Кто создал первый флот. Как, кем и когда создавался военно-морской флот россии. Строительство на западный манер

| Виды Вооружённых Сил Российской Федерации | Военно - Морской Флот

Вооружённые Силы Российской Федерации

Виды Вооружённых Сил Российской Федерации

Военно - Морской Флот

Из истории создания

В 1695 г. молодой царь Петр I предпринял попытку овладеть занятой турками крепостью Азов. Осада закончилась неудачей, так как гарнизону крепости оказывал большую помощь и поддержку господствовавший на Азовском море турецкий флот.

После анализа причин неудачной осады в России было учреждено Адмиралтейство, а на р. Воронеже заложены судостроительные верфи. В результате предпринятых энергичных мер в 1696г. удалось создать первое в истории России соединение боевых и транспортных судов, так называемый морской воинский караван. В его составе было 2 фрегата, 23 галеры, 4 брандера и около 1000 мелких гребных судов. В мае 1696 г. сухопутное войско (около 75 тыс. человек) и морской воинский караван достигли Азова и блокировали его с суши и с моря, а 20 мая отряд из 40 казачьих лодок напал на турецкую эскадру. Турки потеряли 2 корабля и 10 грузовых судов. В это же время основная часть воинского каравана заняла позицию в устье р. Дона и не дала возможности прибывшему для помощи азовскому гарнизону турецкому флоту подойти к берегу и высадить подкрепление осажденным.

В результате этих действий 19 июля 1696 г. Азов сдался. В связи с этими событиями 1696 г. по праву считают годом основания Военно-Морского Флота России.

Организационная структура Военно - Морского Флота

  • Главное командование Военно-морского флота
  • Надводные силы
  • Подводные силы
  • Морская авиация
    • Береговые войска:
    • Береговые ракетно-артиллерийские войска
    • Морская пехота

Военно-Морской Флот - вид Вооруженных Сил, предназначенный для нанесения ударов по промышленно-экономическим районам (центрам), важным военным объектам противника и разгрома его военно-морских сил. ВМФ способен наносить ядерные удары по наземным объектам врага, уничтожать его корабли на море и в базах, нарушать его океанские и морские коммуникации и защищать свои, содействовать сухопутным войскам в проведении операций, высаживать морские десанты и отражать высадку морских десантов противника, перевозить войска, материальные средства и выполнять другие задачи.

В состав ВМФ входят нескольких родов сил: подводных, надводных, морской авиации, береговых войск. В его состав входят также корабли и суда вспомогательного флота, части специального назначения и различные службы. Главные рода сил - подводные силы и морская авиация.

Военно-Морской Флот является одним из важнейших внешнеполитических атрибутов государства. Он предназначен для обеспечения безопасности и защиты интересов Российской Федерации в мирное и военное время на океанских и морских рубежах.

Военно-Морской Флот способен наносить ядерные удары по наземным объектам противника, уничтожать группировки его флота в морс и базах, нарушать океанские и морские коммуникации противника и защищать свои морские перевозки, содействовать сухопутным войскам в операциях на континентальных театрах военных действий, высаживать морские десанты, участвовать в отражении десантов противника и выполнять другие задачи.

Сегодня Военно-Морской Флот состоит из четырех флотов: Северного, Тихоокеанского, Черноморского, Балтийского и Каспийской флотилии. Приоритетной задачей флота является предотвращение развязывания войн и вооруженных конфликтов, а в случае агрессии ее отражение, прикрытие объектов страны, сил и войск с океанских и морских направлений, нанесение поражения противнику, создание условий для предотвращения военных действий на возможно более ранней стадии и заключения мира на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации. Кроме того, задачей Военно-Морского Флота является проведение операций по поддержанию мира по решению Совета Безопасности ООН или в соответствии с международными союзническими обязательствами Российской Федерации.

Для решения приоритетной задачи Вооруженных Сил и Военно-Морского Флота - предотвращения развязывания войны в составе ВМФ имеются морские стратегические ядерные силы и силы общего назначения. В случае агрессии они должны отразить удары противника, нанести поражение ударным группировкам его флота и воспрепятствовать проведению им широкомасштабных морских операций, а также во взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил Российской Федерации обеспечить создание необходимых условий для эффективного проведения оборонительных операций на континентальных театрах военных действий.

    Военно-Морской Флот (ВМФ) состоит из следующих родов сил (рис. 1):
  • подводных
  • надводных
  • морской авиации
  • морской пехоты и войск береговой обороны.
    • В его состав входят:
    • корабли и суда,
    • части специального назначения
    • части и подразделения тыла.


Основной ударной силой ВМФ являются атомные подводные лодки, вооруженные баллистическими и крылатыми ракетами с ядерными зарядами. Эти корабли постоянно находятся в различных районах Мирового океана, готовые к немедленному применению своего стратегического оружия.

Подводные атомоходы , вооруженные крылатыми ракетами класса «корабль-корабль», нацелены в основном на борьбу с крупными надводными кораблями противника.

Торпедные атомные подводные лодки используются для нарушения подводных и надводных коммуникаций противника и в системе обороны от подводной угрозы, а также для эскортирования ракетных подводных лодок и надводных кораблей.

Использование дизельных подводных лодок (ракетных и торпедных) связано, главным образом, с решением типовых для них задач в ограниченных районах моря.

Оснащение подводных лодок атомной энергетикой и ракетно-ядерным оружием, мощными гидроакустическими комплексами и высокоточным навигационным вооружением наряду с комплексной автоматизацией процессов управления и созданием оптимальных условий жизнедеятельности экипажа существенно расширило их тактические свойства и формы боевого применения. Надводные силы в современных условиях остаются важнейшей частью ВМФ. Создание кораблей - носителей самолетов и вертолетов, а также переход ряда классов кораблей, как и подводных лодок, на атомную энергетику намного повысили их боевые возможности. Оснащение кораблей вертолетами и самолетами значительно расширяет их возможности по обнаружению и поражению подводных лодок противника. Вертолеты создают возможность успешного решения задач ретрансляции и связи, целеуказания, передачи грузов в море, высадки десанта на побережье и спасения личного состава.

Надводные корабли являются основными силами для обеспечения выхода и развертывания подводных лодок в районы боевых действий и возвращения в базы, перевозки и прикрытия десантов. Им отводится главная роль в постановке минных заграждений, в борьбе с минной опасностью и защите своих коммуникаций.

Традиционной задачей надводных кораблей является нанесение ударов но объектам противника на его территории и прикрытие своего побережья с моря от военно-морских сил противника.

Таким образом, на надводные корабли возлагается комплекс ответственных боевых задач. Эти задачи они решают группами, соединениями, объединениями как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими родами сил флота (подводными лодками, авиацией, морской пехотой).

Морская авиация - род сил ВМФ. Она состоит из стратегической, тактической, палубной и береговой.

Стратегическая и тактическая авиация предназначена для противоборства с группировками надводных кораблей в океане, подводными лодками и транспортами, а также для нанесения бомбовых и ракетных ударов по береговым объектам противника.

Палубная авиация является основной ударной силой авианосных соединений ВМФ. Ее основными боевыми задачами в вооруженной борьбе на морс являются уничтожение авиации противника в воздухе, стартовых позиций зенитных управляемых ракет и других средств противовоздушной обороны противника, ведение тактической разведки и др. При выполнении боевых задач палубная авиация активно взаимодействует с тактической.

Вертолеты морской авиации являются эффективным средством целеуказания ракетному оружию корабля при уничтожении подводных лодок и отражении атак низколетящих самолетов и противокорабельных ракет противника. Неся на себе ракеты класса «воздух-поверхность» и другое вооружение, они являются мощным средством огневой поддержки десанта морской пехоты и поражения ракетных и артиллерийских катеров противника.

