Гомосексуализм – болезнь, вариант нормы или просто больная тема? Нетрадиционная сексуальная ориентация у подростков Методы лечения гомосексуализма у подростков

Была введена еще в МКБ-9 как особая рубрика. В МКБ-10 она не выделена как отдельное расстройство, а отнесена к категории психических и поведенческих нарушений, связанных с сексуальным развитием и ориентацией.

а) Кризы сексуального созревания . Пациент страдает неуверенностью в отношении собственной половой идентичности или сексуальной ориентации, что приводит к страхам и депрессии. Это чаще всего проявляется в процессе созревания у тех подростков, которые не уверены в своей гомо-, гетеро- или бисексуальной ориентации, а также у тех лиц, которые после периода стабильности - часто в форме продолжительных половых отношений - приобретают опыт, изменяющий их ориентацию.

б) Я-дистоническая сексуальная ориентация . В этом случае половая идентичность или сексуальные предпочтения однозначны, но пациент в связи с какими-то психическими или поведенческими нарушениями хочет изменить их и готов подвергнуться лечению с целью добиться этого. Сама сексуальная ориентация не должна рассматриваться как отклонение.

Принципиально различают :
1) как преходящую фазу в процессе развития;
2) псевдогомосексуальное поведение;
3) фиксированную гомосексуальность (гомосексуальные наклонности).

Гомосексуальное поведение в пубертатном периоде встречается сравнительно часто. Оно может быть проявлением еще сохраняющейся неустойчивости целенаправленных побуждений и недостаточно сформированной психосексуальной идентичности, а также выражением «неустойчивой гомосексуальности».

Это значит, что в возрасте 16-18 лет, т. е. в период наибольшей интенсивности полового влечения , гетеросексуальное партнерство часто может реализовываться лишь в недостаточном объеме.

Наконец, наблюдается феномен , когда гомосексуальным действиям обучаются под влиянием подростков мужского пола, например в местах лишения свободы. Психические конфликты в связи с гомосексуальными действиями или с нарушениями развития психосексуальной идентичности нередко служат показанием для психотерапевтического вмешательства.

Пример гомосексуальности

Подросток 16 лет был направлен на консультацию после суицидальной попытки. Поводом для нее явился допрос в криминальной полиции. Подростка обвинили в том, что он не помог своему другу, который накануне ночью сам совершил тяжелую суицидальную попытку. Пациент сообщил, что его попытка покончить собой не была следствием минутной слабости, он обдумывал такую возможность уже давно. Решающим поводом для этого послужил разрыв отношений с гомосексуальным партнером, который был старше него на три года. Пациент находил свое положение безвыходным, поскольку понимал, что найти нового партнера в маленьком городе ему вряд ли удастся.

В ходе психотерапевтических бесед выяснилось, что центральной проблемой для пациента было глубоко укоренившееся чувство собственной неполноценности; он был убежден, что часто бывает жертвой других людей, используется при каждом удобном случае своими знакомыми гомосексуалами, которые затем бросают его. После стационарного лечения, необходимого ввиду затяжной депрессивной реакции с эмоциональным расстройством, пациент некоторое время жил в интернате.

Термин «псевдогомосексуальное поведение » (Brautigam) означает гомосексуальные действия без гомосексуальных наклонностей, например при необходимости заработать деньги. В этом случае нет показаний для психотерапии в узком смысле - на первом плане в большей степени здесь стоят проблемы депривации, делинквентности и потребления наркотиков.

Фиксированная гомосексуальность (гомосексуальные наклонности) тоже не является, согласно современным взглядам, показанием для психотерапии. Речь идет при этом о так называемой Я-дистонической сексуальной ориентации, при которой человек желает изменить свои половые предпочтения.

Психотерапия гомосексуальности у детей и подростков

Подросткам с преходящими гомоэротическими тенденциями рекомендуется проведение индивидуальной психотерапии. В центре ее стоит помощь в преодолении кризиса идентичности, а также в интеграции психосексуальности с личностью. Особенно важно сопутствующее консультирование родителей с целью избежать усиления вторичных психологических проблем, возникающих вследствие обвинения подростков и неправильных воспитательных мер.

Согласно Гизе (Giese), 35% гомосексуалов хотят изменить свое половое предпочтение. Эта проблема имеет весьма серьезный этический аспект. Попытки изменить гомосексуальное предпочтение встречают следующие возражения (Bancroft):
1. Такие попытки усиливают негативное отношение общества к гомосексуальности.
2. Люди, желающие изменить свои сексуальные предпочтения, действуют не добровольно, а под давлением общества - из стремления к конформности.
3. Лечение гомосексуалов, направленное на перемену полового предпочтения, нежелательно; оно противоестественно, ибо для гомосексуалов естественно именно влечение к лицам своего пола.

Индивидуальная психотерапия может проводиться как на основе психоаналитической теории, так и с использованием принципов поведенческой терапии. При длительной психоаналитической терапии положительные результаты достигаются максимум в 19% случаев. При этом подвергаются переработке проблемы чрезмерно тесного контакта с матерью, а с другой стороны - враждебное и мало заинтересованное отношение отцов-гомосексуалов.

Поведенческая терапия состояла первоначально из аверсивных техник, с помощью которых должны были подавляться гомосексуальные реакции. Эти техники больше не применяются. Позднее были введены различные методы обусловливания с целью усиления сексуальных реакций на гетеросексуальные стимулы, но они использовались главным образом в лабораторных условиях (детальный обзор: Bancroft). Когда ставится цель изменить сексуальное предпочтение, терапевтическая программа имеет две главные точки приложения: фантазии пациента и фактические взаимодействия с потенциальным гетеросексуальным партнером.

