Игорь северянин поэт. Игорь северянин. Цикл произведений о величайших творцах

Игорь Северянин, настоящее имя Игорь Васильевич Лотарёв, (1887-1941) – русский поэт, творчество которого относится к Серебряному веку.

Детские и юные годы

Игорь появился на свет в городе Петербурге 16 мая 1887 года. Семья проживала на улице Гороховой в доме № 66. Его отец – Лотарёв Василий Петрович – капитан железнодорожного полка. Мама – Лотарёва Наталья Степановна – дочь дворянского предводителя из Курской губернии Шеншина Степана Сергеевича. Мать уже была один раз замужем, её первый супруг генерал-лейтенант Домонтович скончался. По материнской линии Игорь имел родственные связи с историком Карамзиным и поэтом Фетом.

Ранние детские годы будущего поэта прошли в Петербурге. Семья его была культурная, мать с отцом любили литературу и музыку, особенно оперную.

В 1896 году родители расстались, отец к тому времени вышел в отставку, и Игорь уехал с ним в Череповец. Там он в большей степени находился в имениях у тётушки Елизаветы Петровны или у дяди Михаила Петровича (это родные брат и сестра отца), потому что сам Василий Петрович Лотарёв уехал на Дальний Восток, ему предложили там работу в качестве коммерческого агента.

В Череповце Игорь отучился 4 класса в реальном училище. А в возрасте 16 лет поехал в Маньчжурию, где в городе Дальнем жил папа. Север оставил глубокий след в душе юноши, он был покорён его красотой и суровостью, вдохновлён на творчество и даже псевдоним свой потом взял – Северянин. Перед тем, как началась русско-японская война, скоропостижно скончался отец, и Игорь вернулся к матери в Петербург.

Творчество

Свои первые стихи Игорь написал, когда ему было 8 лет. В юности его вдохновляла на поэтические произведения Женечка Гуцан, он был безумно в неё влюблён, и поэзия этого периода в основном лирическая. Во время русско-японской войны в его стихах появились военно-патриотические нотки.

Вернувшись в Петербург в 1904 году, Игорь начал регулярно рассылать свои произведения в периодические издания, но всё время ему возвращали их обратно.

Пока в 1905 году всё-таки не напечатали одно стихотворение «Гибель Рюрика». Затем понемногу стали публиковать и другие его стихи. Поначалу он всё время подписывался разными псевдонимами:

  • Граф Евграф д’Аксанграф;
  • Игла;
  • Мимоза.

И лишь потом остановился на псевдониме Северянин.

В 1907 году он получил своё первое признание от поэта Фофанова, в 1911 году появление в мире российской поэзии Игоря Северянина приветствовал Брюсов.

С 1905 по 1912 годы вышло 35 поэтических сборников Игоря, издания в основном были провинциальными.

В 1913 году увидел свет его сборник «Громокипящий кубок», принёсший поэту славу. Игорь стал ездить по стране с поэтическими вечерами, которые пользовались невероятным успехом, ведь он, помимо таланта, обладал ещё непревзойдённым исполнительским даром. Борис Пастернак вспоминал, что в те времена на эстраде в декламации стихов могли соперничать между собою только два поэта – Маяковский и Северянин.

Игорь объездил пол-России – Минск и Кутаис, Вильно и Тифлис, Харьков и Баку, Екатеринослав и Ростов-на-Дону, Одессу, Екатеринодар и Симферополь. Он принял участие в 48 сборных поэтических концертах, 87 ещё дал лично.

«Король поэтов»

В 1912 году Игорь впервые побывал в эстонском посёлке Тойла, ему там очень понравилось, потом он проводил там почти каждое лето. В 1918 году тяжело заболела мама поэта, и он перевёз её в Тойлу. С поэтом уехала его гражданская жена Мария Волнянская (Домбровская).

Но через месяц Игорь был вынужден поехать в Москву на выборы «короля поэтов». В огромной аудитории политехнического института собралось много людей. Маяковский и Северянин читали свои стихи сами, между их поклонниками даже завязалась небольшая потасовка. Некоторые из поэтов не явились, их произведения исполняли артисты. «Королём поэтов» был избран Северянин, он обошёл ближайшего соперника Маяковского голосов на 30-40.

Эмиграция

Победителем среди всех российских поэтов он вернулся в Эстонию к жене и матери. Но вскоре заключили Брестский мир, и маленький прибалтийский посёлок Тойла был оккупирован немцами, Северянин оказался отрезанным от России.

Так началась для него вынужденная эмиграция, он больше никогда уже не смог побывать на родине. Поэт жил в Тойле безвыездно и продолжал писать.

Ему нравилось в этой маленькой деревеньке, тихо и уютно, он очень увлекался рыбалкой. Сам Игорь никогда не считал себя эмигрантом, он говорил о себе: «Я – дачник с 1918 года» . Он действительно был уверен, что Эстония и его проживание в ней, ─ всё это временно: закончатся революции и войны, он сможет спокойно вернуться в Петербург.

Со временем он смирился со своей участью, занялся переводами эстонской поэзии на русский язык и начал активно гастролировать по Европе.

Личная жизнь

Первой безумной любовью Игоря стала его кузина Лиза Лотарёва, она была старше мальчика на 5 лет. Каждое лето они проводили вместе на усадьбе в Череповце, были счастливыми, играли, беседовали, спорили. В возрасте 17 лет Елизавета вышла замуж, а Игорь был настолько травмирован этим событием, что в церкви на церемонии венчания ему даже стало плохо.

Настоящее, уже взрослое чувство, пришло к нему в 18 лет, когда Игорь познакомился с Гуцан Женечкой. Красивая, стройная с золотистыми кудрями девушка свела поэта с ума. Он придумал ей новое имя – Злата ─ и каждый день дарил стихи. Им не суждено было пожениться, но от этих отношений Женечка родила дочь Тамару, которую сам поэт впервые увидел лишь через 16 лет.

Мимолётных романов у Северянина было слишком много, так же, как и гражданских жён. С одной из них, Марией Волнянской, отношения были длительными, она уехала с ним в Эстонию, и первое время семья даже существовала там на её гонорары (Мария исполняла цыганские романсы). В 1921 году их гражданская семья распалась, Игорь официально обвенчался с Фелиссой Крутт, которая ради него поменяла веру с лютеранской на православную. В браке у них родился сын.