Морская пехота - род сил ВМФ, предназначенный для ведения боевых действий в составе морских десантов (самостоятельно или совместно с Сухопутными войсками), а также для обороны побережья (военно-морских баз, портов).

Боевые действия морской пехоты осуществляются, как правило, при поддержке авиации и артиллерийского огня кораблей. В свою очередь морская пехота использует в боевых действиях все виды вооружения, характерные для мотострелковых войск, применяя при этом специфическую для нее тактику десантирования.

Войска береговой обороны, как род сил ВМФ, предназначены для защиты пунктов базирования сил ВМФ, портов, важных участков побережья, островов, проливов и узкостей от нападения кораблей и морских десантов противника. Основу их вооружения составляют береговые ракетные комплексы и артиллерия, зенитные ракетные комплексы, минное и торпедное оружие, а также специальные корабли береговой обороны (охраны водного района). Для обеспечения обороны силами войск на побережье создаются береговые укрепления.

Части и подразделения тыла предназначены для тылового обеспечения сил и боевых действий ВМФ. Они обеспечивают удовлетворение материальных, транспортных, бытовых и других потребностей соединений и объединений ВМФ в целях поддержания их в боевой готовности к выполнению поставленных задач.


Начало развитого мореходства у наших предков - восточных славян относится к VI-VII вв. На своих лодках-однодеревках они совершали смелые морские походы по Черному и Средиземному морям. Особенно активными морские походы стали после образования Киевской Руси. В 907 г. в походе князя Олега на Византию участвовало, как свидетельствуют летописи, 2000 ладей с 80 тысячами воинов. Пройдя из Днепра по Черному морю в Босфор и осадив Константинополь, Олег принудил его к сдаче и заключил мир, по которому греки выплатили победителям богатую дань.

Мореплавание способствовало установлению выгодных экономических и культурных связей Киевской Руси с Византией, принятию христианства на Руси в 988 г. Для проведения военных походов в середине ХП в. на вооружении дружины появляются уже специальные набойные боевые ладьи, закрытые палубой.

Большую роль морские пути играли и в жизни Великого Новгорода, а, будучи в союзе ганзейских городов город вел широкую торговлю с прибалтийскими странами. Новгородцам нередко приходилось совершать боевые походы на своих вооруженных судах в ответ на грабительские набеги шведов и ливонцев, стремившихся чинить препятствия предприимчивым и искусным русским купцам-мореходам.

Есть неоспоримые свидетельства освоения берегов и Белого, и Баренцева морей русскими первопроходцами. Однако естественное стремление славян к морям, как самым выгодным путям сообщения, было прервано почти на два столетия татаро-монгольским нашествием, отрезавшим Русь от Черного, Азовского и Каспийского морей. Только в 1380 г. с приобретением независимости Русь приступила к собиранию раздробленных земель.

К 1505 г. в основном завершилось объединение русских княжеств и образовалось централизованное государство во главе с Москвой. Борьба за выходы на морские просторы разгорается с новой силой. Теперь уже Иван Грозный с целью защиты Нарвского торгового пути и мореплавания по Балтийскому морю заводит каперский флот. Однако после неудачной 25-летней войны со Швецией Россия к 1595 г. теряет Нарву, Копорье, Иван-город, а в 1617 г. оказалась совсем отторгнутой от этого моря. Понимание важности морских торговых путей и необходимости их вооруженной защиты приводит российских самодержцев к решению не только вооружать купеческие суда, но и создавать специальные - военные - корабли. Так, при царе Алексее Михайловиче на Оке в селе Дединове под Коломной строится первый русский боевой корабль "Орел" , имеющий на вооружении 22 пушки.

В это же время для России на р. Двине у г. Кокенгаузена строилось несколько небольших военных судов, предназначавшихся для завоевания Риги в новой попытке выйти на берега Балтийского моря, которая, однако, также закончилась неудачно.

В конце XVII в. Россия в экономическом развитии все еще значительно отставала от западноевропейских стран. Причиной тому служили не только последствия татаро-монгольского нашествия, но и продолжавшиеся изнурительные войны: на юге - с Турцией, на западе - с Польшей, на северо-западе - со Швецией. Единственным выходом страны на внешний рынок был Архангельский порт, основанный в 1584 г.


Петр I

Выйти на берега Черного и Балтийского морей было для России исторической необходимостью. Так для Петра I , взошедшего на престол в 1682 г., была предопределена цель, достижение которой стало содержанием его государственной деятельности.
Вначале выбор пал на южное направление. Предпринятый в 1695 г. поход 30-тысячной русской армии к Азову окончился полным провалом. Осада крепости и два штурма привели к большим потерям и не принесли успеха. Отсутствие у русских флота исключало полную блокаду Азова. Крепость пополнялась людьми, боеприпасами и провиантом с помощью турецкого флота.
Петру стало ясно, что без сильного флота, тесно взаимодействующего с армией и под единым командованием, Азовом не овладеть. Тогда-то, по инициативе царя, и было принято решение строить военные корабли.


Постройка кораблей велась под Москвой в селе Преображенском, в Воронеже, Козлове, Добром, Сокольске. Особенно большое строительство разворачивалось в Воронеже, где было создано адмиралтейство. На заготовку корабельного леса и строительство судов мобилизовано свыше 26 тыс. человек. Одновременно шло комплектование флота солдатами Преображенского и Семеновского полков, новобранцами. В конце апреля из Воронежа к Азову вышла 76-тысячная армия во главе с воеводой А.С. Шейным (произведенным в генералиссимусы), а несколькими днями позже - галерная флотилия под командованием Петра I. Общее руководство Азовским флотом возлагалось на сподвижника царя Ф. Лефорта . Флот блокировал подходы к Азову с моря, а армия осадила крепость с суши. После интенсивного пушечного обстрела крепости с кораблей и берега и ее штурма русскими казаками гарнизон Азова 12 (22) июля 1696 г. капитулировал.

Молодой флот России получил боевое крещение и наглядно продемонстрировал свою действенность. Взятие Азова явилось первой крупной победой вновь создаваемых регулярных армии и флота России. Россия получила Азов с прилегающими землями и право свободного плавания по Азовскому морю.


А. Шхонебек.
Азов.
Осада крепости в 1696 году

20 (30) октября 1696 г. царь Петр 1 "указал", а Дума "приговорила": "Морским судам быть" - государственный акт, официально положивший начало созданию регулярного флота. С тех пор эта дата отмечается как день рождения Российского военного флота.

Чтобы закрепиться на Азовском море, в 1698 г. Петр начал строительство Таганрога в качестве военно-морской базы. За период с 1695 по 1710 г. Азовский флот пополнился многими линейными кораблями и фрегатами, галерами и бомбардирскими судами, брандерами и мелкими судами. Но просуществовал он не долго. В 1711 г. после неудачной войны с Турцией, по Прутскому мирному договору, Россия вынуждена была отдать туркам берега Азовского моря, и обязалась уничтожить Азовский флот.


Гравюра неизвестного художника.
Азов.
Осада крепости в 1696 г.

Создание Азовского флота было чрезвычайно важным для России событием. Во-первых, оно выявило роль военного флота в вооруженной борьбе за освобождение приморских земель. Во-вторых, был приобретен так необходимый опыт массового строительства военных судов, что позволило в дальнейшем достаточно быстро создать сильный Балтийский флот. В-третьих, Европе были продемонстрированы огромные потенциальные возможности России стать мощной морской державой.


28-пушечный фрегат
"Штандарт".
1703 г.