Влияние на фантазии осуществляется с помощью так называемого «шейпинга фантазий», при котором фантазиям, возникающим во время мастурбации, придается гетеросексуальный компонент, не мешающий сексуальной реакции и усиливающийся с течением времени (Bancroft). При лечении с помощью потенциального гетеросексуального партнера (Masters, Johnson) пары проходят программу, аналогичную той, которая предлагается для гетеросексуальных пар с функциональными нарушениями.

Одна из важных задач при психотерапевтической работе с гомосексуалами - консультирование в тех (частых) случаях, когда гомосексуальные переживания принимаются. На первом месте при этом стоят выявление специфических проблем и связанные с этим ощущения.

С большой вероятностью здесь встречаются:
чувство вины вследствие гомосексуальной ориентации и неспособность принимать проявления привязанности со стороны гомосексуалов;
трудности в завязывании и поддержании тесных интимных отношений между лицами одного пола;
сексуальные трудности при гомосексуальных отношениях;
трудности в восприятии социальной стигматизации, которой подвергаются гомосексуалы в нашем обществе (Bancroft).

У подростков масса сомнений на свой счет, эти сомнения касаются и половой жизни. Для того чтобы понять и прийти к внутреннему согласию со своей сексуальностью, требуется время, а когда окружающие или ты сам поспешно наклеиваешь на себя определенный ярлык, это создает массу проблем и сложностей.

Отчасти в том виновата начавшаяся в шестидесятых годах так называемая «сексуальная революция». До этого подростки вступали в сексуальные отношения гораздо позже, их взросление шло постепенно. Их смущали определенные, но вполне естественные сексуальные фантазии, в которых могли участвовать и партнеры того же пола, но дальше фантазий дело редко когда шло. Сейчас многие молодые люди вступают в половые связи до того, как успевают полностью осознать свои желания.

Когда двадцать лет назад молодой человек или девушка не интересовались особями противоположного пола, про таких говорили, что они из тех, кто поздно развивается. Сейчас, когда в половые связи стали вступать раньше, а информация о гомосексуализме стала доступнее, родители с беспокойством взирают на свое чадо, которое более увлечено спортом, учебой или коллекционированием марок, чем девушками. Неужели мой сын или дочь — из «этих самых»? Да может, они просто пока еще не интересуются сексом? Это-то ведь тоже совершенно естественно — вопреки всему тому, что доносится с экранов телевизоров, о чем говорится в кино, в песнях и даже самими подростками.

Чувствовать растерянность и беспокойство по поводу своих сексуальных пристрастий — нормальный возрастной процесс в наше ненормальное время, когда люди сталкиваются с сексуальными проблемами в двенадцать, тринадцать лет, а иногда даже и раньше. Это неизбежно.

Согласно исследованиям, 60 процентов всех мальчиков и 30 процентов Девочек имели к пятнадцати годам хотя бы один гомосексуальный опыт. И это вовсе не значит, что они гомосексуалисты. У всех у нас есть характеристики — и, соответственно, гормоны — обоих полов, и все мы способны к бисексуальности. Некоторые из нас действуют в соответствии со своими инстинктами, в то время как большинство отказывает им в праве голоса. Современные исследования показывают, что 10 процентов всех мужчин и 3 процента женщин — гомосексуальны.

Что является причиной гомосексуализма?

Хотя психиатры и пришли к заключению, что гомосексуализм вовсе не болезнь, а просто иная форма выражения сексуальности, причины его пока еще не имеют четкого определения. Возможно, единой причины и не существует, а в каждом конкретном случае мы имеем дело с комбинацией таких причин. В формировании сексуальных пристрастий играют роль окружение и воспитание, например, отсутствие любящего родителя одного с тобой пола. Может играть свою роль и наследственность, и особое сочетание генов. Но до сих пор пока никто не знает точного ответа.

Гомосексуалисты стали жертвами многих ложных стереотипов, например, считается, что мужчина-гомосексуалист ведет себя как женщина, что он женоподобен, а гомосексуальные женщины мужеподобны и жестоки. В действительности только 15 процентов мужчин-гомосексуалистов выказывают какие-то женские черты характера, и только 5 процентов лесбиянок явно мужеподобны.

Наверняка ты знаешь вполне гетеросексуального парня, который обожает танцевать и невероятно чувствителен. Или девочку весьма мужественную и спортивную. Но оба они вовсе не гомосексуалисты. Точно так же не существует единого типа гомосексуалистов. Единственным отличием являются сексуальные предпочтения. И чувства, которые гомосексуалисты испытывают друг к другу, ничем не отличаются от чувств, которые испытывают друг к другу члены гетеросексуальных пар. Они так же влюбляются и так же страдают.

Если ты имел гомосексуальный опыт — один или более раз, — это все же вовсе не означает, что ты гомосексуалист. Иногда для того, чтобы разобраться, кто ты на самом деле, требуется время. Некоторые люди достаточно рано понимают, что их притягивают лица того же пола, что заставляют себя встречаться с лицами противоположного пола. Иные гомосексуалисты ходят на свидания, даже женятся, порой только для того, чтобы доказать самим себе, что они не гомосексуалисты. Но в один прекрасный день они выходят из подполья» и честно говорят себе и, возможно, своим любимым и друзьям всю правду. С мужчинами это случается годам к двадцати, с женщинами, как правило, позже.

