Категории. Понятие грамматической категории Грамматическая категория примеры

ГРАММАТИ́ЧЕСКАЯ КАТЕГО́РИЯ, система противопоставленных друг другу рядов грамматических форм с однородными значениями. В этой системе определяющим является категоризующий признак (см. Категория языковая ), например, обобщённое значение времени , лица , залога , объединяющее систему значений отдельных времён, лиц, залогов и систему соответствующих форм. В широко распространённых дефинициях Г. к. на первый план выдвигается её значение. Однако необходимый признак Г. к. – единство её значения и выражения этого значения в системе грамматических форм как двусторонних (билатеральных) единиц языковых .

Г. к. подразделяются на морфологические и синтаксические. Среди морфологических Г. к. выделяются, например, Г. к. вида , залога, времени, наклонения , лица, рода , числа , падеж а ; последовательным выражением этих категорий характеризуются целые грамматические классы слов (части речи ). Количество противопоставленных членов в рамках таких категорий может быть различным; например, в русском языке Г. к. рода представлена системой трёх рядов форм, выражающих грамматические значения мужского, женского и среднего рода, а Г. к. числа – системой двух рядов форм – единственного числа и множественного числа. В языках с развитым словоизменением различаются Г. к. словоизменительные, т. е. такие, члены которых представлены формами одного и того же слова в рамках его парадигмы (например, в русском языке – время, наклонение, лицо глагола, число, падеж, род прилагательных, степени сравнения прилагательных) и несловоизменительные (классифицирующие, классификационные), т. е. такие, члены которых не могут быть представлены формами одного и того же слова [например, в русском языке – род и одушевлённость-неодушевлённость существительных (см. Одушевлённости-неодушевлённости категория )]. Принадлежность некоторых Г. к. (например, в русском языке – вида и залога) к словоизменительному или несловоизменительному типу представляет собой предмет дискуссий.

Синтаксически выявляемые (реляционные) Г. к. указывают прежде всего на сочетаемость форм в составе словосочетания или предложения (например, в русском языке – род, падеж), несинтаксически выявляемые (референциальные, номинативные) Г. к. выражают прежде всего различные смысловые абстракции, отвлечённые от конкретных свойств, связей и отношений внеязыковой действительности (например, в русском языке – вид, время); такие Г. к., как, например, число или лицо, совмещают признаки обоих этих типов.

Понятие Г. к. разработано преимущественно на материале морфологических категорий. Менее исследован вопрос о синтаксических категория х; границы применения понятия Г. к. к синтаксису остаются неясными.

Термин «Г. к.» применяется также к более широким или более узким группировкам языковых единиц по сравнению с Г. к. в указанном истолковании; например, с одной стороны, к частям речи («категория существительного», «категория глагола»), а с другой – к отдельным членам категорий («категория женского рода», «категория единственного числа» и т. п.).

От Г. к. в морфологии принято отличать лексико-грамматические разряды слов – такие подклассы внутри определённой части речи, которые обладают общим семантическим признаком, влияющим на способность слов выражать те или иные категориальные морфологические значения. Таковы, например, в русском языке существительные собирательные, конкретные, отвлечённые, вещественные; качественные и относительные прилагательные; личные и безличные глаголы; так называемые способы глагольного действия (см. Аспектология ).

Языки мира различаются: 1) по количеству и составу Г. к.; ср., например, специфичную для славянских языков и некоторых других языков категорию глагольного вида; категорию т. н. класса именного – человека или вещи – в ряде кавказских языков ; определённости- неопределённости категорию , присущую преимущественно языкам с артиклем ; категорию вежливости (респективности), характерную для ряда языков Азии (в частности, японского и корейского) и связанную с грамматическим выражением отношения говорящего к собеседнику и лицам, о которых идёт речь; 2) по количеству противопоставленных членов в рамках одной и той же категории; ср. традиционно выделяемые 6 падежей в русском языке и до 40 – в некоторых нахско-дагестанских языках ; 3) по тому, какие части речи содержат ту или иную категорию (так, в ненецком языке существительные обладают категориями лица и времени). Эти характеристики могут меняться в процессе исторического развития одного языка; ср. три формы числа в древнерусском языке , в т. ч. двойственное, и две – в современном русском языке.Хомский Н. Категории и отношения в синтаксической теории // Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса. М., 1972; Типология грамматических категорий. Мещаниновские чтения. М., 1973; Панфилов В. З. Философские проблемы языкознания. М., 1977; Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. М., 1978; Холодович А. А. Проблемы грамматической теории. Л., 1979; Типология грамматических категорий. Л., 1991; Мельчук И. А. Курс общей морфологии. М., 1998. Т. 2. Ч. 2; Виноградов В. В. Русский язык. (Грамматическое учение о слове). 4-е изд. М., 2001; Зализняк А. А. Русское именное словоизменение. М., 2002; Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. М., 2004; Бондарко А. В. Теория морфологических категорий и аспектологические исследования. 2-е изд., М., 2005; Русская грамматика. 2-е изд. М., 2005. Т. 1; Плунгян В. А. Общая морфология: Введение в проблематику. 3-е изд. М., 2009.

Центральным и основополагающим понятием грамматики является понятие грамматической категории.

Грамматическая категория — это свойственные словам значения обобщенного характера, значения, отвлеченные от конкретных лексических значений этих слов. Категориальные значения могут быть показателями, например, отношения данного слова к другим словам в словосочетании и предложении (категория падежа), отношения к лицу говорящему (категория лица), отношения сообщаемого к действительности (категория наклонения), отношения сообщаемого ко времени (категория времени) и т.д.