После войны с Турцией за обладание Азовским морем устремления Петра 1 были направлены на борьбу за выход к Балтийскому морю, успех которого предопределялся наличием военной силы на море. Отлично понимая это, Петр 1 приступил к строительству Балтийского флота. На верфях рек Сязь, Свирь и Волхов закладываются речные и морские военные суда, на архангельских верфях строятся семь 52-пушечных кораблей и три 32-пушечных фрегата. Создаются новые верфи, растет число железоделательных и медно-литейных заводов на Урале. В Воронеже налаживается отливка корабельных пушек и ядер к ним. За довольно короткий срок была создана флотилия, которую составляли линейные корабли водоизмещением до 700 т, длиной до 50 м. На их двух-трех палубах размещались до 80 пушек и 600-800 человек экипажа.

К более маневренным и быстроходным кораблям относились фрегаты, имевшие три мачты, одну-две палубы. Длина этих кораблей не превышала 35 м, вооружались они пушками (до 40 единиц). Наиболее массовыми военными кораблями были галеры, способные особенно эффективно действовать в шхерных районах.

Для уверенного выхода к Финскому заливу Петр I главные усилия сосредоточил на овладении земель, прилегающих к Ладоге и Неве. После 10-дневной осады и ожесточенного штурма, при содействии гребной флотилии из 50 лодок, первой пала крепость Нотебург (Орешек), переименованная вскоре в Шлиссельбург (Ключ-город). По выражению Петра I, сей крепостью "отворялись ворота к морю". Затем была взята крепость Ниеншанц, расположенная при впадении в Неву р. Охты.

Чтобы окончательно запереть для шведов вход в Неву, 16 (27) мая 1703 г. в ее устье, на Заячьем острове, Петр 1 заложил крепость, названную Петропавловской, и портовый город Санкт-Петербург. На о-ве Котлин, в 30 верстах от устья Невы, Петр 1 приказал строить форт Кронштадт для защиты будущей российской столицы. В 1704 г. на левом берегу Невы начато сооружение адмиралтейской верфи, которой было суждено вскоре стать главной отечественной верфью, а Санкт-Петербургу - кораблестроительным центром России. В августе 1704 г. русские войска, продолжая освобождать побережье Балтики, штурмом овладели Нарвой. В дальнейшем основные события Северной войны происходили на суше.

Серьезное поражение 27 июня 1709 г. шведы потерпели в Полтавском сражении. Однако для окончательной победы над Швецией нужно было сокрушить се морские силы и утвердиться на Балтике. На это потребовалось еще 12 лет упорной борьбы, прежде всего на море.

В период 1710-1714 гг. постройкой кораблей на отечественных верфях и покупкой их за границей был создан достаточно сильный галерный и парусный Балтийский флот. Первый из заложенных осенью 1709 г. линейных кораблей назван "Полтавой" в честь выдающейся побед над шведами.

Высокое качество русских кораблей признавалось многими зарубежными мастерами-кораблестроителями и моряками. Так, один из современников английский адмирал Поррис писал: "Русские корабли во всех отношениях равны наилучшим кораблям этого типа, какие имеются в нашей стране, и притом более изрядно закончены".


П.Н.Вагнер. 1912 г.

Успехи отечественных корабельных дел мастеров были весьма значительны: уже к 1714 г. в состав Балтийского флота вошло 27 линейных 42-74-пушечных кораблей. 9 фрегатов с 18-32 пушками, 177 скампавей и бригантин. 22 вспомогательных судна. Общее число пушек на кораблях достигло 1060. (Скампавея - малая быстроходная галера с 18 парами весел, с одной-двумя пушками и одной-двумя мачтами с косыми парусами). Возросшая мощь Балтийского флота позволила его силам 27 июля (7 августа) 1714 г. одержать блистательную победу на шведским флотом у мыса Гангут. В морском сражении был пленен отряд из 10 единиц вместе с командовавшим им контр-адмиралом Н. Эреншельдом. В Гангутском сражении Петр I полностью использовал преимущество галерного и парусно-гребного флота перед линейным флотом противника в шхерном районе моря. Государь лично возглавлял в бою передовой отряд из 23 скампавей.


Гангутская победа обеспечила русскому флоту свободу действий в Финском и Ботническом заливах. Она, как и Полтавская победа, стала переломным моментом в ходе всей Северной войны, позволившим Петру I начать подготовку к вторжению непосредственно на территорию Швеции. В этом заключалась единственная возможность принудить Швецию к заключению мира.

Авторитет русского флота, Петра I как флотоводца стали признаваемыми флотами прибалтийских государств. В 1716 г. в Зунде при встрече русской, английской, голландской и датской эскадр для совместного крейсерства в районе Борнхольма против шведского флота и каперов Петр I был единодушно избран командующим объединенной эскадрой союзников. Это событие было позже отмечено выпуском медали с надписью "Владычествует четырьмя, при Борнхольме". В 1717 г. войска из Северной Финляндии вторглись на шведскую территорию. Их действия были поддержаны крупными морскими десантами, высаженными в район Стокгольма.

Победа российского отряда гребных судов над отрядом шведских кораблей при Гренгаме в июле 1720 г. позволила Российскому флоту еще больше закрепиться в Аландском архипелаге и активнее действовать против коммуникаций противника. Господство Российского флота в Балтийском море обусловили успешные действия отряда генерал-лейтенант Ласси, в который входили 60 галер и лодок с пятитысячным десантом. Высадившись на шведский берег, этот отряд разгромил один оружейный и несколько металлургических заводов, захватил богатые военные трофеи и много пленных, что особенно ошеломило население Швеции, оказавшееся беззащитным на своей территории.

30 августа 1721 г. Швеция согласилась, наконец, подписать Ништадский мирный договор. К России отходила восточная часть Финского залива, его южный берег с Рижским заливом и прилегающими к завоеванным берегам островами. В состав России вошли города Выборг, Нарва, Ревель, Рига. Подчеркивая значения флота в Северной войне, Петр I приказал выбить на медали, утвержденной в честь победы над Швецией, слова: "Конец сей войны таким миром получен ничем иным только флотом, ибо землею никаким образом достигнуть было того невозможно". Сам царь, имевший звание вице-адмирала, "в знак понесенных трудов в сию войну", был произведен в адмиралы. Победа в Северной войне укрепила международный авторитет России, выдвинула ее в число крупнейших европейских держав и послужила основанием с 1721 г. именоваться Российской империей.

Добившись утверждения России на Балтийском море, Петр I вновь обращает свой взор на юг государства. В результате Персидского похода русские войска, при поддержке кораблей флотилии под общим руководством Петра I, заняли города Дербент и Баку с прилегающими к ним землями, которые и отошли к России по трактату, заключенному с шахом Ирана 12 (23) сентября 1723 г. Для постоянного базирования русской флотилии на Каспийском море Петр основал в Астрахани военный порт и Адмиралтейство. В петровский период центр морской торговли России переместился с Белого моря из Архангельска на Балтику в Петербург, ставший крупнейшим торговым портом страны. Это заставило активизировать мероприятия по защите региона от возможных нападений. Не прекращавшиеся со времени закладки крепости на о-ве Котлин работы были в основном закончены в 1723 г. Так возник город-крепость Кронштадт, оборону которого Петр I своим указом постановил "держать до последней силы и живота, яко наиглавнейшее дело".


"Потаенное судно"
Ефима Никонова
(1721 г.)