Гомосексуалистов преследовали на протяжении всей истории. По древнеиудейским законам их приговаривали к смерти, в средние века церковь приговаривала их к пыткам и сожжению. Но другие общества были достаточно терпимы. В США отношение к гомосексуализму тоже становится терпимее, однако до сих пор такие люди вынуждены жить во лжи, скрывая правду от родителей, друзей, сотрудников и начальства, боясь стать изгоями, опасаясь преследований и шантажа.

В юные годы признать такую правду о себе непросто. Мало того, что подростки вообще не любят ничего, что «выходит за рамки», многие из них настолько не уверены в своей собственной сексуальности, что боятся или чувствуют враждебность по отношению к гомосексуалистам. Или верят, что гомосексуалисты только и думают, как бы кого-нибудь совратить. Однако 90% всех сексуальных преступлений по отношению к малолетним совершено гетеросексуальными лицами. Гомосексуалисты вовсе не более склонны к насилию над детьми.

Но, несмотря на все сложности, связанные с их образом жизни, только пять процентов гомосексуалистов желали бы быть гетеросексуальными. Многие из них вовсе не хотят меняться, они хотят одного — признания своих прав. И постепенно такое признание приближается.

Истинные и ложные перверзии. Как известно, сексуальные перверзии — это стойкие патологические извращения полового влечения, касающиеся объекта его направленности (тот же пол, животные, дети) или способа его удовлетворения. К сексуальным девиациям относят отклонения от общепринятых форм полового поведения, не являющиеся патологическими. Перверзии принято разделять на истинные и ложные. К истинным относят случаи, где извращенный способ удовлетворения влечения является единственно приемлемым или наиболее предпочтительным. При ложных перверзиях извращенный способ используется только в определенных ситуациях, например, когда нормальное половое сношение неосуществимо. В более строгом смысле слова, истинные перверзии могут быть ограничены лишь теми случаями, где нормальная половая жизнь совершенно неприемлема и перверзный путь является единственно возможным для удовлетворения полового влечения. Таким образом, границы между истинными и ложными перверзиями определены неточно.

Транзиторные сексуальные девиации у подростков.
Эти отклонения в сексуальном поведении внешне могут выглядеть как перверзии, но всегда бывают не только ситуативно обусловленными, но и вообще преходящими — по миновании подросткового возраста и с началом нормальной половой жизни они исчезают.
С нашей точки зрения, эти девиации не следует относить не только к истинным, но даже к ложным перверзиям,- последние на протяжении жизни часто рецидивируют. Лишь в некоторых неблагоприятных случаях, становясь дурной привычкой, сексуальные девиации, начавшись в подростковом возрасте, могут сохраняться, наряду с нормальной половой жизнью, или возобновляться при ее вынужденном прерывании, т. е. переходить в ложные перверзии.
Сексуальные девиации в подростковом возрасте могут быть эпизодическим явлением, не требующим врачебного вмешательства. Они же, как и перверзии, могут быть одним из проявлений нарушения поведения при психопатиях или одним из симптомов в картине психического заболевания.
Синдром транзиторных ceкcyaльныx девиаций в подростковом возрасте следует диагностировать лишь тогда, когда эти девиации, с одной стороны, оказываются достаточно продолжительными, соответствующие поступки не случайными, а с другой стороны — среди нарушений поведения становятся преобладающими или вообще оказываются единственным отклонением. Чаще всего данный синдром наблюдается как одна из форм патохарактерологических реакций на фоне акцентуаций характера, а также при психопатиях.
Истинные перверзии довольно часто впервые также начинают проявляться в подростковом возрасте. Поэтому при обнаружении у подростка нарушений сексуального поведения нередко встает вопрос о дифференциальном диагнозе между транзиторной сексуальной девиацией и формирующейся перверзией. Дифференциально-диагностические критерии несколько отличны при разных видах девиаций.
О н а н и з м (м а с т у р б а ц и я) в подростковом возрасте издавна вызывал горячие споры о том, является ли это патологией или вполне допустимым в норме явлением. Еще в XVIII веке Тиссо писал, что онанизм обладает пагубным действием и способен вызвать множество тяжелых заболеваний до сифилиса мозга включительно. В ту же эпоху Дени Дидро рекомендовал его молодежи как способ против утраты душевного равновесия [Общая сексопатология…, 1977]. Религиозная христианская и особенно иудейская мораль преследовали онанизм как тяжкий грех, за который неизбежно последует расплата. В какой-то мере созвучными этой морали оказались господствующие до середины нашего столетия среди медиков суждения о вреде онанизма для подростков, о его «истощающем» на нервную систему действии, об угрозе импотенции. Эти идеи разделялись известными сексологами буквально до последнего времени [Порудоминский И. М., 1968 — цит. по «Общая сексопатология…», 1977] и наводняли популярную литературу, запугивавшую подростков.
Однако с 40-х годов все более начала распространяться иная точка зрения о том, что далеко не всякий онанизм у подростков является патологическим .
В настоящее время считается, что не менее 70 % подростков мужского и около 15-20 % женского пола в среднем и старшем подростковом возрасте регулярно занимаются онанизмом. Принято говорить о «мастурбации периода юношеской гиперсексуальности» [Общая сексопатология…, 1977; КОН И. С., 1979]. Ее связывают с тем, что при акселерации развития физическая, включая сексуальную, зрелость достигается значительно раньше, чем зрелость юридическая и социальная.
По имеющимся отечественным исследованиям [Общая сексопатология…, 1977], первые в жизни эякуляции у подростков лишь в 51 % случаев происходят во время поллюций, а в 45 % при мастурбации и лишь 4 % при первом половом сношении.