Грамматические категории обладают различной степенью абстрагирования. Например, грамматическая категория падежа в сравнении с грамматической категорией рода является более абстрагированной категорией. Так, любое существительное включается в систему падежных отношений, но не каждое из них включается в систему противопоставлений по роду: учитель — учительница, актер — актриса, но педагог, языковед, режиссер.

б)в рамках морфологических категорий грамматические значения слова (как и грамматические формальные средства) изучаются не изолированно, а в противопоставлении всем другим однородным грамматическим значениям и всем формальным средствам выражения этих значений. Например, категорию глагольного вида составляют однородные значения совершенного и несовершенного вида, категорию лица — однородные значения 1-го, 2-го и 3-го лица.

При анализе морфологических категорий особенно важно учитывать единство смыслового и формального планов: если какой-либо план отсутствует, то нельзя рассматривать данное явление в качестве категории. Например, нет оснований считать морфологической категорией противопоставление имен собственных нарицательным, так как это противопоставление не находит последовательного формального выражения. Не является категорией и противопоставление глагольных спряжений, но уже по иной причине: четкие формальные показа-тели (окончания) I и II спряжений не служат для выражения смысловых различий между глаголами разных спряжений.

1. По количеству форм, которыми может быть представлена морфологическая категория, различают бинарные и небинарные категории.

Бинарные категории представлены противопоставлением двух (рядов) форм. Например, категория числа имени существительного представлена формами единственного и множественного числа, категория залога — формами действительного и страдательного залога. Одна форма — не система, и в силу отсутствия контраста значений (оппозиции) не может представлять категории. Рассмотрим аналогию: уличный светофор представляет систему цветовых сигналов: красный — стой, жёлтый — внимание, зелёный — иди, что, собственно говоря, составляет лексическую парадигму (красный / жёлтый /зелёный = стой /внимание /иди).


Допустим, эта система упрощается, сводится до одного цвета, то система значения цвета ос-таётся бинарной (становится подобна грамматической):

Жёлтый цвет — мигание — будь внимателен (особенно внимателен), потому что светофор устанавливают в особенно важных местах движения пешеходов;

Красный — стой, особенно опасно, отсутствие цвета разрешает движение;

Зелёный — иди, отсутствие цвета в принципе запрещает движение (идти опасно) — система указателей и при наличии одного выразителя, как в грамматике, представляется оппозицией его нулевой значимости, и можно выбирать наиболее оптимальную систему знаков.

(На практике выбрано мигание жёлтого цвета). Однако при любом количестве форм и в небинарных категориях (представленных, например, тремя формами, как в категории наклонения глагола, или шестью формами, как в категории падежа имени существительного) бинарность как явление оппозиции (контраста значений) имеет принципиальное значение для реализации семантического потенциала категории.

2. По характеру противопоставления компонентов выделяют категории, формирующиеся на основе:

1) привативных (неравнозначных), 2) эквиполентных (равнозначных), 3) градуальных (ступенчатых) отношений.

Привативное противопоставление по роду образуют существительные типа учитель — учительница, тракторист — трактористка, кассир — кассирша: существительное мужского рода в таких парах может называть и мужчину, и женщину, а существительное женского рода только женщину. Привативной категорией является вид в глаголе. Глаголы совершенного вида отвечают только на смысловой вопрос Что сделать, а глаголы несовершенного вида, кроме вопроса Что делать, в некоторых речевых ситуациях отвечают и на вопрос Что сделать? — Чем провинился мальчик? Что он сделал? — Он рвал яблоки в чужом саду.

Эквиполентное противопоставление образуют некоторые личные существительные мужского и женского рода: мать — отец, брат — сестра, девочка — мальчик. Существительные мужского рода обозначают мужчин, существительные женского рода — женщин.

Градуальные отношения представлены в степенях сравнения.

Падеж как грамматическая категория в определенном объеме устроен по принципу дополнительного распределения: одно и то же лексическое значение при помощи падежа помещается в разные синтаксические позиции: лишиться кого-чего, завидовать кому-чему, ненавидеть кого-что, любоваться кем-чем, горевать о ком - о чем.

В одной и той же грамматической категории могут обнаруживаться разные принципы семантической организации.

3. В зависимости от того, являются ли компоненты грамматической категории одним словом или представляют разные лексемы, различают словоизменительные и классифицирующие (лексико-грамматические) категории. Словоизменительные категории находят свое выражение в противопоставлении разных словоформ одного и того же слова. Например, категория лица глагола является словоизменительной, так как для ее обнаружения достаточно сравнить разные формы одного глагола (иду, идёшь, идёт).

Несловоизменительные (классификационные, или лексико-грамматические) категории находят свое выражение в противопоставлении слов по их грамматическим свойствам. С учетом значений, выражаемых несловоизменительными категориями, словарный состав языка можно разбить на грамматические классы (поэтому морфологические категории данного типа и называют классификационными). Несловоизменительными являются, например, категории рода и одушевленности/неодушевленности существительных.

А. В. Бондарко словоизменительные категории назвал коррелятивными, а классифицирующие — некоррелятивными. При этом он выделил последовательно коррелятивные, последовательно некоррелятивные и непоследовательно коррелятивные грамматические категории.