Однако даже официальный брак не стал поводом для того, чтобы Северянин перестал заводить любовниц. Жена знала прекрасно, что каждый его гастрольный тур заканчивался очередным бурным романом. Фелисса терпела до 1935 года и в конце концов выгнала Игоря из дома.

Последняя женщина, с которой жил поэт, была школьная учительница Вера Борисовна Коренди. С каждым годом Игорь всё сильнее болел, у него был туберкулёз. Скончался поэт 20 декабря 1941 года, его могила находится в Таллине.

«Книги, написанные в Серебряном веке – это весь русский интеллектуальный багаж», – говорил журналист и педагог .

И с этим утверждением нельзя не согласиться, потому что время, пришедшее вслед за «золотым», подарило не только «Пощечину общественному вкусу», манифест, в котором кубофутуристы призывают «сбросить с парохода современности и », но и множество литературных течений и группировок.

Произведения, написанные в Серебряном веке, будоражат умы читателей и по сей день, а стихотворения , и цитируются не только взрослыми, но и молодежью. Стоит отметить и популярного поэта Игоря Северянина, который в буквальном смысле собирал на своих выступлениях целую толпу благодарных слушателей. Этот мастер пера знаком по стихотворениям «Ананасы в шампанском», «Это было у моря», «Я – гений», и т.д.

Детство и юность

Игорь Васильевич Лотарев (настоящая фамилия поэта) родился 4 (16) мая 1887 года в культурной столице России – Санкт-Петербурге. Будучи ребенком, Игорь рос в 66-м доме на Гороховой улице – центральной фешенебельной магистрали города. Будущий литературный деятель воспитывался в благополучной и состоятельной семье.

Его отец Василий Петрович, выходец из владимирских мещан, дослужился до высшего чина и стал командовать железнодорожным батальоном, а его супруга Наталья Степановна приходилась дальней родственницей поэту и была дочерью дворянина Степана Сергеевича Шеншина. Но, к сожалению, как это часто и бывает, родители маленького Игоря Лотарева решили пойти разными дорогами и подали на развод в 1896 году. Что стало камнем преткновения между Василием Петровичем и Натальей Степановной – доподлинно неизвестно.


Далее мальчик проживал в имении родственников, которое находилось в деревне Владимировке Череповецкого района. В Череповце юноша успел окончить только четыре класса реального училища, а затем, в 1904-м, переехал к отцу на северо-восток Китая. Но в том же году Лотарев-старший умирает, поэтому Игоря забирают обратно в Санкт-Петербург к матери.

Литература

Можно сказать, что Игорь Васильевич родился под счастливой звездой, ведь его литературный талант стал проявляться еще с самого детства. Когда Северянину исполнилось семь-восемь лет, он под влиянием любимого поэта Алексея Константиновича Толстого взялся за чернильницу и перо и начал сочинять стихи. С 1904 года Лотарев начинает регулярно печататься в журналах, надеясь получить отклик от редакторов, но его детские стихи особого эффекта на читателей не произвели.


Таким образом, на страницах литературных изданий красовались произведения молодого Игоря Лотарева, которые он подписывал нетривиальным псевдонимом «Граф Евграф д’Аксанграф». Но официальным стартом в своей творческой биографии Игорь Васильевич считал публикацию от 1905 года в журнале для солдат и народа «Досуг и дело».

Осенью 1907-го в Гатчине писатель познакомился с Константином Михайловичем Фофановым, которого считал своим предтечей и наставником. По слухам, этот день навсегда остался в памяти Лотарева, потому что Фофанов стал первым из поэтов, кто оценил его литературный талант и стал для Северянина путеводной звездой в безграничном мире литературных строк. Примерно в это же время Лотарев становится Игорем Северяниным. Примечательно то, что Северянин – это не фамилия, а второе имя, которое поэт считал своеобразным оберегом и мифологемой.

Далее Игорь Васильевич на собственные деньги издал 35 брошюр, которые позже планировал объединить в поэтический сборник под названием «Полное собрание сочинений». Одна из рукописей Северянина, благодаря писателю Ивану Федоровичу Наживину, попала в руки знаменитому . Ознакомившись с произведением «Хабанера II», автор романа «Война и мир» раскритиковал творчество Северянина в пух и прах.

«Чем занимаются, чем занимаются…И это – литература? Вокруг – виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них – упругость пробки…», – отозвался о стихотворении русский классик.

Иван Федорович не промедлил отправить эту цитату во многие издания, поэтому со словами, сказанными Толстым, ознакомились многие любители поэзии и, собственно, сам Северянин. Но такая беспощадная критика не сломила талантливого представителя постмодернизма, а наоборот, пошла ему на руку. Ведь, как говорится, черный пиар – тоже пиар. Имя Игоря Васильевича стало известным, его бранили все, кому не лень. А журналы, жаждущие сенсации и наживы, охотно печатали рукописи Северянина на своих страницах.


Книга "Лирика Игоря Северянина"

В 1909 году вокруг писателя начал образовываться кружок поэтов, а в 1911-ом сложилось полноценное творческое объединение эгофутуристов. Для этого литературного течения были характерны неологизмы, рафинированность ощущений, культ личности и себялюбие, которое талантливые люди пытались выставить напоказ. Но основатель нового литературного движения пробыл в этом кружке недолго, в 1912 году Игорь Северянин обзавелся популярностью среди символистов и пустился в сольное плавание.

Стоит сказать, что отстранение автора «В августе» от эгофутуристов ознаменовалось скандалом: Константин Олимпов (сын Фофанова) оклеветал Игоря Васильевича в статье, к тому же между поэтами возникло разногласие - Олимпов во всеуслышание заявлял, что именно он, а не Северянин является создателем эгофутуризма.

«Находя миссию моего Эго-Футуризма выполненной, я желаю быть одиноким, считаю себя только поэтом, и этому я солнечно рад», – выразился Игорь Северянин в своем открытом письме.

В 1913 году писатель, запомнившийся современникам литературными брошюрками, издает свой первый сборник стихотворений под названием «Громокипящий кубок», который принес талантливому поэту всеобщее признание и славу. Такое экстравагантное название цикла было придумано Северяниным благодаря стихотворению «Весенняя гроза».