Чтобы представить грандиозность свершений Петра Великого, достаточно отметить, что за время его правления на российских верфях было построено более 1000 кораблей, не считая мелких судов. Численность команд на всех кораблях доходила до 26 тыс. человек. Интересно отметить, что имеются архивные свидетельства, относящиеся ко времени правления Петра I, о постройке крестьянином Ефимом Никоновым "потаенного судна" - прообраза подводной лодки. В общем на кораблестроение и содержание флота Петром I было израсходовано около 1 млн. 200 тыс. рублей. Так, волею Петра I в первые два десятилетия ХVШ в. Россия вошла в число великих морских держав мира. Петр I был не только государственным деятелем, но и искуснейшим корабельных дел мастером. Собственноручно принимая участие в создании кораблей, он постоянно изыскивал новые методы быстрой и качественной их постройки. Метод работы голландских судостроителей, с которыми Петр I ознакомился в 1697 г., обогатил его практическими навыками, но полностью не удовлетворил. В январе 1698 г. российский государь отправился в Англию, где были наибольшие достижения судостроения. В этой стране, в частности, уже до спуска судна на воду строители могли определить ватерлинию (водоизмещение) путем соответствующих расчетов. Путешествуя по Европе, Петр I не только собирал книги по судостроению, мореплаванию, но и пытливо изучал их. Полученные знания подводили его к осознанию необходимости развития в России астрономических наук и механики, которые, в свою очередь, требовали глубоких математических знаний. Поэтому чрезвычайно важным шагом Петра I было создание в 1701 г. Школы математических и навигацких наук, которая была образована в Москве и находилась в здании Сухаревой башни. Школа стала первым светским учебным заведением в России и первым реальным училищем в Европе. В ней готовились кадры офицеров флота и отчасти армии. Привлекая иностранных преподавателей и корабельных мастеров, Петр I во многом шел своим путем, создавая отечественную школу кораблестроения.

Петру I принадлежит идея создания "двух флотов": галерного - для действия совместно с армией в прибрежных районах и корабельного - для преимущественно самостоятельных действий на море. В этом отношении военная наука считает Петра I непревзойденным для своего времени знатоком взаимодействия армии и флота. На заре отечественного государственного кораблестроения для действий в Балтийском и Азовском морях Петру пришлось решать проблему создания судов смешанного плавания, т.е. таких, которые могли бы действовать как на реках, так и на море. Другим морским державам такие суда военного назначения не требовались.

Сложность задачи заключалась в том, что плавание по мелководным рекам требовало малой осадки судна при сравнительно большой его ширине. Такие размерения кораблей при плавании в море приводили к резкой качке, снижающей эффективность использования оружия, ухудшали физическое состояние команды и десанта. К тому же для деревянных судов сложной являлась проблема обеспечения продольной прочности корпуса. В целом нужно было находить "добрую пропорцию" между желанием получить хорошие ходовые качества, увеличивая длину судна, и иметь достаточную продольную прочность. Петр избрал отношение длины к ширине равным 3:1, что гарантировало прочность и остойчивость кораблей при некотором уменьшении скорости.

Военно-морской флот как самостоятельный вид Вооруженных Сил Российской Федерации складывался с конца XVII в. до начала XX в.

Создание регулярного военного флота в России - историческая закономерность. Оно было обусловлено настоятельной потребностью страны в преодолении территориальной, политической и культурной изоляции, ставшей на рубеже XVII-XVIII вв. главным препятствием для экономического и социального развития Русского государства.

Первая постоянная группировка сил - Азовский флот - была сформирована из кораблей и судов, построенных зимой 1695-1696 гг. и предназначалась для содействия армии в кампании по овладению турецкой крепостью Азов. 30 октября 1696 г. боярская дума по представлению царя Петра I приняла постановление «Морским судам быть...», что стало первым законом о флоте и признание официальной датой его основания.

В ходе Северной войны 1700-1721 гг. определились основные задачи флота, перечень которых остается практически неизменным до настоящего времени, а именно: борьба против военно-морских сил противника, борьба на морских коммуникациях, оборона своего побережья с морского направления, содействие армии на приморских направлениях, нанесение ударов и обеспечение вторжения на территорию противника с морского направления. Удельный вес этих задач менялся по мере изменения материальных средств и характера вооруженной борьбы на море. Соответственно этому изменялись роль и место отдельных родов сил, входивших в состав флота.

Так, до Первой мировой войны основные задачи решались надводными кораблями, и они были главным родом сил флота. В период Второй мировой войны эта роль на некоторое время перешла к морской авиации, а в послевоенный период с появлением ракетно-ядерного оружия и кораблей с атомными энергетическими установками в качестве главного рода сил утвердились подводные лодки.

До Первой мировой войны флот был однородным. Береговые войска (морская пехота и береговая артиллерия) существовали с начала XVIII в., однако, в организационном отношении в состав флота не входили. 19 марта 1906 г. зародились и стали развиваться как новый род сил ВМФ подводные силы.

В 1914 г. были сформированы первые части морской авиации, которая в 1916 г. также приобрела признаки самостоятельного рода сил. День авиации ВМФ отмечается 17 июля в честь первой победы русских морских летчиков в воздушном бою над Балтийским морем в 1916 г. Окончательно ВМФ как разродное стратегическое объединение сформировался к середине 1930-х гг., когда в состав ВМФ организационно вошли морская авиация, береговая оборона и части ПВО.

Современная система органов управления ВМФ окончательно сложилась накануне Великой Отечественной войны. 15 января 1938 г. Постановлением ЦИК и СНК был создан Народный комиссариат ВМФ, в составе которого был образован Главный морской штаб. В период становления регулярного флота России его организационно-штатная структура и функции были нечеткими. 22 декабря 1717 г. по указу Петра I для повседневного управления флотом была сформирована Адмиралтейств-коллегия. 20 сентября 1802 г. образовано Министерство морских сил, впоследствии переименованное в Морское министерство и просуществовавшее до 1917 г. Органы боевого (оперативного) управления силами ВМФ появились после русско-японской войны с созданием 7 апреля 1906 г. Морского генерального штаба. Во главе Российского флота стояли такие известные флотоводцы, как Петр I, П.В. Чичагов, И.К. Григорович, Н.Г. Кузнецов, С.Г. Горшков.

Постоянные группировки сил на морских театрах складывались по мере решения российским государством исторических задач, связанных с приобретением выходов в Мировой океан, включением страны в мировую экономику и политику. На Балтике флот постоянно существовал с 18 мая 1703 г., Каспийская флотилия - с 15 ноября 1722 г., а флот на Черном море - с 13 мая 1783 г. На Севере и Тихом океане группировки сил флота создавались, как правило, на временной основе или, не получив значительного развития, периодически упразднялись. Нынешний Тихоокеанский и Северный флоты в качестве постоянных группировок существуют соответственно с 21 апреля 1932 г. и 1 июня 1933 г.

Наибольшее развитие флот получил к середине 1980-х гг. В это время в его составе имелось 4 флота и Каспийская флотилия, в составе которых было более 100 дивизий и бригад надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации и береговой обороны.

В настоящее время Военно-морской флот является главной составляющей и основой морского потенциала Российской Федерации, одним из инструментов внешней политики государства и предназначен для обеспечения защиты интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

Основным мероприятием боевой подготовки сил ВМФ в 2010 г. стало участие Тихоокеанского флота во взаимодействии с тяжелым атомным ракетным крейсером «Пётр Великий» Северного флота и гвардейским ракетным крейсером «Москва» Черноморского флота в оперативно-стратегическом учении «Восток-2010». С борта тяжелого атомного крейсера «Пётр Великий» за ходом учений в Японском море наблюдал Верховный Главнокомандующий ВС РФ - Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев.

Продолжается активизация сотрудничества с флотами зарубежных стран в сфере обеспечения безопасности мореплавания, борьбе с пиратством, наркобизнесом, контрабандой, по оказанию помощи судам, терпящим бедствие, и спасанию жизни на море.