Е.В. Клобуков предложил выделять в качестве особого типа интерпретационные морфологические категории, «предназначенные для выражения степени относительной значимости двух или нескольких однородных смысловых элементов » высказывания. «Благодаря этим категориям один из однородных смыслов выделяется говорящим как основной, а другой смысл как дополнительная, сопутствующая, комитативная информационная часть ». Грамматическое значение, выражаемое такими категориями, Е В Клобуков называет комитативным На основе комитативности, по его мнению, организуется противопоставление полных и кратких форм прилагательного, спрягаемых и атрибутивных форм глагола, форм действительного и страдатечьного залога, а также именительного и звательного падежей косвенным падежам

4. По характеру содержания различаются морфологические категории с формальной доминантой и семантической доминантой .

В категориях с формальной доминантой формы выполняют в большей мере функцию построения предложения, его строевых единиц — сочетаний слов, а не различения грамматической семантики, основанной на понятийном содержании. Таковы категории рода, числа и падежа прилагательных. Формы прилагательных согласуются в роде, числе и падеже с существительным. Эти три разные категории в прилагательном обозначают один и тот же формальный признак — зависимость от существительного: материальные различия этих форм белый (платок) — белое (платье) — белая (косынка) — белые (платки, платья, косынки, брюки) — белых (брюк) — т.п. — не привносят в семантику форм никаких значений, кроме общего значения прилагательного — зависимости от существительного.

Другое дело формы числа существительных у слов, обозначающих считаемые предметы: дом — дома, тетрадь — тетради . Однако у других существительных формы числа теряют эту количественную семантику, у них усиливается формальная сторона: форма числа является в некоторых случаях только показателем формальной самостоятельности существительного, независимости по числу от других слов (сравните: съели суп — съели щи; купил духи, одеколон — купили духи, одеколон; надел очки, брю ки).

Формы падежа существительных различают субъект /объект действия: Студент спрашивает преподавателя. — Преподаватель спрашивает студента . Предложения различаются не по форме, но по значению субъекта/объекта одних и тех же лексических единиц. Категория падежа — категория с семантической значимостью, но имеет и формальную (структурную) значимость.

Ещё сложнее обстоит дело с категорией рода имени существительного. Поэтому в разных грамматиках можно встретить разную интерпретацию содержания этой категории: то она попадает в лексико-грамматический разряд, то в грамматическую категорию. Содержание категории рода генетически опирается на различение мужского и женского начала, всего, что с ним так или иначе связано, но в синхронном плане только в части случаев форма рода выявляет семантику пола. В русском языке в соответствии с родом существительного слова распределились по типам склонения, так что можно уже говорить о типе склонения как морфологическом выражении рода.

Таким образом, категория рода имени существительного в современном русском языке — категория с формальной доминантой, вступающая во взаимодействие с лексическим компонентом словоформы. Семантически форма рода не мотивирована у слов, обозначающих реалии, не имеющие признаков по полу: дом — стена - окно . Род этих имён существительных — это чисто формальный признак существительного; неизменяемость рода — показатель формы существительного, в отличие от прилагательного, и показатель типа склонения (как и формы числа у неизменяемых по числу существительных; в частности, существительные типа очки, ворота, ножницы иногда за эту особенность называют существительными природно-парного рода). Немотивированную форму рода (непосредственно не связанную с полом обозначаемого) имеют и многие существительные, обозначающие лиц и живых существ (живописец, молодец, солдат; щука, собака и т.д.).

Заметная часть существительных, однако, имеет мотивированную полом форму рода: отец— мать, корова— бык, лев— львица . У некоторых существительных морфологическое выражение рода — тип склонения — не совпадает с синтаксическим — основным показателем рода: как[ой] мужчин[а] (что рождает естественный вопрос ребёнка: «Пап, ты мужнин?» ). Семантическое поле мужского и женского шире, естественно, семантики собственно пола. Значение мужского, например, связывается с семантикой сильного, важного, большого и т.п., значение женского связывается с семантикой нежного, мягкого, красивого и всего противоположного мужскому.

«В языках, отягощенных, — как писал И.А. Бодуэн де Куртенэ , — родополовым кошмаром », в историческом плане можно наблюдать, как складывался менталитет народа в области основополагающих человеческую культуру проблем, анализируя оформление существительных по роду. Но делать это надо с большой осторожностью, понимая определённую условность формы и неизбежность народной этимологизации в этом паралингвистическом поле исследований, творческий потенциал которой можно видеть в работе художника со словом.

Как категория с формальной доминантой категория рода имени существительного сложилась для выполнения структурной функции — для связи, с одной стороны, прилагательных с существительным, с другой стороны, существительного с глаголами и другими существительными. Представлена эта категория формами согласования прилагательного с существительным и типом склонения, сложившимся в соответствии с родом существительного.

В формах наклонения выражается оценка действия с точки зрения реальности действия (читал — читал бы — читай ), в формах времени — отношение действия к моменту речи (читал - прочитал — читает — прочитает, будет читать ), в форме лица — отношение к говорящему как к исполнителю действия (читаю — читаешь — читает ), в формах вида — характер протекания действия во времени (записать— записывать ), в формах залога — расположение действия относительно его субъекта и объекта (потерял— был потерян: Дети потеряли телеграмму в снегу. — Телеграмма была потеряна детьми в снегу ).

Термин «грамматическая категория» используется и в другом, более широком значении — в значении класса слов, объединенных общими грамматическими признаками. В таком смысле мы говорим о катего-рии существительного и т.д. Однако при этом добавляется уточняющее прилагательное лексический, т.е. речь идет о лексико-грамматических категориях слов, или частях речи.