Эта книга состоит из четырех непохожих друг на друга разделов, где Игорь Северянин завуалированно доносит до любителей поэзии свои философские мысли. Основные тематики стихотворений Северянина – это красота природы и человеческие чувства.

Встретил сборник Северянина тепло и написал к нему мини-рецензию, где выразил бесконечную радость в связи с рождением нового поэта. В 1912 году Игорь Васильевич впервые выступил перед живой аудиторией, а через год принял участие в турне Федора Сологуба и разъезжал по городам России.


В биографии Северянина существуют как взлеты, так и сокрушительные падения. Но, основываясь на фактах, можно предположить, что Игорь Васильевич был человеком крепкой закалки. Например, когда он выступал перед любителями поэзии в Тифлисе, публика восприняла Северянина не как поэта, а как комика: людям было непривычно слышать чтение стихотворений нараспев (Игорь Васильевич это делал с особенной манерой), поэтому зрительский зал буквально задыхался от смеха.


Но уже на последующих выступлениях Северянина публика сначала взрывалась от громких аплодисментов, а потом затихала, внимая каждому слову Северянина. Позже у ног Игоря Васильевича оказывалось несчетное количество алых роз.

В 1915 году Северянин издает сборник «Розирис», куда вошло знаменитое стихотворение «Ананасы в шампанском». Поэт Вадим Баян говаривал, что, когда Владимир Маяковский был в гостях у Игоря Васильевича, он окунул кусочек тропического фрукта в искристый напиток. Северянин последовал примеру товарища, после чего у него родились первые строчки стихотворения.

В 1918 году из-за большевистского переворота Игорь Северянин, как и многие литературные деятели, был вынужден уехать из России в Эстонию. В годы эмиграции мастер слова издал несколько поэтических сборников: «Соловей», «Классические розы», «Вервэна», также написал романы в стихах, например, «Рояль Леандра (Lugne)», и создал утопию «Солнечный дикарь». Помимо прочего, Игорь Васильевич не только сочинял стихотворения, но и переводил эстонские произведения на русский язык.

Личная жизнь

Игорь Северянин снискал себе славу Казановы. И это неудивительно, ведь в жизни представителя поэзии Серебряного века было несчетное количество женщин, которым он воспевал дифирамбы. Но Игорь Васильевич не был легкомысленным мужчиной, который любил менять барышень как перчатки, просто в силу своей натуры он был чрезвычайно влюбчивым и окунался в страстные романы с головой.


Впервые стрела Купидона пронзила сердце Северянина, когда ему было 12 лет. Поэт влюбился в свою кузину, 17-летнюю Елизавету Лотареву, которая стала его музой и вдохновляла на творческие потуги. Когда Елизавете исполнилось 22 года, она вышла замуж. По слухам, на церемонии бракосочетания присутствовал и Северянин. Но сие торжественное событие сильно повлияло на юношу, поговаривают, что ему стало дурно прямо в церкви.


Когда гению литературы исполнилось 18 лет, на его жизненном пути встретилась Евгения Гуцан. Одарив златовласую девушку стихами, Игорь Северянин предложил Евгении пожить под одной крышей. Правда, их отношения продлились всего три недели. По неофициальной информации, от Северянина Гуцан родила девочку Тамару. Несмотря на столь непродолжительную совместную жизнь, Игорь Васильевич все время вспоминал девушку и посвящал ей сборники стихотворений.


В 1921 году поэт расстался со своей фиктивной женой Марией Васильевной Волнянской и сделал предложение руки и сердца Фелиссе Круут. Таким образом, дочь домовладельца Фелисса стала единственной законной супругой Игоря Северянина, которая терпела постоянные гастрольные романы одаренного поэта.

«А я от страсти гибну… Представляете ли себе меня способным пламенеть к одной пять лет? … Жена сначала этому не очень сочувствовала, но потом махнула рукой, ушла в себя, с презрительной иронией наблюдает теперь свысока и издали», – описывал в письме Игорь Северянин чувства к пассии Евдокии Штранделл.

После того как Игорь Васильевич начал вести любовную переписку с некой Верой Борисовной Коренди, терпению Фелиссы пришел конец, и она выгнала горе-супруга из дома. Вера Борисовна утверждала, что от Северянина у нее родилась дочь Валерия (первоначально записанная под иными отчеством и фамилией). Также у поэта родился сын Вакх Игоревич.

Смерть

Благодаря эпистолярному наследию, в котором Игорь Васильевич скрупулезно описывал товарищам свое физическое и душевное состояния, стало ясно, что эгофутурист страдал тяжелой формой туберкулеза. В 1940 году Северянин вместе с Верой Борисовной переехал в Пайде, центральную часть Эстонии, где Коренди предложили работу учителя.


В то время здоровье Игоря Васильевича резко ухудшилось. Далее мастер пера и возлюбленная переехали в Таллинн, где Северянин и скончался 20 декабря 1941 года от сердечного приступа. Похороны прошли скромно, Игорь Васильевич был предан земле на Александро-Невском кладбище.

Библиография

  • 1913 – «Громокипящий кубок»
  • 1914 – «Златолира»
  • 1915 – «Ананасы в шампанском»
  • 1915– 1918 – «Собрание поэз»»
  • 1918 – «За струнной изгородью лиры»
  • 1920 – «Вервэна»
  • 1921 – «Менестрель. Новейшие поэзы»
  • 1922 – «Миррэлия»
  • 1923 – «Соловей»
  • 1925 – «Роса оранжевого часа: Поэма детства в 3-х чч»
  • 1922–1930 – «Классические розы»
  • 1932 – «Адриатика. Лирика»
  • 1934 – «Медальоны»
  • 1935 – «Рояль Леандра (Lugne)»

Игорь Северянин родился 4 (16) мая 1887 г. в Петербурге. Окончил 4 класса реального училища в г.Череповце. В 1904 г. перебрался к отцу в г.Дальний (Манчжурия). В течение определенного времени проживал в Порт-Артуре.

Перед самым началом Русско-японской войны возвратился к матери в Петербург.

Начало литературного пути

Первые стихи Игоря Северянина были созданы еще в детстве. Первая публикация появилась в 1905 г.

Ранние стихи поэта не получили признания ни читателей, ни критиков, ни его коллег по перу. Л. Н. Толстой , ознакомившийся с творчеством начинающего поэта, высказался о нем достаточно уничижительно. “И это – литература?!” – с досадой воскликнул великий писатель.