В 2010 г. Балтийский флот принял участие в международных учениях «БАЛТОПС-2010», Северный флот - в российско-норвежских учениях «Помор-2010». Большой противолодочный корабль «Североморск» Северного флота совместно с боевыми кораблями ВМС США, Великобритании и Франции участвовал в международных военно-морских учениях «ФРУКУС-2010», которые проходят в Атлантике.

Впервые силы Северного, Тихоокеанского флотов отрабатывали взаимодействие в составе группировок в дальних океанских походах.

В военно-дипломатической сфере значимую роль играла и продолжает играть демонстрация Андреевского флага во время посещений морских портов иностранных государств. ВМФ России продолжил свое регулярное присутствие в районах Африканского Рога и Аденского залива. Боевые корабли Северного, Тихоокеанского и Балтийского флотов осуществляли и продолжают осуществлять проводку конвоев гражданских судов через районы повышенной пиратской активности.

Даже при беглом взгляде на карту России нетрудно заметить, что большая часть её границ (почти 63 %) приходится на моря и океаны. Поэтому неудивительно, что наши предки издавна были мореходами, однако подлинная история российского флота насчитывает немногим более трёх столетий и связана с именем Петра I.

У истоков российского мореплавания

Справедливости ради следует отметить, что начало истории возникновения российского флота относится к временам основателя династии Романовых ─ государя Михаила Фёдоровича. При нём в стране появилось первое крупное трёхмачтовое судно «Фредерик», созданное по западному образцу. Однако во время похода в Персию оно село на мель в прибрежных водах Каспия, а затем было вытащено на берег и погибло, разграбленное местными жителями. После столь бесславного дебюта российские моряки провели несколько весьма успешных военных операций, но побеждали исключительно за счёт личной отваги, поскольку выходить в море им приходилось ещё на дедовских галерах.

Строительство же судов, отвечавших требованиям той давней эпохи, связано с именем Петра Первого. В истории российского флота он по праву считается одной из ключевых фигур. Сразу после Второго Азовского похода, в котором российские сухопутные войска поддерживались двумя линейными кораблями, четырьмя брандерами (корабль, предназначенный для поджога вражеских судов), а также большим количеством галер и стругов, государь приступил к созданию регулярного флота.

Принято считать, что история российского флота начинается 20 (30) октября 1696 года, когда боярская дума, обсудив рапорт, поданный Петром I, постановила начать строительство судов на Воронежской корабельной верфи. Эта дата стала его официальным днём рождения.

Война за выход к Балтийскому морю

Мощным стимулом для создания отечественных военных судов стало участие России в Северной войне (1700-1721) со Швецией. В этот период стал активно развиваться Балтийский флот. В начале войны суда строились главным образом на верфях, созданных в устьях рек Луги, Олонки и Сяси. Но затем центр российского судостроения переместился в Санкт-Петербург. Там же была создана главная военно-морская база Балтийского флота. Несколько позже суда стали размещать у причалов Кронштадта, Выборга, Гельсинфорса, Або и Ревеля.

В годы Северной войны история российского морского флота связана с созданием парусных кораблей различного типа. Предназначались они как для защиты отвоёванных у шведов побережий, так и для совершения длительных плаваний, связанных с атаками на морские пути сообщения противника.

Однако для выполнения столь широкого спектра боевых задач судов отечественного производства не хватало, и их приходилось покупать за рубежом. Для решения проблемы государевым указом были созданы новые верфи, работа на которых производилась под руководством иностранных специалистов, специально выписанных для этого в Россию.

Итоги деятельности Петра I по созданию флота

В последний год царствования Петра I (1725) российский флот уже представлял собой грозную силу. Достаточно сказать, что в его состав входили 130 боевых парусных кораблей различного типа, а также 77 вспомогательных судов. Такой мощный потенциал ставил Россию в один ряд с ведущими морскими державами мира.

В этот же период был создан и окончательно оформился новый и во многом передовой слой российских дворян, ставших морскими офицерами. Это были весьма грамотные люди, многие из которых проходили обучение за границей, откуда возвращались квалифицированными специалистами. В число изучаемых ими дисциплин входили: навигация, судовождение, математика, физика, астрономия, а также теория и практика ведения морских сражений.

Упадок и новый подъём российского флота

Однако столь успешный период в истории российского морского флота завершился со смертью Петра I. Если в 1726 году, благодаря прежней инерции, ещё было заложено одно судно, то в последующие 4 года никаких работ не производилось. Построенные же ранее корабли ветшали и приходили в негодность. В результате к 1730 году, когда на российский престол взошла Анна Иоанновна, некогда мощный отечественный флот насчитывал всего 50 судов, из которых лишь треть была способна выйти в море.

При всех негативных сторонах правления Анны Иоанновны исследователи отмечают её значительный вклад в историю создания российского флота. Едва освоившись в роли правительницы одного из обширнейших государств мира, она озаботилась возрождением его военно-морских сил. В 1732 году по её указу была создана Комиссия для разработки и проведения в жизнь морской реформы. В её состав вошли лучшие флотоводцы того времени.

Параллельно с этим проводились работы по реконструкции старых и созданию новых судостроительных верфей. В итоге за десятилетний период царствования Анны Иоанновны было спущено на воду около 150 кораблей, из которых почти сотню построили в Архангельске ─ городе, получившем статус ведущего центра отечественного судостроения.

Становление Черноморского флота

Новая страница в истории российского флота открылась во второй половине XVIII века, и толчком к этому послужила политика Екатерины II, целью которой было установление господства на Чёрном море. За годы её правления Россия стала участницей двух русско-турецких войн (1768-1774 и 1787-1791) в ходе которых значительная нагрузка легла на военных моряков. К этому же периоду относится первая в российской истории победа русского флота, одержанная вдали от родных берегов.

В июне 1770 года эскадра под командованием адмирала Спиридонова одержала победу над турецким флотом в Чесменском сражении, чем обеспечила себе приоритет в Эгейском море. В результате совместных действий кораблей Азовской и Черноморской эскадры Россия одержала ряд побед над флотом Османской империи, и получила контроль над побережьем Азовского моря и значительным участком черноморской прибрежной полосы. Их следствием стало присоединение к России Крыма, осуществлённое в 1783 году войсками князя Потёмкина при поддержке сил военно-морского флота.

На рубеже веков

На рубеже XVIII и XIX веков российский военный флот по своей величине и мощи занимал третье место в мире, лишь немногим уступая морским силам Великобритании и Франции. В этот период в его состав входили: Балтийский и Черноморский флот, а также три самостоятельные флотилии ─ Каспийская, Охотская и Беломорская. Важным событием в истории российского флота стало создание в 1802 году Министерства морских сил, взявшего на себя его централизованное управление.

Проблемы флота в первой половине XIX века

Отрицательную роль в дальнейшем развитии флота России сыграло её существенное экономическое отставание от западноевропейских стран, наблюдавшееся в первой половине XIX века. Это со всей очевидностью проявилось в период Крымской войны (1853-1856).

Несмотря на многочисленность личного состава - 91 тыс. человек, что по тем временам было очень высоким показателем, - российские морские силы не могли обеспечить безопасность берегов Родины, поскольку вся материально-техническая база флота требовала модернизации. Мировой прогресс неумолимо двигался вперёд, и на морских просторах парусный флот вытеснялся судами, оснащёнными паровыми двигателями ─ броненосцами, мониторами и плавучими батареями.

Однако даже при всех негативных факторах российские моряки одержали в ходе Крымской войны ряд блистательных побед. Это, прежде всего, Синопское сражение в ноябре 1853 года, а также многочисленные боевые операции по отражению сил противника при обороне Севастополя.