По американским данным [Кinsey А. С. et al., 1948 — цит. по «Общая сексопатология…», 1977], соотношения еще больше в сторону мастурбации (24 % — при поллюциях, 66 % — при мастурбации, 10 % — при — первых половых сношениях, в том числе перверзных). Начало мастурбации чаще всего падает на возраст 14 лет, обычно она продолжается до 18-19 лет при средней частоте 2-4 раза в неделю. С начала нормальной половой жизни (у мужчин чаще всего в 19 лет) онанизм быстро идет на убыль.
Важно отметить, что среди тех взрослых мужчин, у которых была диагностирована импотенция нейроэндокринной природы, в подростковом возрасте онанизм отмечен лишь в 27 % случаев.
[Общая сексопатология…, 1977].
Не следует также рассматривать как патологическое явление «групповой», «совместный», «подражательный» онанизм у подростков, встречающийся в младшем и среднем подростковом возрасте и тесно сопряженный с подростковой реакцией группирования. Однако взаимный онанизм может быть первым проявлением гомосексуальных склонностей.
Таким образом, онанизм у подростков в настоящее время не принято рассматривать как патологическое явление, если только он начинается не ранее, чем возможны эякуляции (чаще это 14 лет), не достигает чрезмерной интенсивности (по два и более раза в день), не сочетается с невротическими симптомами и не сопровождается депрессивной реакцией на невозможность от него избавиться.
П е т т и н г является формой удовлетворения полового влечения, промежуточной между онанизмом и настоящим половым сношением. Он заключается в соприкосновении гениталий и совместных фрикциях вплоть до оргазма. Подростки прибегают к петтингу, так как при этом не разрушается девственная плева у девушек и, по их представлению, этот способ абсолютно защищает от беременности. По мнению Р. Hertoft (1969 — цит.
по А. Е. Личко, 1977), петтинг практикуют до 30 % подростков старшего возраста.
Сам по себе петтинг не должен рассматривдться как патологическая сексуальная девиация, если он не сопряжен с другими сексуальными нарушениями.
Р а н н я я п о л о в а я ж и з н ь может быть расценена как патологическая сексуальная девиация, только если начинается до того, как наступило достаточное физическое развитие. Его признаками у юношей служат лобковое оволосение по мужскому типу, появление растительности на щеках, средней линии живота, установившийся мужской тембр голоса, замедление роста тела, т. е. 3-я пубертатная фаза. У юношей в наших широтах такое созревание чаще всего достигается к 16-17 годам.
у девочек подобная зрелость (регулярные месячные, возможность нормальной беременности, остановка роста или его резкое замедление) чаще наступает в 15-16 лет. Половая жизнь до юридического совершеннолетия (официальный брачный возраст в России — 18 лет, в некоторых союзных республиках — 16 лет), но при наличии достаточной физической зрелости может расцениваться как нежелательное явление с социальной точки зрения, но не как патологическая девиация.
Ранняя сексуальная жизнь часто встречается при гипертимной акцентуации. Этому способствует как рано пробуждающееся и сильное влечение, так и общительность, легкость установления контактов, отсутствие застенчивости. Первые связи гипертимных подростков обычно непродолжительны. Рано могут начинать половую жизнь и некоторые из эпилептоидов, которые предпочитают постоянного партнера. Неустойчивые подростки легко обогащаются сексуальным опытом в асоциальных компаниях, хотя само влечение у них не отличается силой.
П о д р о с т к о в ы й п р о м и с к у и т е т, т. е. частые половые сношения с непрерывной сменой партнеров, нередко сочетается с ранней алкоголизацией, особенно у девочек [Илешева Р. Г., 1978]. В состоянии алкогольного опьянения чаще наступает пассивная подчиняемость более старшим партнерам, в асоциальных компаниях срабатывает реакция имитации, реже имеет место действительное расторможение сексуального влечения (данные нашего сотрудника В. В. Егорова).
Как показали лонгитудинальные наблюдения, если с подросткового возраста, особенно у девочек, наблюдался промискуитет, то в дальнейшем, при повзрослении у многих может сохраняться потребность в постоянной смене сексуальных партнеров, обнаруживается неспособность удовлетвориться постоянной связью, что мешает созданию прочной семьи. Таким образом, промискуитет становится привычным, получает сходство с перверзией.
Транзиторный подростковый гомосексуализм особенно сильно проявляется в закрытых учебных заведениях, где сосредоточиваются подростки одного пола. У старших подростков он бывает вызван сильным влечением при отсутствии объектов противоположного пола, у младших — реакцией группирования, имитации — соблазном, подражанием, а иногда и понуждением со стороны более старших. От взаимного онанизма и поцелуев, оставляющих кровоподтеки на теле, переходят ко взаимному петтингу, сосанию половых органов, а мальчики ко введению полового члена в задний проход другого. У подростков мужского пола транзиторный гомосексуализм встречается чаще, чем у подростков женского пола.
Причиной транзиторного гомосексуализма является свойственная периоду становления полового влечения его малая дифференцированность. Половое возбуждение у мальчиков-подростков может вызываться самыми разнообразными раздражителями мышечным напряжением во время борьбы с товарищем, тряской при езде на транспорте, даже болью и страхом.