Творческий расцвет

В 1911 г. И. Северянин и И. Игнатьев основали новое направление в литературе – эгофутуризм. Немногим позже, поэт покинул группу своих соратников. Расставание было скандальным.

Первый сборник стихов поэта был назван “Громокипящий кубок”. Он увидел свет в 1913 г. Предисловие к нему было написано известным писателем, Ф. Сологубом.

Осенью этого же года Северянин выступает вместе с В. Маяковским . В это же время он знакомится с С.Спасским и К.Паустовским .

В 1918 г., после блестящего выступления в московском политехническом музее, он получил почетную должность “Короля поэтов”. Также за нее боролись Маяковский и К. Бальмонт .

Эстонская эмиграция

Краткая биография Игоря Северянинавключает в себя немало драматических моментов.

Начало вынужденной эстонской эмиграции датируется первой половиной марта 1918 г. За годы проживания в Эстонии, поэт выпустил несколько сборников стихотворений и четыре стихотворных автобиографических романа. Также Северянин переводил эстонскую поэзию на русский язык, работал над крупным исследованием “Теория версификации”.

В первые годы эмиграции поэт много ездил по европейским странам.

Личная жизнь

До эмиграции Игорь Северянин состоял в незарегистрированном браке с артисткой М. Волнянской. Обладательница красивого богатого голоса, она исполняла цыганские романсы.

В 1921 г. поэт расстался со своей “гражданской” супругой и женился на Ф. Круут. Ради Северянина она, ревностная лютеранка, обратилась в православие. Вплоть до 1935 г. супруга была не только музой, но и настоящим ангелом-хранителем Игоря Васильевича. Благодаря ей его талант не зачах в эмиграции. Стихи стали более ясными, приобрели классическую простоту.

Литературных муз у Северянина было достаточно много. Он посвящал свои произведения Е. Гуцан, А. Воробьевой, Е. Новиковой, знаменитому писателю-беллетристу Т. Краснопольской.

Отношения любвеобильного поэта с женщинами были не только платоническими. Уже будучи женатым на Ф. Круут, он во время гастролей по Европе дважды вступал в романтические отношения. Наиболее мучительным для обоих супругов стал роман Северянина с Е. Штранделл. Она была супругой владельца продуктовой лавки и от нее зависела выдача провизии в кредит.

В этом браке родилось двое детей. Дочь, В. И. Семенова, родилась в Петербурге, но позже уехала в Эстонию, где и скончалась в 1976 г. Сын, Вакх Игоревич, жил в Швеции до 1944 г.

Смерть поэта

Здоровье у Игоря Северянина было достаточно слабым. Он скончался в 1941 г., в Таллине, во время фашистской оккупации. Причиной смерти поэта был сердечный приступ.

Другие варианты биографии

  • Настоящая фамилия И. Северянина – Лотарев. По мнению коллег по перу, раннее творчество поэта полно самовосхваления и популизма.
  • Доктор медицинских наук, Н. Эльштейн, полагал, что поэт страдал тяжелой формой туберкулеза. Феномен этой патологии заключается в том, что на определенной стадии больные становятся невероятно влюбчивыми.

Оценка по биографии

Новая функция! Средняя оценка, которую получила эта биография. Показать оценку

СССР СССР

И́горь Северя́нин (большую часть литературной деятельности автор предпочитал написание Игорь-Северянин (дореф. Игорь Сѣверянинъ )); настоящее имя - И́горь Васи́льевич Лотарёв ; 4 (16) мая , Санкт-Петербург - 20 декабря , Таллин) - русский поэт «Серебряного века ».

Энциклопедичный YouTube

  • 1 / 5

    В январе 1918 года Игорь-Северянин уезжает из Петрограда в Эстонию, где поселяется в посёлке Тойла вместе со своей гражданской женой Марией Волнянской (Домбровской). В феврале, выполняя обязательства перед антрепренёром Фёдором Долидзе, Игорь-Северянин едет в Москву, где принимает участие в «выборах короля поэтов», который состоялся 27 февраля 1918 года в Большой аудитории московского Политехнического музея . Будущий советский литературовед Яков Черняк вспоминал:

    «В Москве в конце февраля 1918 года были назначены выборы короля поэтов. Выборы должны были состояться в Политехническом музее, в Большой аудитории. Ряд поэтов, объявленных в афише, не приехал - например, К. Бальмонт. Стихи петербургских поэтов читали артисты. Среди многих выступающих на этом своеобразном вечере были Маяковский и Игорь Северянин. Страстные споры, крики и свистки то и дело возникали в аудитории, а в перерыве дело дошло чуть не до драки между сторонниками Северянина и Маяковского. Маяковский читал замечательно. Он читал начало „Облака“ и только что сработанный „Наш марш“… Королём был избран Северянин - за ним по количеству голосов следовал Маяковский. Кажется, голосов тридцать или сорок решили эту ошибку публики.

    Из ближайшего похоронного бюро был заранее доставлен взятый на прокат огромный миртовый венок. Он был возложен на шею тощего, длинного, в долгополом чёрном сюртуке Северянина, который должен был в венке ещё прочитать стихи. Венок свисал до колен. Он заложил руки за спину, вытянулся и запел что-то из северянинской „классики“.

    Такая же процедура должна была быть проделана с Маяковским, избранным вице-королём. Но Маяковский резким жестом отстранил и венок и людей, пытавшихся на него надеть венок, и с возгласом: „Не позволю!“ - вскочил на кафедру и прочитал, стоя на столе, третью часть „Облака“. В аудитории творилось нечто невообразимое. Крики, свистки, аплодисменты смешались в сплошной грохот…»

    После выборов был издан специальный альманах «Поэзоконцерт. Избранные поэзы для публичного чтения». (М. «Просвещение народа»,1918, 80 с.,8000 экз., на обложке портрет Игоря-Северянина). Кроме Игоря-Северянина, в нем принимали участие Мария Кларк, Пётр Ларионов, Лев Никулин , Елизавета Панайотти, Кирилл Халафов.

    В первых числах марта 1918 года Игорь-Северянин возвращается в Эстонию, которая после заключения Брестского мира оккупирована Германией. В Тойле он попадает через карантин в Нарве и фильтрационный лагерь в Таллине. Больше в Россию он уже никогда не попадёт. Для него началась вынужденная эмиграция.