КАТЕГОРИИ ГРАММАТИЧЕСКИЕ, особым образом организованные и выражаемые наборы языковых значений («граммем»), имеющие привилегированный статус в языковой системе; в каждом языке имеются свои грамматические категории, но многие существенные для человеческого опыта значения оказываются в составе грамматических категорий очень большого числа языков (таковы, например, значения количества объектов, длительности действия, времени действия относительно момента речи, субъекта и объекта действия, желательности и др.).

Чтобы иметь возможность считаться грамматической категорией, набор значений должен обладать по крайней мере двумя свойствами, а именно категориальностью и обязательностью. Первое свойство (известное также под названиями взаимоисключительности, парадигматичности, однородности, функциональности и др.) позволяет выделить из всего множества языковых значений такие, которые объединяются в категории; второе выделяет среди языковых категорий те, которые являются для данного языка грамматическими. Категорией может быть только такой набор значений, элементы которого исключают друг друга, т.е. не могут одновременно характеризовать один и тот же объект (это свойство можно сформулировать и по-другому: каждому объекту в определенный момент можно приписать только одно значение из этого набора). Так, свойством категориальности, или взаимоисключительности в нормальном случае обладают значения физического возраста (человек не может быть одновременно стариком и ребенком), пола, размера и многие другие. Напротив, такие значения, как, например, цвет, не являются категориями: один и тот же объект вполне может быть одновременно окрашен в разные цвета.

Далеко не все языковые категории, однако, могут считаться грамматическими. Для этого необходимо, чтобы категория удовлетворяла второму свойству, т.е. свойству обязательности (в современной лингвистике это утверждение получило широкое признание, главным образом после работ Р.Якобсона, но подобные идеи высказывались и раньше). Категория является обязательной (для некоторого класса слов), если всякое слово из этого класса выражает какое-либо значение данной категории. Так, в русском языке обязательной является, например, категория времени глагола: всякая личная форма глагола в тексте выражает одно из значений этой категории (либо прошедшее, либо настоящее, либо будущее время), и не бывает такой личной формы глагола, о которой можно было бы сказать, что она «никакого времени», т.е. не охарактеризована по времени в грамматическом отношении.

Существование в языке обязательных категорий означает, что говорящий, собираясь употребить в речи какое-либо слово, вынужден выразить при этом слове одно из значений некоторой категории (т.е. охарактеризовать данное слово по данной категории). Так, выбирая личную форму глагола, говорящий по-русски обязан охарактеризовать ее по виду, времени, наклонению, залогу, лицу/числу (или, в прошедшем времени, роду) подлежащего, поскольку все это – грамматические категории русского глагола. Говорящий обязан указывать соответствующие значения грамматических категорий, даже если это не входит в его собственный коммуникативный замысел, – например, он мог и не иметь в виду специально обозначать время действия. Конечно, говорящий может все же избежать указания времени – но тогда ему придется употреблять уже не глагол, а, например, существительное, у которого в русском языке нет обязательной категории времени. Ср. пару вида ты пришел ~ твой приход , где грамматическое время выражено только в первом случае; при желании это можно сделать и во втором случае (ср. твой прошлый/будущий приход и т.п.), но существенно, что, если говорящий хочет уклониться от выражения времени при существительном, он свободно может это сделать, не нарушая грамматических требований языка, тогда как в случае глагольной формы сделать это невозможно.

Грамматические категории каждого языка можно уподобить своего рода анкете, предъявляемой к описанию объектов и ситуаций на данном языке: говорящий не может успешно выполнить это описание, не ответив (хочет он того или нет) на вопросы такой «грамматической анкеты». По меткому замечанию Р.Якобсона, «основное различие между языками состоит не в том, чтó может или не может быть выражено, а в том, чтó должно или не должно сообщаться говорящими». Отсюда следует важность той роли, которую играет грамматика в создании так называемой «наивной картины мира», т.е. того способа отражения действительности, который составляет специфику каждого языка (и стоящей за ним культуры), так как именно в системе грамматических категорий прежде всего отражается коллективный опыт носителей данного языка.

В разных языках число грамматических категорий различно; существуют языки с очень развитой «грамматической анкетой», в других языках набор грамматических категорий весьма ограничен (языки, полностью лишенные грамматических значений, все же не засвидетельствованы, хотя их существование, вообще говоря, не противоречит лингвистической теории).

Наряду с двумя указанными выше основными свойствами грамматические категории, как правило, характеризуются и рядом дополнительных свойств. Область применимости грамматической категории (т.е. множества тех слов, для которых категория обязательна) должна быть достаточно велика и иметь естественные границы (как правило, это крупные семантико-грамматические классы слов типа существительных или глаголов или их подклассы типа переходных глаголов, одушевленных существительных и т.п.). С другой стороны, число значений грамматической категории (граммем), как правило, невелико, и они выражаются с помощью небольшого числа регулярных показателей. Эти три дополнительных свойства позволяют, в частности, разграничить грамматическую и так называемую лексическую обязательность (последняя всегда привязана к небольшой группе слов, и соответствующие значения не имеют регулярных показателей). Так, в русском языке выбор значения "ребенок тех же родителей" обязательно сопровождается указанием на пол ребенка (соответственно, брат или сестра ), однако мы не можем говорить о грамматической категории «пол родственника» по причинам, перечисленным выше: обязательное указание на пол в русском языке свойственно лишь небольшой группе существительных (терминов родства), и при этом никаких специальных показателей мужского или женского пола в составе этих слов нет. Лексическая обязательность – весьма распространенное явление, но она характеризует отдельные группы лексики данного языка и не носит системного характера.