Меры по модернизации российского флота

Восшедший на Российский престол в 1855 году государь Александр II, сознавая всю необходимость коренной перестройки отечественного флота, приложил максимум усилий для его модернизации и приведения в соответствие с требованием времени. В истории российского военного флота его царствование отмечено созданием большого количества первоклассных боевых кораблей, не уступавших в техническом отношении лучшим зарубежным образцам.

Эта была целая серия судов, предназначенных как для выполнения задач в прибрежных акваториях, так и в отдалённых частях мирового океана. Большинство из них было оснащено толстой бронёй и мощным артиллерийским вооружением. Наиболее известным из них стал броненосец «Пётр Великий», экипаж которого покрыл себя славой во многих морских сражениях.

Трагедия русско-японской войны

Трагической страницей в истории флота стала печально-памятная русско-японская война (1904-1905). Несмотря на героизм российских моряков, проявленный при обороне Порт-Артура и попытках прорыва его блокады, значительный перевес сил был на стороне противника. Крупной неудачей закончилось и Цусимское морское сражение, в котором эскадра Тихоокеанского флота под командованием адмирала Рожественского потерпела поражение и была почти полностью уничтожена морскими силами Японии.

После бесславного завершения русско-японской войны отечественный флот во многом утратил былую мощь, и в последующие годы шёл процесс его возрождения, который, несмотря на все усилия военного ведомства, не был завершён к началу Первой мировой войны.

Флот России в годы Первой мировой войны

После начала Россией активных боевых действий в составе Антанты её главным противником на Балтике стала Германия, флот которой был более мощным как по своему количеству, так и по техническому оснащению. Ввиду этого российские моряки были вынуждены ограничить свои действия обороной береговой линии и отдельными операциями по перехвату транспортных судов противника.

На Чёрном море в период Первой мировой войны Россия вновь встретилась со своим давним противником ─ флотом Османской империи. Планируя боевые операции, турецкий адмирал Сушон делал основную ставку на два своих самых совершенных крейсера немецкого производства ─ «Бреслау» и «Гебен». Однако оба они, получив в ходе столкновения с российской эскадрой серьёзные повреждения, были вынуждены отступить в Босфор. В результате к декабрю 1915 года Россия контролировала всю акваторию Чёрного моря.

Период Гражданской войны был отмечен легендарным Ледовым походом кораблей Балтийского флота из Финляндии, где они оказались блокированы после подписания позорного для России Брестского мира, в Кронштадт. Осуществлён он был в марте ─ апреле 1918 года, когда ещё Финский залив был покрыт льдом, и позволил сохранить для страны 235 кораблей, а также большое количество военной техники.

История великих побед российской армии и флота в годы Великой Отечественной войны была широко освещена в советской печати и является предметом пристального внимания общественности в наши дни. И это не случайно. Достаточно сказать, что только среди моряков Балтийского флота свыше 100 тыс. человек были награждены орденами и медалями, а 138 удостоены звания Героя Советского Союза, многие из которых ─ посмертно. Именно поэтому одним из наиболее массовых праздников является сегодня День флота российского. История военно-морских сил страны продолжается и с наступлением в ней эпохи демократических преобразований и выходит на новый уровень.

Адмирал Ивана Грозного, или как Россия едва не стала морской державой в XVI веке

Русский флот в обыденном представлении прочно связан с именем Петра I. Хотя, как водится у нас (а особенно – в последние десятилетия), нередко слышатся голоса историков и просто "правдоискателей", оспаривающих правомерность этого мнения.

Поминали в этой связи то новгородских ушкуйников, то лихие казачьи походы "за зипунами" в Турцию, то рейды Степана Разина на Каспии, то с грехом пополам построенный при царе Алексее Михайловиче "Орел" (Степаном Разиным и сожженный). А то вообще походы князя Олега на Царьград.

Но вот один вполне реальный эпизод отечественной истории, одновременно касающийся и Дании и России, обычно не вспоминают. А он между тем этого вполне заслуживает!

Начало этой истории связано с Ливонской войной и именем Иоанна IV, в будущем получившего прозвище Грозный.

Но на тот момент молодой государь проявил себя на диво толковым и умным правителем, сумевшим быстро преодолеть все неурядицы времен своего малолетства, когда фактически правили враждующие боярские кланы, и начать успешную внешнюю экспансию. Тут-то и подстерегала Иоанна первая ловушка, расставленная историей.

ПРОБЛЕМЫ ИВАНА ГРОЗНОГО

...После завоевания Казанского и Астраханского ханств встал вопрос: куда направить острие внешней экспансии?

Ближайшее окружение молодого царя – "Избранная Рада" в полном составе желала начать войну с последним осколком Золотой Орды – Крымским ханством. Ибо именно оно представляло главную угрозу для России.

Однако царь решил иначе: он решил покорить Ливонский орден, рассчитывая – и на первый взгляд не без основания – на легкую и быструю победу. Этот шаг Иоанна историки оправдывают необходимостью получения выхода к Балтийскому морю. При этом почему-то забывая, что на тот момент Россия уже более ста лет имела выход к Балтике: ей принадлежало побережье Финского залива между Ивангородом и Выборгом, с устьями рек Нарова, Луга и Нева и рядом городов.

Московское государство давно располагало всем, что было необходимо для развития мореплавания и внешней торговли.

Однако этот путь был достаточно долгим и непростым. Нужно было устанавливать связи с Голландией и Англией, сооружать новые гавани, развивать и укреплять старые, строить корабли, давать льготы своим и иноземным купцам...

Одним словом – заниматься делами, приличествующими "не людям, но мужикам торговым" (дословная цитата из письма Ивана Грозного Елизавете Английской). А зачем, спрашивается, когда все – и удобные порты, и корабли, и даже купцов с налаженными торговыми связями – можно легко и быстро получить путем "маленькой и победоносной" войны?

Иоанн мог без особого труда выставить порядка ста тысяч вооруженных бойцов. Ливонский орден не обладал даже приблизительно сопоставимыми силами.

Рыцарство с его замковыми дружинами и феодальными доблестями (к тому моменту, впрочем, угасшими) давно стало анахронизмом и к тому же совершенно выродилось.

Наиболее боеспособными частями, которыми располагала Ливония, были иноземные наемники. Впрочем, они были немногочисленны, а главное – по уже давно устоявшейся традиции ландскнехтов, рассматривали войну в основном как способ легального грабежа не только врага, но и собственного нанимателя.

К тому же коренные жители – эсты, ливы, летты, земгалы, превращенные в крепостных Церкви и баронов, – отнюдь не горели желанием защищать своих поработителей.

Одним словом, Ливония казалась идеальным кандидатом на поглощение. Это не Крым с его ордами в десятки тысяч всадников, за спиной которых маячила тогдашняя сверхдержава – Оттоманская империя.

В конце 1558 года армия царя Иоанна вторглась в Ливонию и уже к началу следующего лета фактически без сопротивления заняла большую ее часть. А в 1560 году в одной битве под Феллином князь Курбский разбил все ливонское войско, взяв в плен великого магистра.

И вот тут началось именно то, чего опасались к тому времени уже опальные чины "Избранной Рады": на такой лакомый кусок, как Ливония, нашлись и другие охотники.

Первым в войну вмешалось Великое княжество Литовское, войско которого заняло Ригу и Курляндию; а один из фактических правителей Литвы – виленский воевода Николай Радзивилл провозгласил частью великого княжества уже всю Ливонию. В 1561 году польско-литовская армия заняла Ревель – одну из немногих не взятых русскими крепостей. Но внезапно высадившиеся шведы при поддержке местных жителей выбивают их из города, объявляя его собственностью стокгольмской короны. Так Россия оказалась перед лицом затяжной войны против двух сильных держав.