    В эмиграции в Эстонии (1918-1941)

    Эмиграция оказалась для поэта неожиданностью. В Тойла он приехал со своей гражданской женой Марией Васильевной Волнянской - исполнительницей цыганских романсов, матерью Наталией Степановной Лотарёвой, няней Марией Неупокоевой (Дур-Маша), бывшей гражданской женой Еленой Семёновой и дочерью Валерией. Распространена версия о том, что поэт ещё до революции приобрёл дачу в местечке Тойла, однако это не так: в 1918 году он снимал полдома, принадлежавшего местному плотнику Михкелю Крууту.

    Какое-то время многочисленное семейство существовало за счёт гонорара за участие «в выборах короля поэтов» и заработков М.Волнянской. Концертную деятельность в Эстонии поэт начинает 22 марта 1919 года с концерта в Ревеле в Русском театре: в первом отделении выступают Стелла Арбенина , Г. Рахматов и В. Владимиров, во втором отделении - Игорь Северянин. Всего за годы жизни в Эстонии он дал более 40 концертов. Последнее публичное выступление состоялось в зале Братства Черноголовых 14 марта - юбилейный вечер по случаю 35-летия литературной деятельности.

    В 1921 году изменяется семейное положение поэта: он расстаётся с М.Волнянской и в Успенском соборе в Юрьеве венчается с дочерью домовладельца Фелиссой Круут, в замужестве Лотарёвой, которая вскоре родила сына, крещёного Вакхом (c 1940 Ling). Ради замужества Фелисса перешла из лютеранства в православие и стала единственной законной женой поэта. До марта 1935 года Фелисса была ангелом-хранителем поэта, ей мы обязаны тем, что литературное творчество Игоря-Северянина не угасло в эмиграции, а получило развитие: стих приобрёл ясность и классическую простоту.

    Делая выбор между «стилическим выкрутасом и безвыкрутасной поэмой» Игорь-Северянин «простотой идёт va banque» (Автобиографический роман в стихах «Колокола собора чувств»). Предваряя роман в строфах «Рояль Леандра. (Lugne)», поэт заявляет:

    Не из задора, не для славы
    Пишу онегинской строфой
    Непритязательные главы
    Где дух поэзии живой.

    В годы эмиграции поэт издал новые сборники стихов: «Вервэна» (Юрьев, 1920), «Менестрель» (1921), «Миррэлия» (Берлин, 1922), «Соловей» (Берлин, 1923), «Классические розы» (Белград, 1931), и другие. Им создано четыре автобиографических романа в стихах: «Роса оранжевого часа» (детство), «Падучая стремнина» (юность), «Колокола собора чувств» (турне 1914 года с Маяковским и Баяном), «Рояль Леандра. (Lugne)» (панорама художественной жизни С.-Петербурга). Особое место занимает утопия «Солнечный дикарь» (1924).

    Игорь-Северянин стал первым крупным переводчиком эстонской поэзии на русский язык. Ему принадлежит первая антология эстонской поэзии на русском языке «Поэты Эстонии» (Юрьев, 1928), два сборника стихов Хенрика Виснапу - «Amores» (Москва, 1922) и «Полевая фиалка» (Нарва, 1939), два сборника стихов Алексиса Раннита (Алексея Долгошева)-"В оконном переплете" (Tallinn, 1938) и «Via Dolorosa» (Стокгольм, Сев. Огни, 1940) и сборник стихов поэтессы Марие Ундер «Предцветенье» (Tallinn, 1937).

    Несомненный интерес представляет сборник «Медальоны» (Белград, 1934), составленный из 100 сонетов - характеристик, посвящённых поэтам, писателям и композиторам. В каждом сонете обыграны названия произведений персонажа.

    Интерес представляют также исследование «Теория версификации. Стилистика поэтики» и воспоминания «Мое о Маяковском» (1940).

    В первые годы эмиграции поэт активно гастролирует в Европе : Латвии , Литве , Польше , Германии , Данциге , Чехословакии , Финляндии . В декабре 1930 года через Ригу поэт с женой отправляется в Югославию , где Державная комиссия для русских беженцев организует ему турне по русским кадетским корпусам и женским институтам.

    Так называемый «донжуанский список поэта» невелик, но примечателен последовательными романами с несколькими сёстрами: Евгения Гуцан (Злата) и Елизавета Гуцан (Мисс Лиль), Елена Новикова (Мадлэна) и кузина Тиана (Татьяна Шенфельд), Дина Г. и Зинаида Г. (Раиса), Анна Воробьёва (Королева) и Валерия Воробьева (Violett), Ирина Борман и Антонина Борман, Вера Коренди (Запольская) и Валерия Запольская.

    Сборники «Громокипящий кубок», «Златолира», «Ананасы в шампанском», «Поэзоантракт» полны стихотворений, посвящённых Евгении Гуцан - знаменитой Злате. Их легко узнать по схожим сюжетам. Наиболее знаменитое «Её монолог»:

    Не может быть! вы лжёте мне, мечты!
    Ты не сумел забыть меня в разлуке…
    Я вспомнила, когда, в приливе муки,
    Ты письма сжечь хотел мои… сжечь!.. ты!..

    Анна Воробьева стала лирической героиней поэмы миньонета «Это было у моря»:

    Елене Новиковой - Мадлэне поэт был благодарен за принесённую ею всероссийскую славу. Ей посвящено знаменитое стихотворение «В очарованьи»:

    Быть может оттого, что ты не молода,
    Но как-то трогательно-больно моложава,
    Быть может оттого я так хочу всегда
    С тобою вместе быть; когда, смеясь лукаво,
    Раскроешь широко влекущие глаза
    И бледное лицо подставишь под лобзанья,
    Я чувствую, что ты - вся нега, вся гроза,
    Вся - молодость, вся - страсть; и чувства без названья
    Сжимают сердце мне пленительной тоской,
    И потерять тебя - боязнь моя безмерна…
    И ты, меня поняв, в тревоге, головой
    Прекрасною своей вдруг поникаешь нервно,-
    И вот другая ты: вся - осень, вся - покой…

    Беллетристке Татьяне Краснопольской (Шенфельт) посвящено пронзительное стихотворение «Тиана»:

    Тиана, как дико! мне дико, Тиана,
    Вложить вам билеты в лиловый конверт
    И ждать на помпезный поэзоконцерт:
    Ведь прежде так просто - луна и поляна.