Значение граммем грамматических категорий – весьма сложный объект; сущности, называемые грамматическими значениями (например, "множественное число", "дательный падеж", "прошедшее время" и т.п.), как правило, устроены гораздо сложнее лексических значений. Не следует отождествлять название граммемы с ее значением (как часто – вольно или невольно – поступают авторы грамматических описаний): за названием типа "множественное число" в действительности стоит некое множество контекстных значений, выражаемых набором формальных показателей, при этом всякий показатель может иметь любое из данных значений, а всякое значение может быть приписано любому из данных показателей. Так, в русском языке число выражается по-разному в зависимости от типа склонения существительного и других факторов (ср. пальц-ы , дом-а , яблок-и , сту-ья и т.п.), а формы множественного числа – независимо от того, какой показатель в них присутствует – могут выражать не только простое множество объектов, но и класс объектов в целом (страусы вымирают ), различные разновидности или сорта объектов (драгоценные металлы , сыры ), большое количество (пески ), неопределенность (нет ли свободных мест ? » "хотя бы одного места") и т.д. Такая ситуация типична для большинства граммем, которые, таким образом, в общем случае являются лишь своего рода ярлыками, обозначающими достаточно сложное соответствие между формальными и содержательными элементами языка.

В число контекстных значений граммем может входить апелляция как к свойствам окружающего мира, так и к синтаксическим свойствам других слов. Значения первого типа называются семантическими (или семантически наполненными, номинативными и др.); значения второго типа называются синтаксическими (или реляционными), что отражает их основное свойство – служить выражению синтаксических связей между словами в тексте, а не непосредственному описанию действительности (ср., например, граммемы рода у русских существительных типа диван и тахта , отражающие только различие в их согласовательных моделях: больш-ой диван и больш-ая тахта ). Синтаксические значения в той или иной степени присутствуют в составе почти каждой грамматической категории (так, в русском языке к синтаксическим употреблениям числа можно отнести появление единственного числа в конструкциях с числительными типа три дома , двадцать один дом или в дистрибутивных конструкциях типа советники надели на нос очки ). Существуют и такие грамматические категории, у которых синтаксические значения преобладают или даже являются единственными. Такие категории называются синтаксическими ; к важнейшим из них относятся род и падеж существительных, а в ряде случаев также залог и наклонение глаголов. Языки, в которых синтаксические грамматические категории отсутствуют, называются изолирующими (таковы прежде всего аустроазиатские, тайские и сино-тибетские языки Юго-Восточной Азии, языки манде и ква Западной Африки и др.).

Чаще всего граммемы выражаются с помощью морфологических средств – аффиксов (среди которых различают префиксы, суффиксы, инфиксы, циркумфиксы и трансфиксы), а также чередований и редупликаций. Морфологическое выражение граммем свойственно агглютинативным и фузионным языкам (в последних существенную роль играет также неаффиксальная морфологическая техника). Наиболее яркими примерами фузионных языков являются санскрит, древнегреческий, литовский, многие языки индейцев Северной Америки и др.; широко распространены языки, обладающие в равной мере чертами агглютинативности и фузионности (таковы, например, многие уральские, монгольские, семитские языки, языки банту и др.). В то же время встречается и неморфологический способ выражения грамматических значений, при котором эти последние передаются самостоятельными словоформами («служебными словами») или синтаксическими конструкциями. Языки с преобладанием неморфологической техники выражения грамматических значений называются аналитическими (таковы, в частности, полинезийские языки).

Если грамматическая категория устроена так, что все ее граммемы способны поочередно присоединяться к основе одного и того же слова, то такая категория называется словоизменительной, а комбинации ее граммем с основой слова – грамматическими формами этого слова. Совокупность всех грамматических форм одного слова образует его парадигму, а слово, понимаемое как совокупность всех своих форм, называется лексемой. Типичными примерами словоизменительных категорий являются падеж существительного, время и наклонение глагола и др.: так, в нормальном случае основа каждого существительного сочетается с показателями всех падежей данного языка, основа каждого глагола – с показателями всех наклонений и т.п. (несистемные нарушения этого принципа приводят к появлению так называемых дефектных парадигм, ср. отсутствие формы родительного падежа множ. числа у слова треска или формы 1-го лица ед. числа у глагола победить в русском языке).

Не все грамматические категории, однако, образуют парадигмы грамматических форм: возможна и такая ситуация, когда при основе слова может выражаться только одна граммема. Такие грамматические категории противопоставляют не разные формы одного и того же слова, а разные слова (т.е. разные лексемы) и называются словоклассифицирующими. Типичным примером словоклассифицирующей категории является род существительных: например, в русском языке каждое существительное относится к одному из трех родов, но возможность образовывать «родовые парадигмы» (т.е. свободно менять значение рода) у русских существительных отсутствует. Напротив, у русских прилагательных категория рода, как легко видеть, является словоизменительной (ср. парадигмы типа белый ~ белая ~ белое и т.д.).

Основными синтаксическими грамматическими категориями считаются род и падеж (у имени) и залог (у глагола): род связан с морфологическим выражением согласования, а падеж – с морфологическим выражением управления. Кроме того, как падеж, так и залог обеспечивают различение семантических и синтаксических аргументов глагола, т.е. такие синтаксические сущности, как подлежащее и дополнения, и такие семантические сущности, как агенс, пациенс, инструмент, место, причина и мн. др. К синтаксическим (согласовательным) категориям относятся также лицо/число и род глагола.