Транзиторный подростковый гомосексуализм чаще встречается среди эпилептоидов и шизоидов (активная форма), а также у лабильных и неустойчивых подростков (пассивная форма).
В отличие от истинной перверзии, при транзиторном подростковом гомосексуализме объект противоположного пола всегда остается более привлекательным. В присутствии представителей другого пола своего возраста, даже безо всякой половой близости с ними, гомосексуальные контакты прекращаются. Однако дифференциальный диагноз между гомосексуализмом как формирующейся перверзией и транзиторной девиацией в подростковом возрасте не всегда бывает легок, особенно когда о своей гомосексуальности говорит сам подросток и она вызывает у него страх неполноценности («гомосексуальная паника» американских авторов). Около 8-10 % подростков проходят этап гомосексуальной влюбленности [Исаев Д. Н. и др., 1979].
В то же время как истинный гомосексуализм, по данным многих авторов, встречается в 1-2 % случаев. При отсутствии у подростка сексуального опыта для распознавания формирующейся истинной перверзии можно опираться на следующие признаки. Влечение к противоположному полу, по словам подростка, не только отсутствует, но его представители как сексуальный объект действуют отталкивающим образом. Сновидения во время поллюций носят исключительно гомосексуальный характер. То же можно сказать об эротических фантазиях во время мастурбации.
Подросток начинает активно выискивать ситуации, где может увидеть обнаженными гениталии представителей своего пола (бани, общественные туалеты). Следует отметить, что мужеподобный склад девочек и женственность мальчиков вовсе не являются веским доводом в пользу гомосексуальной склонности — скорее это фон, на котором гомосексуальность может развиться. Отрицательное отношение к собственной гомосексуальности может иметь место и при истинной перверзии — Эго-дистонический гомосексуализм американских авторов .
Другие транзиторные сексуальные девиации в подростковом возрасте встречаются реже. К ним относятся подглядывания за обнаженными чужими гениталиями (вуайеризм), выставление напоказ собственных половых органов, чаще всего эрегированного полового члена (эксгибиционизм), манипуляции над половыми органами маленьких детей или животных, переодевание в одежду и особенно белье противоположного пола и др.
Обычно всем этим действиям сопутствует мастурбация или они завершаются ею. Но все это встречается как случайные эпизоды, обычно на высоте полового возбуждения, а не как стойкая склонность. Но если подобные действия повторяются раз за разом, и сопровождаются или завершаются подкрепляющим их оргазмом, то в силу условно-рефлекторного механизма может установиться стойкая привычка и транзиторная девиация превратиться в перверзию.
Эксгибиционизм, видимо, способен упрочиваться особенно легко. Предполагается, что в закреплении играет роль механизм импринтинга, т. е. моментальное и прочное запечатление первых раздражителей данного рода, падающих на предуготовленную почву.
Особенности сексуальных девиаций при разных типах акцентуаций характера. У гипертимных подростков чаще встречается ранняя сексуальная жизнь. При сенситивной и психастенической акцентуации может наблюдаться упорный онанизм и, главное, депрессивная реакция на него с угрызениями, самоукорами, клятвами, самонаказаниями и т. п. Сексуальная жизнь шизоида обычно остается глубокой тайной. Внешняя асексуальность и даже презрение к половым проблемам может сочетаться с упорным онанизмом и богатыми эротическими фантазиями или влечение может внезапно прорываться в грубой и перверзной форме часами сторожат, чтобы подглядеть чьи-то обнаженные гениталии, эксгибиционируют перед малышами, онанируют под чужими окнами, откуда их могут видеть, вступают в связь с первыми встречными, назначают свидания по телефону неизвестным лицам «на один раз» и т. п. Сильное влечение эпилептоидов толкает к сексуальной агрессии, понуждению к сожительству; у них же может обнаруживаться склонность к садизму и мазохизму.
Лабильные и истероидные подростки особенно любят предаваться эротическим фантазиям. Однако с началом половой жизни истероидные подростки могут часто менять партнеров вплоть до промискуитета, в то время как лабильные более привязчивы. При неустойчивой акцентуации чаще встречаются промискуитет и групповой секс (плюрализм), пассивная форма гомосексуальности.
Транзиторные сексуальные девиации и перверзии при психопатиях и психозах у подростков. При психопатиях могут встречаться как транзиторные девиации, так и перверзии — истинные и ложные, но их проявления обычно более грубы и разнообразны, чем при акцентуациях. При гипертимных психопатиях дело может не ограничиваться ранней половой жизнью, но обнаруживается склонность к промискуитету, к сексуальным оргиям с плюрализмом. Истероидные психопаты особенно тяготеют к сексуальному шантажу — оговорам, самооговорам. При эпилептоидной психопатии выступают садистские и мазохистские наклонности вплоть до попыток незавершенного самоповешения с целью вызвать оргазм. Шизоидная и психастеническая психопатии чаще сочетаются с истинным гомосексуализмом.
Для органических психопатий характерна грубая расторможенность влечения. Описаны приступы неистового онанизма с криком [Исаев Д. Н., Каган В. Е., 1979].
При психозах могут быть как стойкие перверзии, так и преходящие перверзные симптомы. Перверзии наиболее часто наблюдаются при психопатоподобной вялотекущей шизофрении, особенно при эпилептоидном синдроме, а также при психопатоподобных дебютах прогредиентной шизофрении и при психопатоподобных типах ремиссии. Кроме известных при психопатиях и акцентуациях характера перверзий, здесь встречаются особо изощренные способы удовлетворения влечения (например, онанирование во время истязания животных или детей, стремление сына принудить к сожительству мать или кого-либо из престарелых членов семьи).
При вялотекущей шизофрении имеют место моноперверзии, и они отличаются большой стойкостью. Для прогредиентной шизофрении более характерны полиморфные перверзные симптомы разного рода извращения, то сочетаются друг с другом, то сменяют одно другое. Особо тяжелые формы перверзных явлений встречаются при злокачественной юношеской шизофрении — некрофилия, влечение к убийству [Жданов Ю. П., 1980].
При шизоаффективном и маниакально-депрессивном психозе девиации обычно ограничиваются крайней гиперсексуальностью в гипоманиакальной фазе (интенсивный онанизм, ранние случайные связи, промискуитет), но при однополом составе непосредственного окружения и отсутствии контактов со сверстниками другого пола легко проявляется гомосексуальность в активной форме. Более стойкие перверзии могут сформироваться по мере психопатизации после частых фаз.