    И вдруг - вы, снегурка, нимфея, лиана,
    Вернули мне снова все миги тех лет,
    Когда я был робкий, безвестный поэт,
    О славе мечтавший,- без славы дурмана…
    Тиана, как больно! мне больно, Тиана!

    Жена поэта Фелисса с понимаем относилась к гастрольным романам поэта с Валентиной Берниковой в Югославии, с Викторией Шей де Вандт в Кишиневе. Она терпела тянувшиеся романы с Ириной Борман и Евдокией Штранделл. С последней ещё и потому, что она была женой хозяина продуктовой лавки в Тойле и от неё зависел кредит в лавке. Поэт рассказывает о роковой страсти в одном из писем к графине Софии Карузо, урождённой Ставроковой, в котором находим характеристику Е. Штранделл:

    «А я от страсти гибну. Нет, серьёзно. Представляете ли себе меня способным пламенеть к одной пять лет? К одной и одной. Жена сначала этому не очень сочувствовала, но потом махнула рукой, ушла в себя, с презрительной иронией наблюдает теперь свысока и издали. Женщина, правда, очаровательная - петербурженка, красивая, 27 лет. И муж есть. Личность довольно безличная. Она приходит к нам почти ежедневно. Жена ценит в ней её большой и редкий такт. Она обворожительно-любезна и мила с Фел. Мих. Но меня эта „Цирцея“ положительно губит: замкнутая, холодная, чувственная, осторожная, лживая и изменчивая. Но глаза, конечно, Мадонны… Ревнует, терзает, - насыщая, не даёт пресытиться. Даже насытиться с ней невозможно. С ней и ею. Ламия какая-то. Вот я как с вами откровенно. Захотелось почему-то Вам всё это сказать. Последнее время даже не могу писать ничего. Чем дольше длится эта необыкновенная связь, тем больше теряю голову. Сам на себя дивлюсь. И где же всё это возникло? В глуши одебренной! Сколько, казалось бы, женщин в пути всюду, так нет же - все остаются чуждыми, а эта Нереида влечёт все более и более. Даже турне рву через два-три месяца, болезненно влекомый ею. И часто - в разгаре успехов, когда можно было бы работать и зарабатывать».

    Игорь-Северянин в регулярных письмах к Георгию Шенгели описывал состояние своего здоровья. На основании описанных им симптомов доктор медицинских наук Натан Эльштейн сделал заключение о том, что Игорь-Северянин страдал туберкулёзом в тяжёлой форме. Феномен таков, что в определённой стадии болезни туберкулезники становятся чрезвычайно любвеобильными (влюбчивыми).

    Школьную учительницу Веру Борисовну Коренди (урождённая Запольская, по мужу Коренева) поэт называл «женой по совести». По рассказам Фелиссы, после возвращения поэта из Кишинёва В.Коренди развила бурную активность: засыпала поэта письмами, требовала встреч, угрожала самоубийством. 7 марта 1935 года наступила развязка: ссора, после которой Фелисса выгнала поэта из дома. Живя с Коренди, поэт регулярно писал жене покаянные письма и умолял её о возвращении. Когда В.Коренди узнала о существовании этих писем, то написала письмо в Эстонский литературный музей с категорическим требованием изъять «лживые письма» и передать ей для уничтожения.

    Летом 1935 года В.Коренди объявила, что её дочь, урождённая Валерия Порфирьевна Коренева (6 февраля 1932 - 3 июня 1982) в действительности есть плод тайной любви с поэтом, что стало окончательной причиной разрыва в отношениях. В 1951 году с помощью секретаря Союза писателей СССР Всеволода Рождественского Коренди добилась для дочери выдачи советского паспорта на имя Валерии Игоревны Северяниной. Надгробный памятник на её могиле не содержит даты рождения. Коренди утверждала, что поэт требовал скрывать дату рождения: «Дочь поэта принадлежит вечности!»

    Дочь поэта Валерия Игоревна Семенова (21 июня 1913 - 6 декабря 1976), названная в честь Валерия Брюсова, родилась в Петербурге. После переезда в 1918 году в Эстонию большую часть прожила в Усть-Нарве и работала в Тойле в рыболовецком колхозе «Oktober». Похоронена на кладбище в Тойле, вероятно, недалеко от утраченной могилы матери Елены Яковлевны Семеновой. Эстонский литературовед Рейн Крус , основываясь на превратно понятом устном рассказе Валерии Семеновой, полагал, что фамилия её матери была Золотарёва. Рассказ был записан директором краеведческого музея в Усть-Нарве Евгением Кривошеевым. Вероятное объяснение: фамилия образовалась из воспринятого на слух обрывка фразы «вышла замуж за Лотарёва».

    Сын Вакх Игоревич (1 августа 1922 - 22 мая 1991) с 1944 года проживал в Швеции, где ныне живут его дети - внуки поэта.

    Последние годы жизни Игорь-Северянин провёл в Саркуле - деревушке между устьем Россони и берегом Финского залива. Ныне Саркуль находится на территории России и примечателен тем, что одна из его двух улиц носит имя Игоря-Северянина. Самое яркое событие - поездка из Саркуля в Таллин на нобелевскую лекцию Ивана Бунина . Поэты встретились на перроне железнодорожной станции Тапа . Оказалось, что Бунин не знает отчества собрата по профессии. До Таллина ехали в вагоне-ресторане. Бунин предложил сойти с поезда вместе, но Игорь-Северянин пожелал выйти из своего вагона. Наиболее яркое событие жизни в Усть-Нарве - приезд из Германии Златы (Евгении Меннеке), уверенной в себе, благополучной, состоятельной и с чемоданом набитым подарками. В результате ссора с Верой Борисовной, ожидавшей встретить «первую любовь» в виде убогой старушки.

    Зиму 1940-1941 годов поэт провёл в Пайде , где Коренди получила работу в школе. Он постоянно болел. В Усть-Нарве в мае наступило резкое ухудшение состояния. С началом войны Игорь-Северянин хотел эвакуироваться в тыл, но по состоянию здоровья не смог этого сделать. В октябре 1941 года Коренди перевезла поэта в Таллин, где он скончался 20 декабря от сердечного приступа. В некоторых изданиях ошибочно указывают дату смерти 22 декабря. Происхождение ошибки связано с опубликованным Рейном Круусом свидетельством о смерти поэта. Свидетельство выписано на эстонском языке 22 декабря 1941 года.