Большая часть грамматических категорий, встречающихся в языках мира, относится к семантическим категориям. Специфическими семантическими категориями существительных являются число и детерминация (или, в «европейском» варианте, определенность/неопределенность). Категории числа, детерминации и падежа тесно взаимодействуют и часто выражаются единым грамматическим показателем (флексией); флективные падежно-числовые парадигмы свойственны и русском языку. Категория числа обычно представлена двумя граммемами (единственного и множественного числа), но в ряде языков встречается еще и двойственное число, исходно связанное, по-видимому, с обозначением парных объектов (таких, как губы , глаза , берега и т.п.); двойственное число было в древнегреческом, санскрите, древнерусском, классическом арабском; оно засвидетельствовано также в современных языках: словенском, корякском, селькупском, хантыйском и др. Еще более редким является специальное грамматическое выражение для совокупности из трех объектов (тройственное число) или небольшого числа объектов (паукальное число): такие граммемы обнаружены, например, в языках Новой Гвинеи.

Система семантических грамматических категорий глагола очень разнообразна и сильно различается в разных языках. С некоторой долей условности глагольные категории могут быть разбиты на три крупные семантические зоны: аспектуальную, темпоральную и модальную. К аспектуальным (или видовым) значениям относятся все те, которые описывают особенности развертывания ситуации во времени (длительность, ограниченность, повторяемость) или выделяют те или иные временные фазы ситуации (например, начальную стадию или результат); в этом смысле справедлива известная характеристика аспекта как «внутреннего времени» глагола. Напротив, грамматическая категория, традиционно называемая в лингвистике «временем», лишь указывает на относительную хронологию данной ситуации, т.е. имеет ли она место раньше, одновременно или позже некоторой другой ситуации («точки отсчета»). Точка отсчета может быть произвольной (и в этом случае перед нами категория относительного времени, или таксиса), но может быть и фиксированной; фиксированная точка отсчета, совпадающая с моментом произнесения высказывания («моментом речи»), дает категорию абсолютного времени с тремя основными граммемами: прошедшего, настоящего и будущего времени. Дополнительное указание на степень отдаленности ситуации от момента речи (указание «временной дистанции») может увеличивать число граммем категории времени; развитые системы обозначения временной дистанции особенно характерны для языков банту (Тропическая Африка). Вид и время часто выражаются в глагольных словоформах совместно (отсюда традиционная грамматическая номенклатура, в которой «временем» могла называться любая видо-временная глагольная форма). Наиболее типичны комбинации длительного вида и прошедшего времени (общепринятое название «имперфект»), а также ограниченного вида и прошедшего времени (общепринятое название «аорист»).

Глагольная система может характеризоваться большим числом аспектуальных граммем: так, к базовому противопоставлению длительного (дуративного, имперфективного) и ограниченного (перфективного, точечного) аспекта часто (как, например, во многих тюркских языках) добавляются по крайней мере хабитуальный (и/или многократный) аспект и результативный аспект (ср. окно открыто , русск. диал. он выпивши ). Различие, аналогичное хабитуальному аспекту, в русском языке может быть выражено лексически, ср. мальчик идет в школу и мальчик ходит в школу . Особой разновидностью результативного аспекта является перфект, весьма широко распространенный в языках мира (так, перфект имеется в английском, испанском, греческом, финском, болгарском, персидском и многих других языках). Напротив, «бедные» аспектуальные системы (типа восточно- или западно-славянских) характеризуются противопоставлением всего двух аспектуальных граммем (называемых совершенным vs. несовершенным видом, перфективом vs. имперфективом, комплетивом vs. инкомплетивом и т.п.), но зато каждая из этих граммем имеет очень широкий спектр контекстных значений. Так, в русском языке граммема несовершенного вида может выражать длительность, многократность, хабитуальность и даже перфект (ср. Максим читал «Войну и мир »); выбор той или иной интерпретации зависит от контекста, лексической семантики глагола и других факторов. В языках с «богатыми» аспектуальными системами (типа тюркских, полинезийских или банту) все эти значения могут различаться морфологически.

Наиболее сложную и разветвленную структуру имеет зона глагольной модальности (дающая грамматическую категорию наклонения). К модальным значениям относят, во-первых, такие, которые обозначают степень реальности ситуации (ирреальные ситуации не имеют места в действительности, но являются возможными, вероятными, желаемыми, обусловленными и т.п.), а во-вторых, такие, которые выражают оценку говорящим описываемой ситуации (например, степень достоверности ситуации, степень желательности ситуации для говорящего и т.п.). Нетрудно видеть, что оценочные и ирреальные значения часто тесно связаны друг с другом: так, желаемые ситуации всегда имеют положительную оценку говорящего, ирреальные ситуации часто обладают меньшей степенью достоверности и т.п. Не случайно поэтому использование, например, условного наклонения для выражения сомнения или неполной достоверности, характерное для многих языков мира.

Особое место среди граммем наклонения занимает императив, сочетающий выражение желания говорящего с выражением побуждения, направленного на адресата. Императив – одна из самых распространенных граммем в естественных языках (возможно, это значение является универсальным). У граммем наклонений велика также доля синтаксических употреблений (так, во многих языках сказуемое придаточного предложение должно принимать форму какого-либо из ирреальных наклонений; то же относится к выражению вопросов или отрицаний).