3 мая 2012, 10:43

Лазая по просторам интернета, нашла одну интересную историю мальчика-гея. Меня эта ситуация заинтересовала. А много ли таких ситуаций в нашей стране, да и во всём мире происходит???
Иван Харченко, 16 лет, школьник: «Проблемы с родителями у меня начались, когда мне было 14 лет. Им никогда не нравились мои друзья. Меня это, естественно, не устраивало: не зная моих друзей и не желая с ними ни при каких обстоятельствах знакомиться, родственники говорили о них такое, что у меня уши в трубочку сворачивались. Практически каждый вечер - скандалы. Иногда бывали перерывы, но они были, честно сказать, нечастыми. Гром грянул после того, как я рассказал родным о своей гомосексуальной ориентации. Мне уже исполнилось 16 лет, и я хорошо понимал, что противоположный пол мне нравится меньше собственного. Я последовательно сказал маме, папе, дедушке и бабушке, что я - гей. Мне не хотелось, чтобы они принимали меня за другого человека, а любили меня таким, какой я есть. Я, конечно, понимал, что их реакция не будет радостной, но надеялся, что со временем они смирятся. Наивно думал, что сценарий будет таким: взрыв, скандал, потом - спокойствие и тишина, и мы живем, как раньше. Все получилось строго наоборот: родные выслушали меня с мрачными лицами, ничего не сказали, не заплакали, сделали вид, что ничего не произошло, что все в порядке. Через несколько дней начались крики: «Как же ты женишься? Откуда ты возьмешь детей? Что же будет со всем нашим родом?» И так далее. Когда родные поняли, что на эти вопросы я отвечать не хочу и в скандалы как человек по характеру мирный стараюсь не ввязываться, они изменили тактику. В начале апреля бабушка сказала мне: «Сегодня мы пойдем на обследование к врачу-терапевту, собирайся». Я согласился, поскольку можно было школу на халяву прогулять - я не прогульщик, но в тот день была контрольная по алгебре, к которой я не успел подготовиться. В общем, оделся, собрался, и мы поехали. Пришли к зданию, на первом этаже которого была табличка «Центр правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаила Виноградова». Меня заводят в комнату, где за столом сидит человек обычной такой внешности, но на столе перед ним разложены довольно странные предметы - нож, емкость с водой и емкость с маслом. И этот человек трагическим голосом спросил меня: «Хочешь ли ты избавиться от своих проблем?» Я ответил, что да, у меня есть проблемы с учебой в школе, и от них я бы с удовольствием избавился. Но этот человек сказал: «Сейчас мы будем избавлять тебя от беса гомосексуализма». После этого он довольно странно себя повел: начал бегать вокруг меня, размахивая кинжалом. Брызгал на меня водой и рыгал мне в оба уха. В целом все это напоминало какой-то языческий обряд, и на десятой минуте я расхохотался, и вышел из комнаты. Говорят, подобные сеансы стоят около 50 тысяч рублей. На бабушку я обиду не затаил - я человек незлопамятный, что было, то и было. Через три дня за мной на машине приехал папа. Сказал, что отвезет меня на однодневное обследование в клинику, и в тот же вечер я вернусь домой. Мы ехали долго. Когда съехали с Киевского шоссе и повернули на Наро-Фоминск, я догадался, что меня везут в реабилитационную клинику доктора Маршака. Дело в том, что в 15 минутах езды от клиники, в Апрелевке, у нас дача, и я часто подъезжал к больничному забору на велосипеде. Мне не было страшно - просто страшно неприятно. Выехали мы в клинику утром, приехали днем. Когда меня туда привезли, то тут же стали расспрашивать, употреблял ли я наркотики. Потом те же вопросы задали моему отцу, он ответил отрицательно. Затем меня вывели из кабинета, а отец остался внутри. Медсестра сказала: «Сейчас мы отведем тебя в палату». Я, если честно, не очень понял, куда и зачем меня ведут: если бы меня считали наркоманом, то обыскали бы в приемном отделении и только потом отвели в комнату. А меня не обыскивали - по одному моему внешнему виду было ясно, что я наркотики не употребляю. Впоследствии выяснилось, что отец договорился о моей госпитализации с врачом и уехал, не попрощавшись. Отец у меня по характеру довольно жесткий человек, с ним даже моя мама спорить боится, чего уж обо мне говорить. Меня оставили в клинике, и только через три дня я узнал о том, что отец договорился о моей госпитализации на три недели. Палаты в клинике одноместные, небольшие: кровать, стол, стул, шкаф, телевизор. На первом этаже - зарешеченные окна, на втором, где лежал я, решеток на окнах нет, но с них свинчены все ручки. Средства связи запрещены, звонить можно только по указанным в карте контактным номерам. Разрешается сделать один звонок в день, продолжительностью не более пяти минут. Передвигаться можно только по задней части территории, по периметру стоят охранники, на столбах - инфракрасные датчики. Я не понимал, зачем меня держат в таких условиях, и только через три дня один из психологов проговорился, что отец меня положил для того, чтобы вылечить от гомосексуализма, и что в этой клинике уже был такой случай: родители положили ребенка, чтобы вылечить его от нетрадиционной ориентации. Какими методами лечат от гомосексуализма, я и сам не понял: медсестры никогда не говорили, какие уколы мне делают и какие таблетки дают. Кстати, после этого лечения у меня начались проблемы с памятью и я начал путать то, что было вчера, с тем, то было 15 минут назад. В первый день мне сделали какие-то анализы, цели которых я не понимал. Каждое утро давали таблетки - я не знаю, какие. Говорили, что это - «ферментные модуляторы», но мне от них сильно хотелось спать. Я постоянно находился в заторможенном состоянии. Ежедневно проводили процедуры: клали в какую-то капсулу, в которой надо было лежать ровно 30 минут, чистили кровь внутривенным лазером. На голову ставили датчики, которые влияют на участки головного мозга, отвечающие за зависимость. Еще заставляли ходить на групповые занятия, на которых пациенты рассказывали про свои взаимоотношения с наркотиками. А мне и сказать им было нечего. Через два дня я получил положенный мне телефонный звонок (когда меня оформляли, мне удалось по памяти записать в карту телефоны мамы и моих друзей). Сначала я позвонил друзьям, сказал, что меня надо спасать. Потом набрал маму. В общей сложности я пролежал в клинике десять дней. Утром 25 апреля к клинике подъехали репортеры. Меня вызвал главный врач клиники Маршака, Дмитрий Вашкин. Говорит: «Отзови репортеров». Я ничего делать не стал и вернулся к себе в палату. Потом меня еще раз вызвали к Вашкину, и он стал расспрашивать, нравится ли мне в клинике. Я, естественно, ответил отрицательно. Мои друзья и журналисты стояли у больничных ворот. Охранники не пускали их в клинику, обещали, что сейчас вызовут бригаду, и «это будет последним днем вашей жизни». В ответ журналисты вызвали наряд милиции из Наро-Фоминского РУВД. А я из окна второго этажа видел страшную суету и большое количество машин. После этого главврач сказал, что меня отвезут домой на машине клиники. Со мной в машину сели охранник и полицейский. Мы выехали из ворот, и тут же мои друзья своими машинами заблокировали наш автомобиль и настояли на том, чтобы к нам сел адвокат. Друзья боялись, что меня не довезут до дома, а выбросят в ближайшем лесу: дело в том, что когда-то, лет пять назад, клинику у Якова Маршака «отжала» группировка из Солнцево, и никто не знает, имеет ли она отношение к клинике до сих пор. Мы гнали по трассе со скоростью под 200 километров. Друзья и журналисты гнали за нами. Меня привезли к дому бабушки и дедушки, я позвонил в дверь, и дедушка спросил: «Кто там?» Я ответил: «Ваня», - и услышал, что «Иван Харченко здесь больше не живет». Было очень обидно. Тогда меня отвезли к маме, и мама меня приняла. Дело в том, что мои родители живут раздельно, и с мамой у меня, в общем, нормальные отношения. А вот как мне дальше общаться с отцом, я и не понимаю».
Обсудим?