    Родственники В. Коренди не разрешили похоронить поэта в семейной ограде на Александро-Невском кладбище . Место для могилы было найдено случайно двадцатью метрами далее справа на центральной аллее, в ограде с могилами Марии Штерк (ум. 1903) и Марии Пневской (ум. 1910), которые не являются ни его родственниками, ни знакомыми. Первоначально на могиле был установлен простой деревянный крест, но в начале 1950-годов литератор Валентин Рушкис заменил крест на табличку с цитатой из стихотворения «Классические розы». В конце 1980-х годов на могиле было установлено гранитное надгробие работы скульптора Ивана Зубака.

    По мнению упоминавшегося выше профессора Вальмара Адамса, уже в 1930-х годах можно было вести речь о мировой рецепции творчества Игоря-Северянина. Вот, например, как оценивает творчество Игоря-Северянина славист и литературный критик из Германии Вольфганг Казак

    Доходчивая музыкальность его стихотворений, часто при довольно необычной метрике, соседствует у Северянина с любовью к неологизмам. Смелое словотворчество Северянина создаёт его стиль. В его неологизмах есть многое от собственной иронической отчуждённости, скрывающей подлинную эмоцию автора за утрированной словесной игрой.

    Произведения

    • Громокипящий кубок. - М.: «Гриф», 1913 (всего 9 изданий).
    • Златолира. - М.: «Гриф», 1914 (всего 6 изданий).
    • Ананасы в шампанском. - М.: «Наши дни», 1915 (4 издания).
    • Victoria regia. - М.: «Наши дни», 1915 (всего 3 издания).
    • Поэзоантракт - М.: «Наши дни», 1915 (обл.: 1916); 3-изд. - Пг., 1918.
    • Собрание поэз, тт. 1-4, 6. - М.: В.Пашуканис, 1915-1918; 2-е изд. - Пг.: «Земля», 1918.
    • За струнной изгородью лиры. Избранн. поэзы. - М.: В. Пашуканис, 1918.
    • Поэзоконцерт. - М.: «Просвещение народа», 1918.
    • Creme de Violettes. Избранные поэзы. - Юрьев: «Odamees», 1919.
    • Puhajogi. - Юрьев: «Odamees», 1919.
    • Вервэна. - Юрьев: «Odamees», 1920.
    • Менестрель. Новейшие поэзы. - Берлин: Изд. «Москва», 1921.
    • Миррэлия. - Берлин: Изд. «Москва», 1922.
    • Падучая стремнина. Роман в 2-х частях. - Берлин: Изд. «Отто Кирхнер», 1922.
    • Фея Eiole. - Берлин: «Отто Кирхнер и Ко», 1922.
    • Я чувствую как падают листья. Музыка Д. Покрасс. Ноты. - М., 1923. - 4 с.
    • Соловей. - Берлин - Москва: «Накануне», 1923.
    • Трагедия титана. Космос. Изборник первый. - Берлин - Москва: «Накануне», 1923.
    • Колокола собора чувств: Автобиогр. роман в 2-х чч. - Юрьев-Тарту: В. Бергман, 1925.
    • Роса оранжевого часа: Поэма детства в 3-х чч. - Юрьев-Тарту: В. Бергман, 1925.
    • Классические розы. Стихи 1922-1930, Белград, 1931. (Рус. б-ка; Кн.33).
    • Адриатика. Лирика. - Нарва: Изд. автора, 1932.
    • Медальоны. - Белград: Изд. автора, 1934.
    • Рояль Леандра (Lugne). Роман в строфах. - Бухарест: Изд. автора, 1935.

    Некоторые посмертные издания

    • Стихотворения. - Л. : Советский писатель, 1975. - 490 с.
    • Венок поэту (Игорь-Северянин). - Таллин: Ээсти раамат, 1987.
    • Стихотворения. - Таллинн: Ээсти раамат, 1987.
    • Стихотворения. - М. : Сов. Россия, 1988. - 464 с.
    • Стихотворения. Поэмы. - Архангельск; Вологда, 1988. - (Русский север)
    • Менестрель. - М. : Молодая гвардия, 1989 (репринт изд. 1921).
    • Сочинения. - Таллин: Ээсти раамат, 1990.
    • Ананасы в шампанском. М. : Объед. «Глобус», 1990.
    • Соловей: Поэзы. - М. : «Союзтеатр» СТД СССР: ТОМО, 1990 (репринт изд. 1923).
    • Классические розы. Медальоны. - М. : Худож. лит, 1990. - 224 с.
    • Стихотворения и поэмы (1918-1941), письма к Г. Шенгели. - М. : Современник, 1990.
    • Ананасы в шампанском: Поэзы. - М. : Книга, 1991. - 143 с. (Репринт изд. 1915).
    • Creme de Violettes. - М. : Книга, 1994 (репринт изд. 1919).
    • Избранное. - М. : ТОО «Люмош», 1995. - 400 с. - ISBN 5-7717-0002-9 .
    • Собрание сочинений в 5-ти томах. - СПб. : Логос, 1995-1996.
    • Тост безответный. - М. : Республика, 1999.
    • Я избран королём поэтов. - М. : ЭКСМО-Пресс, 2000.
    • Стихотворения. - М. : Эллис Лак, 2000, 2003.
    • Четыре книги поэз. Ранние книги. Теория версификации. - М. : Наука, 2004. - 870 с.
    • Винтик: Записки инженера. - Изд. М. Петрова, 2005.
    • Лотарев Игорь . Девять стихотворений о Русско-японской войне. - Изд. М. Петрова. Reval, 2005.
    • Посмертные стихи одной прекрасной даме / Предисловие Т. Александровой, послесловие М. Петрова. - Таллин; Москва, 2005.
    • Игорь-Северянин в переводах. - Таллин: М. Петров, 2007.
    • Полное собрание сочинений в одном томе. - М. : Альфа-Книга, 2014.

