы родительской жестокости смогли затем достичь высокого положения в странах, куда их продали,- в Египте или Турции. Такие примеры довольно-таки многочисленны. Султан Баркок был черкесского происхождения, он основал в 1382 году вторую династию мамлюков, названную династией боргитов, или черкесов, которая правила до XVI века.

Часть египетских правителей и многие из турецких пашей были того же происхождения. Если учесть, каким состоянием была для горцев сумма в 100- 200 дукатов, которую они получали за особенно красивых мальчиков и девочек, то не удивительно и объяснимо, что такому искушению невозможно было сопротивляться. Кроме того, отцы часто продавали своих детей, чтобы прокормить младших и чтобы их не похитили соседи, что всегда могло произойти и чего следовало опасаться, если дети были красивы и хорошо сложены. Тем не менее нужно признать для утешения человечества, что эти два источника торговли - продажа крестьян их господами и продажа детей родителями - не были основой торговли рабами. Эта торговля осуществлялась другими средствами, на которых мы сейчас и остановимся.

Во время распрей между двумя племенами обычай позволял взаимные набеги на территорию противника, которые производились или небольшими отрядами, или в одиночку с целью похищения людей и животных в отместку за перенесенные обиды; горцы называют это «баранта». Эта гражданская война поставляла множество пленников; наиболее богатых и известных выкупали их родственники, остальных же продавали или оставляли в качестве домашних рабов, в последнем случае их использовали в домашнем хозяйстве или они работали пастухами. Эти набеги совершаются до сих пор, а поскольку горцы не могут больше продавать своих пленных туркам, они продают их друг другу, если не хотят оставлять их в качестве собственных рабов. С нашими пленными солдатами обращались именно так: их или заставляли работать пастухами, или использовали для обработки полей, сбора хвороста и прочих работ.

Горцы совершали набеги на территорию своих соседей-христиан, особенно в Грузию. Основной их задачей был захват пленных; их набеги на правый берег Кубани и левый берег Терека преследовали ту же цель, и мы уже говорили о том, как они захватывали отдельных людей и переправляли их в горы (см. раздел о чеченцах).

В Мингрелии и в Гурии горские князья и уздени добывали себе пленников способом баранта и, чтобы утолить свою страсть к золоту, продавали даже своих собственных рабов. Царь Соломон I законодательно запретил продажу пленников в Имеретии, и со времени установления протектората России над Грузией лезгинам не удавалось больше захватывать много пленных в этой стране.

Тайное похищение людей в мирное время у соседей или даже знакомых считалось похвальным для отважного горца, лишь бы об этом воровстве ни в коем случае не стало известно. В противном случае предпринимались ответные меры и объявлялась кровная месть, которая кончалась гибелью одного из двух противников. Довольно часто бывали случаи, когда друг похищал у друга его сына или дочь, чтобы продать в Анапе или Сухум-Кале, и об этой краже становилось известно лишь много лет спустя, когда судьба возвращала похищенного на родину.

Благодаря этим трем источникам, о которых мы только что рассказали, получалось большое количество пленников, которые, переходя из рук в руки, оказывались в Анапе, Кодосе, Исгаури, Сухум-Кале, Поти и Батуме для продажи турецким торговцам, которые отвозили их в Константинополь, а оттуда в Египет и порты Леванта.

Для Египта выбирали наиболее хорошо сложенных мужчин, чтобы пополнить число мамлюков. Наиболее красивых девушек продавали по высокой цене богачам для удовольствий гарема, а некрасивых или плохо сложенных пленников обоего пола продавали по довольно умеренным ценам как простых рабов для домашних и тяжелых физических работ.

Вольней рассказывает, что цена на мужчин менялась в Египте в зависимости от их национальности и уменьшалась в таком порядке: черкесы, абхазы, мингрелы, грузины, русские, поляки, венгры, немцы и т. д. Сами горцы придерживались примерно того же порядка, и, исходя из физической силы, красоты и хорошего телосложения человека, цена пленника уменьшалась в таком порядке: черкесы, мингрелы, грузины, абхазы.

Среди женщин всегда отдавалось предпочтение красивым черкешенкам. Мамлюки не женились на коптских девушках, они покупали для себя своих соотечественниц, но, по замечанию Вольнея, из-за египетского климата мамлюки вырождались во втором поколении, поэтому беи вынуждены были долгое время доукомплектовывать эту военную милицию молодыми людьми с Кавказа, чтобы располагать храброй кавалерией, благодаря которой они могли поддерживать свою власть. Вторжение французов в Египет и позже измена Мехмет-Али привели к исчезновению этой покупной милиции.