Ваш малыш играет в куклы и дружит с девчонками? Повзрослев, тщательно ухаживает за собой, а не за одноклассницами? Девочка бьет соседских мальчишек и не проявляет интереса к модным нарядам? Стоит призадуматься, хотя такое «нестандартное» поведение может не значить ничего, а может являться признаком нетрадиционной сексуальной ориентации.

Ученые не могут точно определить, почему одни мальчики влюбляются в девочек, а другие - в мальчиков. Некоторые считают, что гомосексуалистами и лесбиянками рождаются. Другие - что ими становятся под влиянием среды, в которой рос ребенок. В любом случае, склонности формируются и начинают проявляться в раннем детстве, задолго до получения первого сексуального опыта. Если родители заметят, что ребенок склонен к нетрадиционной ориентации, то вряд ли стоит пытаться что-то изменить, потому что в большинстве случаев это бесполезно. Научно доказано: вылечить или перевоспитать гомосексуалиста невозможно.

Подростка, начавшего понимать, что он не такой, как все, часто мучают угрызения совести и страх перед родителями, друзьями, одноклассниками или сокурсниками: «Что будет, если они узнают? Скорее всего, друзья отвернутся, а родители устроят настоящий ад». Он чувствует себя одиноким уже в 15-16 лет. В этом возрасте мальчиков начинают интересовать девочки, а девочки обращают внимание на мальчиков и учатся кокетничать с ними. Вот тут-то и возникают проблемы. Разговоры в компании начинают крутиться вокруг противоположного пола, и вдруг подросток обнаруживает, что ему наплевать на то, у кого из девчонок длиннее ноги, и наплевать на девчонок вообще.

У мальчиков в переходном возрасте повышается агрессивность, в их среде грубость часто считается проявлением мужественности и силы. Друзья начинают подсмеиваться над женственными манерами подростка, мягкостью и привычкой все время обижаться, как девчонка. Ну что же он поделает, если совершенно не умеет быть грубым, если ему противно слушать сальные анекдоты и он считает, что любой конфликт можно решить без драки? Появляются первые комплексы. Положение может осложниться еще и тогда, когда подросток вдруг почувствует, что испытывает влечение к одному из своих друзей.