    Моя двусмысленная слава,

    Мой недвусмысленный талант...
    И. Северянин

    Детство Игоря Васильевича

    На самом деле Северянин - это литературный псевдоним. В тысяча восемьсот восемьдесят седьмом году на свет появился Игорь Васильевич Лотарев в Петербурге в семье отставного штабс-капитана, культурной семье, любившей литературу и музыку, особенно оперную ("одного Собинова я слышал не менее сорока раз"). Мать Игоря происходила из дворянской семьи рода Шеншиных. К этому известному роду принадлежали А.Фет, Н.Карамзин. Родители расстались. И все дальнейшие годы Игорь Васильевич жил в Новгородской губернии в Череповецком уезде. Проживал будущий поэт в имении сестры своего отца.

    Путешествия по родной стране и начало творчества

    Затем Игорь Северянин вместе с отцом путешествует по всей России. Затем он отправляется на Дальний Восток, где остается на несколько лет. А в тысяча девятьсот четвертом году возвращается к матери. Именно там он встретит многих будущих известных поэтов, литераторов, деятелей культуры. Сам Северянин будет называть свои ранние издания - брошюрами. Юный поэт рассылал по различным редакциям свои поэтические опыты, регулярно возвращавшиеся обратно. Однако в 1905 было опубликовано стихотворение "Гибель Рюрика", затем еще ряд отдельных стихотворений.

    Появление псевдонима или громкого имени

    Началась новая эпоха в российской литературе и поэзии. Лотарев, или будущий Игорь Северянин, биография которого сложилась так, что как поэт он появился в это же время, по-настоящему известным станет гораздо позже. Но именно в это время возникает его литературный псевдоним. Сначала это был Игорь-Северянин, то есть через дефис, а чуть позже этот знак исчезнет и останется громкое имя.

    Интересные факты о творчестве поэта

    Первым поэтом, приветствовавшим появление "Северянина в поэзии, был К. Фофанов (1907), вторым - В.Брюсов (1911). С 1905 по 1912 Северянин выпустил 35 поэтических сборников (в основном в провинциальных изданиях).

    Одно из стихотворений, которое начинается так: "Вонзите штопор в упругость пробки…", было прочитано в доме Толстого в Ясной поляне. Это был обычный дворянский быт - чтение вслух книг. Вся брошюра Северянина вызвала необычное оживление, но это произведение произвело настоящий фурор. Все смеялись над необычными ходами новой поэзии автора. Но неожиданно Лев Николаевич рассердился и сказал: "Вокруг виселицы, убийства, похороны, а у них штопор в пробке". Вскоре эти слова были растиражированы во многих газетах. Так обрел славу Игорь Васильевич Северянин. Биография и творчество его стали популярны уже буквально на следующее утро.



    Истинная популярность творца и самая знаменитая книга

    А вот настоящая слава пришла после выхода в свет книги "Громокипящий кубок". Затем последовали другие сборники стихов Северянина - "Златолира" (1914), "Ананасы в шампанском" (1915) и др., много раз переиздававшиеся. Имя Северянина было связано с новым направлением в литературе - футуризмом. В тысяча девятьсот двенадцатом году сложилось направление эгофутуризма, а во главе его стоял Северянин. Потом он отойдет от своих собратьев.

    Поиски творческого круга

    В стихах Игоря Васильевича было много нового. Ведь неслучайно он заявил о себе как о поэте, который изменил ход русской литературы и поэзии. Он был новатором в области поэтического языка, занимался словотворчеством, ввел в российскую литературу множество новых слов. Настолько многогранен был Северянин.

    Король поэтов

    Северянин выступил в Политехническом музее, на вечере поэзии. Это было 27 февраля 1918 года. Там регулярно проводились вечера, где выступали поэты различных школ направлений. Предварительно были расклеены афиши, где все приглашались на состязание на звание "короля поэзии".
    На эстраде было тесно, как в трамвае. На публику гипнотически действовала манера чтения Северянина.
    Избрание "короля" сопровождалось шутливым увенчанием мантией и венцом, но известно, что сам поэт отнесся к этому очень серьезно. В мае вышел в свет альманах "Поэзоконцерт" с портретом Игоря-Северянина на обложке с указанием его нового титула.

    Из воспоминаний Гергия Иванова - "Петербургские зимы":
    "Потом Северянин был в зените славы. Триумфальные поездки по России. Громадный зал городской Думы, не вмещающий всех желающих попасть на его "поэзо-вечера". Тысячи поклонниц, цветы, автомобили, шампанское. Это была настоящая, несколько актерская, пожалуй, слава".

    Из воспоминаний Вс. Рождественского о поэзо-вечерах:

    "Поэт появлялся на сцене в длинном, узком в талии сюртуке. Держался прямо, глядел в зал слегка свысока, изредка встряхивая нависающими на лоб черными, подвитыми кудряшками.

    Заложив руку за спину или скрестив их на груди около пышной орхидеи в петлице, он начинал мертвенным голосом, все более и более нараспев, с особой, только ему одному присущей каденцией с замираниями, повышениями и резким обрывом стихотворной строки...

    Заунывно-пьянящая мелодия получтения-полураспева властно и гипнотизирующе захватывала слушателей..."

    Последние годы жизни

    В 1920 году Северянов уехал на отдых в эстонскую приморскую деревню Тойла, а в 1920 году Эстония отделилась от России. Поэт оказался в вынужденной эмиграции.
    С Фелиссой Крут он прожил 16 лет. Она его оберегала от всех житейских проблем. Перед смертью он признался, что разрыв с нею в 1935 году, был трагической ошибкой.
    И там, отрезанный от России, Игорь Васильевич Северянин будет продолжать творить и создавать своеобразную эпическую лирику, которая отразит жизнь человека, страдания и представления о счастье.
    Находясь в эмиграции, он выпустил сборники стихов "Вервена"(1920), "Менестрель" (1921), роман в стихах "Падучая стремнина" и др. Издал антологию эстонской классической поэзии.
    Последние годы жилось ему в Эстонии очень плохо.

    "У меня голубая лодка,
    У меня поэтесса жена".

    Он голодал. Целые дни ловил рыбу со своей голубой лодки и от сверкающей водной ряби стал терять зрение.


    Присоединение в 1940 Эстонии к Советскому Союзу пробудило в нем надежды на издание своих стихов, возможность поездки по стране. Болезнь помешала осуществлению не только этих планов, но даже отъезду из Эстонии, когда началась война.
    22 декабря 1941 Северянин умер в оккупированном фашистами Таллинне.
    Северянин когда-то пророчески написал: «Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!»


    Краткая биография из книги: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.