Из ожидаемого блицкрига война превратилась в бесконечную цепь больших и малых стычек на пространстве от Невы до Изюмского шляха.

У Иоанна IV была возможность закончить дело достаточно выгодным миром. Речь Посполита не была склонна воевать до победного конца, и в 1566 году высказала готовность отдать русским часть ливонских земель.

Но московский государь был непреклонен, и более того – потребовал у Литвы вдобавок ко всей Ливонии еще и Киев с Полоцком.

Положение осложнилось еще и тем, что если Речи Посполитой можно было нанести удар в любом месте – от Чернигова до Вильно, то Швеция была недосягаема. Так, в 1568 году Россия не смогла взять Ревель именно из-за непрерывного подвоза подкреплений и припасов по морю. К тому же шведы развернули на Балтике настоящую охоту на идущие в Россию иноземные суда.

Свою лепту внесла и Польша – не имея своего флота, король Сигизмунд-Август превратил вассальный Данциг и ливонский Пернау (ныне Пярну) в настоящие пиратские гнезда. "Нарвское мореплавание" столь заботившее Иоанна, практически прекратилось, и морская торговля начала перемещаться в Белое море.

Нужен был флот.

И вот тут начались почти неразрешимые проблемы. В Поморье и в бывших новгородских землях можно было набрать людей, знакомых с морем. Можно было и без особого труда силами московских плотников построить неплохие корабли.

Но что касается штурманов, знатоков ведения боевых действий в составе флотов и совместного эскадренного плавания – едва ли не самой сложной части тогдашней навигационной науки, – вот их взять было неоткуда.

В Москве размышляют, и быстро находят решение – вполне кстати, в духе тогдашних европейских подходов. Конкретнее – для борьбы с иноземными пиратами царь решил завести своих собственных. В этом, кстати, говоря, не было ничего удивительного – услугами каперов пользовались в то время едва ли не все европейские монархи.

ДАТСКИЙ ГОСТЬ

И тут свою роль сыграл единственный русский союзник на Балтике – Дания, видевшая в развернувшейся шведско-польско-русской войне средство вернуть себе былую гегемонию на Балтике.

Кроме того, Копенгаген все еще воспринимал Швецию во многом как взбунтовавшуюся провинцию – шведы вышли из состава Датского королевства лишь в 20-е гг. ХVI века. К тому же в отличие от Речи Посполитой, где заправлявшая всем католическая верхушка не теряла надежды распространить "истинную веру" дальше к востоку, датчан религиозные вопросы не волновали. И как только посольским чиновникам и купцам, торгующим за границей, было дано задание – найти подходящего человека, который согласился бы пиратствовать на Балтике в русских интересах, король Дании лично нашел и порекомендовал царю такого.

Это был уже знаменитый к тому времени балтийский капитан Карстен Роде. Фигура эта хотя и известная, но довольно загадочная. Неизвестны с точностью даты ни его рождения, ни его смерти. Также нет достоверных сведений о его биографии. По одним данным, он одно время командовал галерой у адмирала Дориа на Средиземном море. По другим – был датским "королевским корсаром", топившим корабли конкурентов Копенгагена на Балтике – не легальным капером с патентом, а обычным морским разбойником, однако оказывающим услуги государству, и за это не слишком усиленно разыскиваемым.

В пользу этого свидетельствуют сообщения, что Иоанну Грозному его порекомендовал лично король Дании Фредерик II.

Известно что Карстен Роде происходил из бюргеров Западной Ютландии. Он был высок ростом и очень силен, носил аккуратно подстриженную бороду и держал на корабле личного цирюльника. По свидетельству современников, он был весьма набожный человек, установивший на своем судне порядок, при котором человек, уличенный в богохульстве мог быть даже выброшен за борт, "дабы не навлечь гнев Божий на судно".

К моменту поступления на русскую службу Картен Роде уже был заочно приговорен за свои "подвиги" к смерти в Гамбурге и Киле.

Иван Грозный присваивает Роде звание "наказного капитана" и "морского отамана" и выдает жалованную грамоту – каперское свидетельство. В нем Роде наделялся всеми полномочиями на море, как настоящий царский воевода, и получал приказ: "Силой врагов взять, а их корабли огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять. А нашим воеводам и приказным людям тово отамана Карстена Роде и его скиперов, товарищей и помошников, в наши пристанища на море и на земли в бережении и чести держати, запасу или что им надобно, как торг подымет, продать и не обидеть". Также грамота содержала строгое указание: "самим ни на кого не нападать и убытков никому не чинить". Но такие оговорки были обычными при составлении каперских патентов и предназначались вовсе не для того, чтобы наставить лихих мореходов на путь истинный, а скорее, чтобы снять ответственность за грабежи с нанимателя, переложив ее целиком на корсара. (Не зря на морском жаргоне каперский патент многозначительно именовался "фартовой грамотой".)

Карстен Роде обязался поставлять в Нарву для нужд России лучшие пушки с захваченных судов, десятую часть от всей захваченной добычи, и каждый третий взятый в плен корабль.

Подобными пушками был вооружен первый русский флот. Фото из книги "Ливонская история"

УДАЧА КАПИТАНА РОДЕ

Так Карстен Роде оказался на службе у русского царя. Именно он стал первым адмиралом российского флота – который правда еще предстояло создать.

В начале лета 1570 года Роде отправился на остров Эзель (Сааремаа), в порт Аренсбург, где купил на выделенное царем золото свой первый корабль. Тогда же, кроме царской грамоты, Карстен Роде ухитрился получить еще и другой каперский патент – от брата датского короля Фредерика II и вассала Ивана IV принца Магнуса, марионеточного "короля Ливонского", владыки острова Эзель.

Корабль получил имя "Веселая невеста". Здесь же были приобретены необходимые припасы и набрана команда, позже усиленная поморами, стрельцами и пушкарями. (По ряду сообщений, они должны были не только сражаться бок о бок с каперами-иностранцами, но и вести за ними "надлежащий сыск".)

Корабль был не слишком мощным – то ли царь всея Руси поскупился, то ли контрагенты оказались особенно жадными: водоизмещение судна было лишь около 40 тонн, вооружение составляли несколько пушек.

Но уже через несколько дней после выхода в море Карстен Роде атаковал первую цель – шведский военный флейт. Вражеское судно было не в пример больше и лучше вооружено, но старый морской волк вовсе не испугался. Напротив, шведы попытались бежать, завидев корабль под русским флагом. (Кстати, флаг этот был красного цвета – царское войско билось еще под воспетым в древнерусских былинах "червленным стягом".)

Роде пришлось приложить немало усилий, чтобы догнать шведский корабль. После артиллерийской дуэли ему удалось взять шведа на абордаж. Взятый корабль Роде привел на остров Борнхольм, на тот момент сданный Данией в аренду ганзейскому Любеку. Там он пополнил команду, включив в нее как вновь присланных из России людей, так и своих датских земляков, включая, например, известного корсара-норвежца Ханса Дитрихсена. (Борнхольм станет одной из многочисленных баз русской корсарской эскадры).

И уже вскоре маленькая флотилия Роде вновь вышла в море, буквально в течение двух недель захватив несколько шведских и польских торговых судов.

Затем он двинулся на юг Балтики, начав действовать на подходах к Данцигу. Только в июле его эскадра перехватила караван из пяти судов, принадлежавших данцигским купцам.

А вскоре в порт Нарвы прибыл первый корабль, предназначенный для нового флота России...

С легкой руки писателя Константина Бадигина эскадра Роде известна широкой публике как "корсары Ивана Грозного", хотя формально они были даже не каперами, а именно регулярным флотом, возглавляемым самым настоящим адмиралом, имеющим выписанный монархом патент на чин.