К наклонению примыкает грамматическая категория эвиденциальности, выражающая источник информации об описываемой ситуации. Во многих языках мира такое указание является обязательным: это значит, что говорящий должен сообщить, наблюдал ли он данное событие своими глазами, слышал о нем от кого-то, судит о нем на основании косвенных признаков или логических рассуждений, и т.п.; наиболее сложно устроенные эвиденциальные системы характерны для тибетских языков и ряда языков американских индейцев, несколько более простые эвиденциальные системы имеются в языках балканского ареала (болгарский, албанский, турецкий), а также во многих языках Кавказа, Сибири и Дальнего Востока.

  • 11.1. Возникновение славянской письменности.
  • 11.2. Основные этапы развития русского письма.
  • 12. Графическая система языка: русский и латинский алфавиты.
  • 13. Орфография и её принципы: фонематический, фонетический, традиционный, символический.
  • 14. Основные общественные функции языка.
  • 15. Морфологическая классификация языков: языки изолирующие и аффиксирующие, агглютинативные и флективные, полисинтетические языки.
  • 16. Генеалогическая классификация языков.
  • 17. Индоевропейская семья языков.
  • 18. Славянские языки, их возникновение и место в совеременном мире.
  • 19. Внешние закономерности развития языка. Внутренние законы развития языка.
  • 20. Родство языков и языковые союзы.
  • 21. Искусственные международные языки: история создания, распространения, современное состояние.
  • 22. Язык как историческая категория. История развития языка и история развития общества.
  • 1) Период первобытнообщинного, или родоплеменного, строя с племенными (родоплеменными) языками и диалектами;
  • 2) Период феодального строя с языками народностей;
  • 3) Период капитализма с языками наций, или национальными языками.
  • 2. На смену бесклассовой первобытнообщинной формации пришла классовая организация общества, что совпало с образованием государств.
  • 22. Язык как историческая категория. История развития языка и история развития общества.
  • 1) Период первобытнообщинного, или родоплеменного, строя с племенными (родоплеменными) языками и диалектами;
  • 2) Период феодального строя с языками народностей;
  • 3) Период капитализма с языками наций, или национальными языками.
  • 2. На смену бесклассовой первобытнообщинной формации пришла классовая организация общества, что совпало с образованием государств.
  • 23. Проблема эволюции языка. Синхронический и диахронический подход к изучению языка.
  • 24. Социальные общности и типы языков. Языки живые и мёртвые.
  • 25. Германские языки, их возникновение, место в современном мире.
  • 26. Система гласных звуков и её своеобразие в разных языках.
  • 27. Артикуляционная характеристика звуков речи. Понятие дополнительной артикуляции.
  • 28. Система согласных звуков и её своеобразие в разных языках.
  • 29. Основные фонетические процессы.
  • 30. Транскрипция и транслитерация как способы искусственной передачи звуков.
  • 31. Понятие о фонеме. Основные функции фонем.
  • 32. Фонетические и исторические чередования.
  • Исторические чередования
  • Фонетические (позиционные) чередования
  • 33. Слово как основная единица языка, его функции и свойства. Соотношение слова и предмета, слова и понятия.
  • 34. Лексическое значение слова, его компоненты и аспекты.
  • 35. Явление синонимии и антонимии в лексике.
  • 36. Явление полисемии и омонимии в лексике.
  • 37. Активная и пассивная лексика.
  • 38. Понятие о морфологической системе языка.
  • 39. Морфема как мельчайшая значимая единица языка и часть слова.
  • 40. Морфемная структура слова и её своеобразие в разных языках.
  • 41. Грамматические категории, грамматическое значение и грамматическая форма.
  • 42. Способы выражения грамматических значений.
  • 43. Части речи как лексико-грамматические разряды. Семантические, морфологические и другие признаки частей речи.
  • 44. Части речи и члены предложения.
  • 45. Словосочетания и его типы.
  • 46. Предложение как основная коммуникативная и структурная единица синтаксиса: коммуникативность, предикативность и модальность предложения.
  • 47. Сложное предложение.
  • 48. Литературный язык и язык художественной литературы.
  • 49. Территориальная и социальная дифференциация языка: диалекты, профессиональные языки и жаргоны.
  • 50. Лексикография как наука о словарях и практике их составления. Основные типы лингвистических словарей.
  • 41. Грамматические категории, грамматическое значение и грамматическая форма.

    При объяснении понятия грамматики речь идет главным образом о таких единицах грамматического строя языка, как

      грамматическая форма (в широком смысле),

      граммема.

    Некоторые лингвисты грамматической единицей считают морфему (морф) , которая иногда рассматривается как «предельная грамматическая форма». К основным единицам грамматики нередко относят слово : оно «является единицей как лексического, так и грамматического уровней языка и обнаруживает признаки, свойственные единицам обоих уровней». Это обосновывается тем, что слова выражают не только лексические, но и грамматические значения, например значение той или иной части речи.

    По определению В. В. Лопатина, к грамматическим единицам относятся «слово, словоформа, синтаксическая конструкция (словосочетание, простое предложение, сложное предложение) как носители обобщенных грамматических свойств, а также средства выражения грамматических значений: служебные морфемы (аффиксы) и их совокупности, служебные слова (предлоги, союзы, частицы) и др.»