Поскольку большая часть пленников была слишком далека от берегов Черного моря и отправка их в один из портов этого бассейна была связана с большими трудностями, на самом Кавказе устроили два больших рынка по продаже рабов, а именно: в Эндери (о котором мы уже говорили выше) и в Джари, основном поселении Джаро-Белоканской области, населенной лезгинами. Именно на эти два рынка приводили пленников, которых потом покупали турецкие торговцы и иногда армяне. Из Эндери пленных перевозили скованными двое надвое по рукам через земли чеченцев, ингушей, черкесов, вдоль русских постов до Анапы. Этот путь проделывался под охраной конвоя с достаточным числом воинов и проходил по тайным тропам. Тщательно оберегаемые женщины ехали на лошадях, а мужчины шли пешком; в дороге их хорошо кормили, чтобы поддерживать силы в пути. Некогда пленников перевозили таким образом из Эндери в Крым через Кумские и Кубанские степи и Тамань, оттуда их отвозили в Константинополь, но дорога эта оказалась для них закрыта, когда Крымский полуостров стал частью русской территории.

Лезгины переправляли пленников из Джари через Грузию потайными горными тропами и через леса до Ахалциха, а оттуда в Батум и Поти. Чтобы увеличить число своих пленников, они разделялись, проходя по Грузии, на несколько групп, одна из которых экскортировала пленных, а остальные рассеивались по Грузии, чтобы захватить новых пленников. Как правило, они старались вернуться к своим очагам до наступления зимы, в противном случае, если холодное время года заставало их в Ахалцихе, они поступали на службу к паше этого пашалык:!, но с условием, что им позволят совершать набеги в Грузию, Имеретию, Мингрелию, чтобы похищать людей; в разрешении этого им никогда не отказывали. Таким образом, дружественные связи лезгин из Джаро-Белоканской области и Ахалцихского пашалыка поддерживались на погибель Грузии, вплоть до ее принятия в состав России. Эти связи были полностью прерваны лишь тогда, когда Россия завладела этим пиратским логовом (Ахалцих был взят приступом 15 августа 1828 года, область Джари была присоединена к Российской империи 1 марта 1830 года). В три тысячи человек оценивается число рабов, ежегодно продаваемых туркам в портах восточного побережья Понта Эвксинского до принятия Грузии в состав России. Позже это количество значительно уменьшилось в результате того, что горцы стали встречать препятствия, проходя через военные Линии по Кавказу и вдоль этой цепи. Эта позорная торговля окончательно прекратилась после заключения Адрианопольского мирного договора, по которому Россия получила во владение Ахалцих и все восточное побережье Понта Эвксинского. Турецкие суда, приближающиеся время от времени к этим берегам для торговли, в большинстве случаев обнаруживаются и отгоняются или уничтожаются нашими кораблями еще до того, как они смогли бы получить груз.

Дав некоторые сведения о продаже рабов на Кавказе, мы скажем несколько слов о том, как велась эта торговля в Эндери до 1818 года - времени, когда генерал Ермолов захватил это поселение, построил рядом крепость Внезапную и положил конец этой торговле.

Русское правительство, которое до этого времени не могло полностью помешать продаже рабов в Эндери, приняло тем не менее несколько законов, которыми пыталось облегчить участь рабов-христиан.

Жители Эндери, купив пленников, приведенных чеченцами, лезгинами и другими горцами, продавали их на том же самом месте жителям Кизляра или отводили их в этот город, чтобы там продать на определенных условиях, которые распространялись на всех пленников, были они христианами или нет (русские подданные представляли собой исключение).

Житель Кизляра, покупая одного из пленных, записывал свое имя и имя пленника в полиции города и указывал сумму выкупа. С этого момента из общей суммы ежегодно вычитали по 24 рубля серебром как плату за работу пленного, кроме того, хозяин был обязан кормить и одевать его; пленник оставался на службе у хозяина до тех пор, пока не будет выплачена вся сумма выкупа. После этого пленник становился свободным и мог выбрать образ жизни, который ему нравится, он пользовался всеми правами иногороднего поселенца. Таким образом, если его цена доходила до 240 рублей серебром, он должен был отработать 10 лет, чтобы стать свободным.

Больше всего среди этих пленников было грузин, мингрелов, армян, но были там и горцы, захваченные во время баранты, или дети, проданные родителями из-за нищеты. Поскольку обычная цена пленника была около 150-200 рублей серебром, пленник получал свободу по истечении 6-8 лет. Эта торговля очень обогащала жителей Эндери, а жители Кизляра также имели большую выгоду от этой торговли, так как пользовались сложившимся положением дел, чтобы за очень умеренную плату получить рабочих для своих виноградников.