Первоначально базой флотилии Карстена Роде были назначены Нарва и Ивангород. Однако в окрестностях этих городов вскоре начались боевые действия, да и принадлежавшая шведам Финляндия была слишком близко. Эскадра останавливалась то в Ревеле, то на островах Моонзундского архипелага, а позже окончательно переправилась в союзную Данию.

Карстен Роде действовал весьма успешно. Русские моряки быстро освоили непривычное ремесло корсаров, были дисциплинированны и отважны.

Датский король Фредерик благосклонно относился к Карстену Роде, не реагируя ни на жалобы шведских и польских властей, ни даже на просьбы собственных купцов прекратить деятельность царского капера. Трудно сказать – то ли он действовал так из союзнических соображений, то ли, что вероятнее, дабы иметь лишний козырь в соперничестве с Варшавой и Стокгольмом. (Возможно, сыграла свою роль и материальная заинтересованность королевских адмиралов, среди которых наверняка было немало старых знакомых капера.)

Тем временем флотилия "отамана" Роде вполне оформилась как настоящая эскадра и даже как своего рода – пиратское "государство" на воде.

Будучи с одной стороны самовластным предводителем морских разбойников, с другой – находясь под покровительством могущественных монархов, Карстен Роде фактически не подчинялся никому. Захват военных кораблей он прекратил после того, как количество взятых на абордаж фрегатов достигло пяти. Трофеи эти предназначались формально для русского флота, но Роде пока не спешил отправлять их нанимателю, тем более что обстановка складывалась для России все менее благоприятно. Поэтому лишние суда просто продавались в портах Борнхольма и Дании.

Всего Роде захватил более 20 судов общей стоимостью вместе с грузами в полмиллиона иоахимсталеров серебром – и это меньше чем за год!

Шведы непрерывно бомбардировали жалобами Копенгаген, требуя выдать "московитского разбойника".

Данцигский магистрат рассылал призывы к властям всех ганзейских городов – соединенными силами покончить с русскими каперами, пока "московиты не обрели господства на море" и пока "это зло еще не успело пустить слишком глубоких корней".

А король польский Сигизмунд-Август, в конце концов, написал жалобу на Карстена Роде... в Москву, лицемерно стыдя Ивана Грозного за разбой и "бесчестные" способы ведения войны.

Одно это показывает, насколько противники России были в ужасе и ярости – причем не меньше реального ущерба раздражал их сам факт появления русского флота. Да, ситуация обстояла именно так: у русского государства впервые появился свой регулярный флот, возглавляемый настоящим адмиралом, имеющим грамоту, подписанную лично царем (сам Роде в переписке называл себя именно адмиралом). Об этом говорит также то что от российской казны морякам Роде было назначено твердое жалование – шесть талеров в месяц.

И пусть он был укомплектован по сути пиратами – тогдашние регулярные (да и торговые) флоты в большинстве стран зачастую мало чем отличались от разбойничьих. Грани между этими родами деятельности были размыты – как сказал классик: "Война, торговля и пиратство – три вида сущности одной".

Вспомним, что современник Карстена Роде сэр Френсис Дрейк, уже будучи адмиралом английского Королевского флота, в мирное время активно промышлял тем, что грабил испанские города и корабли. А полувеком позже флот Нидерландов в войне с Испанией возглавляли два вполне штатских моряка: Питер Хейн и Маартен Тромп.

Каперская флотилия русского царя увеличивалась чуть ли не каждый день, достигнув почти 17 вымпелов. Однако вдали от своего грозного нанимателя капитан Роде начал забывать о своих обязанностях, практически забросил борьбу со шведскими и польскими морскими разбойниками (не говоря уже о военных судах), зато с удвоенной силой принялся грабить мирных купцов.

КОНЕЦ АДМИРАЛЬСКОЙ КАРЬЕРЫ

Последний бой эскадра Роде приняла осенью 1571 года. Это было настоящее сражение – три шведских фрегата подстерегали Роде, следуя за торговым судном-ловушкой. Пират напал на безобидного купца и был атакован с тыла. Его эскадра понесла потери, но и все три шведских фрегата были разбиты метким огнем русских канониров и взяты на абордаж. С изрядной добычей потрепанная пиратская флотилия повернула к Дании.

Но тут ситуация радикально переменилась. Король Фредерик счел, что Карстен Роде его слишком компрометирует, а может – окончательно решил порвать с Иоанном Грозным, дела которого в Ливонии шли все хуже.

По возвращении на свою базу в проливе Скагеррак ничего не подозревавший Карстен Роде был арестован, его команды разогнаны, а корабли и имущество отобраны в казну.

Русский пират-адмирал был посажен сначала в замок города Галле, а затем отправлен в Копенгаген. Его казни или выдачи потребовали не только дворы Стокгольма и Варшавы, но и магистраты нескольких ганзейских городов.

Но ни того, ни другого не произошло – Роде просто... пропал. Ни в одном документе о нем больше нет ни слова. Позднейшие историки, как ни старались, не смогли найти никаких следов этого человека.

По одной гипотезе, удачливый корсар был вновь взят на службу под другим именем. (Как раз тогда Дания занялась заморскими экспедициями в Африку и Вест-Индию.) Возможно, он просто откупился от правосудия своими немалыми сокровищами или бежал с помощью старых друзей.

Так или иначе, о Карстене Роде, командующем первым русским флотом и первом русском капере, больше ничего не известно.

КОНЕЦ ПЕРВОГО РУССКОГО ФЛОТА

Иоанн Грозный вспомнил о своем адмирале лишь спустя пять лет, послав в Копенгаген письмо следующего содержания:

"Лет пять или более послали мы на море Карстена Роде на кораблях с воинскими людьми для разбойников, которые разбивали из Гданска на море наших гостей. И тот Карстен Роде на море тех разбойников громил... 22 корабля поимал, да и приехал к Борнгольму, и тут его съехали свейского короля люди. И те корабли, которые он поймал, да и наши корабли у него поймали, а цена тем кораблям и товару пятьсот тысяч ефимков. И тот Карстен Роде, надеясь на наше с Фредериком согласие, от свейских людей убежал в Копногов (Копенгаген. – В.Л.). И Фредерик-король велел его, поймав, посадить в тюрьму. И мы тому весьма поудивилися..."

По отрывочным сообщениям, Иван Грозный подумывал о том, чтобы вторично попробовать воссоздать свой флот. Но…

С 1578 года военные действия окончательно приняли неблагоприятный оборот. Новый король Речи Посполитой Стефан Баторий начал одерживать непрерывные победы над ослабевшей в двадцатилетнем конфликте Русью. Воспользовавшись тем, что все силы Иоанн Грозный бросил против польско-литовских войск, нанесли удар шведы – на этот раз не с моря, а с суши, со стороны Финляндии, захватив все приморские русские крепости, включая Ивангород.

В итоге, в 1582 году было подписано Ям-Запольское перемирие с Речью Посполитой, а в 1583-м – Плюсское со Швецией. 25 лет длившаяся Ливонская война завершилась полным крахом.

Россия, потерявшая не только все приобретения, сделанные в Ливонии, но и южное побережье Финского залива с русскими городами Ям, Копорье и Ивангород, оказалась отрезана от Балтийского моря.

Под конец жизни осознавший, в какую катастрофу вверг вверенную ему державу, царь Иоанн посвятил остаток дней непрерывным молитвам и покаянию, забыв думать о каком-то там флоте.

А спустя ровно 125 лет после гибели эскадры Карстена Роде Петру I пришлось заново начинать создание русского флота – там, где Иоанн Грозный так бесславно закончил.