    Чаще всего в качестве единиц грамматики рассматриваются грамматические формы и грамматические категории . Есть достаточные основания для того, чтобы основной единицей грамматики считать грамматическую форму (подобно тому как в фонетике основной единицей считается звук речи (фонема), в морфемике- морфема (морф), в лексике- слово (лексема), в словообразовании - производное слово (дериват)).

    Грамматическая форма (в широком смысле) может быть определена как единица языка (точнее, как языковой знак), выражающая определенное грамматическое значение. Иными словами, грамматическая форма - это «языковой знак, в котором грамматическое значение находит свое регулярное (стандартное) выражение» или «материальный вид существования грамматического значения» .

    Термин «грамматическая форма» часто используется для обозначения грамматической формы слова (формы рода, числа, падежа существительного, прилагательного, числительного, местоимения, формы вида, залога, наклонения, времени, числа, лица глагола и т. д.). Это морфологические грамматические формы , которые противопоставляются синтаксическим грамматическим формам .

    Под грамматическим значением понимается обобщенное языковое значение, характерное для целого ряда однородных в грамматическом отношении форм. Грамматическое значение - это «обобщенное, отвлеченное языковое значение, присущее ряду слов, словоформ, синтаксических конструкций и находящее свое регулярное (стандартное) выражение в грамматических формах» .

    Совокупность грамматических форм , выражающих одно и то же грамматическое значение , традиционно называется грамматической категорией . Нередко она рассматривается в качестве основной единицы грамматики (грамматического строя языка)! По утверждению некоторых лингвистов, грамматические категории являются «важнейшим понятием грамматики» - наряду с морфемой, «центральным понятием грамматики» - наряду с грамматическими формами и грамматическими значениями, занимают «первостепенное место в морфологии».

    В современном языкознании грамматическая категория обычно определяется как единство грамматического значения и выражающих его грамматических форм (или грамматических средств) .

      «единства грамматических значений и грамматических средств выражения этих значений» [Гвоздев];

      «реальное языковое единство грамматического значения и средств его материального выражения» [Головин];

      «грамматическое значение обобщенного характера, присущее словам или сочетаниям слов в предложении и вместе с тем отвлеченное от конкретных значений самих этих слов» [Будагов].

    Аналогичные определения данного понятия предлагают и другие лингвисты [см.: Пешковский; Щерба; Реформатский; Степанов; Кодухов и др.].

    При таком понимании этой единицы грамматики в качестве грамматических категорий рассматриваются:

      отдельные части речи (т. е. выделяются грамматические категории имени существительного, имени прилагательного, глагола, наречия и др.);

      лексико-грамматические разряды слов разных частей речи (т. е. различаются грамматические категории абстрактности, вещественности, одушевленности-неодушевленности существительных; качественности, относительности прилагательных; способа действия глагола и др.);

      говорится о грамматических категориях мужского, женского и среднего рода, единственного и множественного числа, именительного и родительного падежей существительного, совершенного/несовершенного вида, возвратно-среднего залога, изъявительного наклонения, настоящего времени глагола, называются грамматические категории разных типов словосочетаний и предложений, разных членов предложений и т. д.

    В последнее время широкое распространение получило более узкое понимание грамматической категории. В соответствии с общеупотребительным значением слова «категория» грамматической категорией называют общее, родовое понятие, объединяющее ряд (два или более) однородных видовых, более частных явлений, противопоставленных друг другу по определенным признакам.

    как «ряд противопоставленных друг другу однородных грамматических значений, систематически выражаемых теми или иными формальными показателями»;

    как «класс грамматических значений, объединяющих в себе разные формальные единицы, находящиеся в отношениях единства самого общего абстрактного значения и противопоставленности тоже абстрактных, но более частных значений»;

    как «система противопоставленных друг другу рядов грамматических форм с однородными значениями».

    Согласно данному определению, к грамматическим категориям современного русского языка относятся, например,

      числа (ср. единственное и множественное число),

      падежа (ср. именительный, родительный и другие падежи),

      степени сравнения (ср. сравнительную и превосходную степени),

      вида (ср. совершенный и несовершенный вид),

      времени (ср. настоящее, прошедшее и будущее время),

      типа предложения (ср. предложения повествовательные,

      вопросительные и побудительные, простые и сложные и т. д.) и др.

    При таком, уточненном понимании грамматической категории традиционно определяемая грамматическая категория рассматривается как граммема . По определению А. В. Бондарко, граммемой является «компонент грамматической категории, представляющий собой по своему значению видовое понятие по отношению к значению грамматической категории как понятию родовому. ...В структуре грамматической категории граммема представляет собой один из противопоставленных друг другу рядов грамматических форм, конструирующих грамматическую категорию как систему» . В соответствии с предлагаемым определением в качестве граммем современного русского языка рассматриваются, например, каждый из противопоставленных родов, чисел, падежей существительных, прилагательных, местоимений, каждая степень сравнения прилагательных, наречий, каждое наклонение, время, лицо, число глагола. Можно говорить о граммемах мужского, женского и среднего рода, единственного и множественного числа, именительного, родительного и дательного падежей, сравнительной и превосходной степеней, совершенного и несовершенного вида, изъявительного, сослагательного и повелительного наклонений, настоящего, прошедшего и будущего времени, 1-го, 2-го и 3-го лица и т. д.

    Как грамматика делится на морфологию и синтаксис, так и грамматические единицы (грамматические формы, грамматические категории, граммемы) подразделяются на морфологические и синтаксические. Необходимо заметить, что проблема грамматических категорий, и тем более граммем, успешно решается в морфологии и пока недостаточно - в синтаксисе.

    "