Но вот приходит окончательное осознание своей гомосексуальности... И перед ребенком встает еще и проблема того, как отнесутся к этому родители. Часто ни мальчик, ни девочка не решаются сказать об этом откровенно, хотя остро нуждаются в поддержке близких людей. Родители замечают, что у ребенка не все ладно, нервничают, предполагают множество причин - от несчастной любви до наркотиков.

Первые признаки гомосексуализма: что должно насторожить родителей

Если мальчик в раннем детстве предпочитает кукол машинкам или девочка гоняет футбольный мяч вместо того, чтобы варить игрушечный суп, это еще не значит, что с ребенком что-то не так. Вполне возможно, что из девочки-хулиганки вырастет активная деловая леди, управляющая крупной корпорацией. Мальчик же может стать отличным семьянином. Он будет помогать жене готовить ужин и каждый день водить детей в школу. Если мальчику не звонят девочки, вполне возможно, что он просто застенчив и ему сложно с ними подружиться.

Стоит насторожиться, если подросток общается с девочками только как с подругами. Прислушайтесь, как он разговаривает с одноклассницей по телефону. Сын часами болтает с предполагаемой герлфренд о нарядах, духах, обсуждает показы мод и новейшие сплетни из жизни звезд? Стоит задуматься. Во-первых, геи гораздо тщательнее следят за своей внешностью и среди них гораздо больше, чем среди обычных людей, интересующихся искусством, модой, творчеством. Во-вторых, их отношения с женщинами колеблются от абсолютного равнодушия до нежной дружбы - сказывается схожесть психологических типов и общие интересы. Если же девочка вызывает в мальчике сексуальный интерес, то он постарается преподнести себя с лучшей стороны, показать свои достоинства.

На домашней вечеринке незаметно понаблюдайте, реагирует ли сын на симпатичную одноклассницу - заигрывает ли с ней, ухаживает или остается равнодушным и ведет себя как обычно. Если он тушуется в компании незнакомых мальчиков или мужчин, краснеет или опускает глаза, когда мужчина жмет ему руку, а с девчонками общается более свободно, по-дружески, но ни к одной не проявляет сексуального интереса, то вполне возможно, что его интересуют люди своего пола.

Очень часто гомосексуальных подростков выдает их внешность и манера поведения. Если вы застали сына в ванной, замазывающего вашей пудрой синяк под глазом, - это одно. Если же он наносит ее на все лицо, потом укладывает волосы феном, надевает умопомрачительный наряд, душится, тщательно чистит обувь и после этого отправляется в театр с другом, - уже другое...

Понаблюдайте, как сын ведет себя в компаниях друзей (дома он может стараться скрывать это). Так называемые голубые интонации - мягкость и манерность речи, затянутые гласные, плавность и кокетливость движений, необычная для большинства мужчин, - все это свойственно геям.

Ребенок-гомосексуалист: правила поведения для родителей

Однако, когда родители подозревают, что их ребенок гомосексуален, им не стоит задавать прямые вопросы - возможно, что он сам еще точно не разобрался, к кому его больше влечет - к своему или противоположному полу.

Но вот родители догадались о том, что проблемы ребенка связаны с его нетрадиционной ориентацией... А может быть, ребенок и сам рассказал об этом. Как же в этом случае себя вести?

Для начала придется пережить стадию шока. Иногда родители испытывают чувство потери сына или дочери, почти как если бы он умер. «У меня никогда не было сына-гомика», - говорит отец. Начинаются скандалы, мать впадает в истерику или в состояние транса. В этот момент помните, что такая реакция - всего лишь результат традиций нашего общества. Если в обществе таких, как ваш ребенок, порицают, это не значит, что он действительно поступает плохо. В конце концов он же не наркоман, не насильник и не убийца. Просто не такой, как все, но в этом он не виноват и с этим можно жить. Из-за этой ориентации у него возникает множество проблем среди чужих людей. Если еще и близкие будут отравлять ему жизнь... Поэтому для начала попробуйте почитать литературу про гомосексуалистов, соберите как можно больше информации - возможно, тогда ситуация покажется вам не такой уж страшной.

Некоторые из родителей могут вначале вообще не реагировать на признание ребенка: «Ничего не хочу слышать, эта тема закрыта». Такое поведение связано с желанием отгородиться от неприятностей, но это совсем не выход из положения. Закрыть глаза на проблему - не значит решить ее. Большинство родителей начинают испытывать чувство вины, задаются вопросом, что они сделали не так, где они допустили ошибку в воспитании? Особенно страдает отец «голубого» сына. «Был ли я для него образцом мужчины?» - еще и еще раз спрашивает он себя. На самом деле вины родителей в том, что их ребенок гомосексуален, нет. Доказано, что на сексуальную ориентацию воспитание не влияет. Если у мальчика была властная, крутая мать, которая растила его одна, это совсем не значит, что он будет «голубым». Сексуальная ориентация также не передается по наследству. В семьях, где у одного из родителей после рождения ребенка проявилась гомосексуальность, как правило, дети гетеросексуальны.

В некоторых случаях гомосексуальность становится поводом для начала «военных действий». Все, что делает ребенок, рассматривается как симптом проблемы. Родители цепляются к его одежде, манере говорить, осуждают выбор друзей и так далее. Пока существует конфронтация - в проигрыше и родители, и дети. Ребенку остается искать поддержку на стороне. Иногда единственным решением становится уход из дома...

Принять ребенка таким, какой он есть, пожалуй, лучший выход из положения. Это сложно и часто требует достаточно большого периода времени, но только в этом случае удастся сохранить полноценную семью, где между родителями и детьми есть взаимопонимание и любовь.

По материалам статьи Евгении Негиной «Толя любит Колю...».