Домострой документ. Исторический анализ домостроя

В данной статье речь пойдет о том, что предстааэяла собой социально-экономическая жизнь российского общества в XVI-XVII веках. Основным источником по данному периоду остается Домострой, поэтому мы постараемся внимательно рассмотреть разные стороны общественной жизни по данному источнику.

«Домострой» являлся основным источником бытовой жизни Российского общества XVI - XVII веков. По мнению одних исследователей (С.М. Соловьев, И.С. Некрасов, А.С. Орлов, в настоящее время Д.В. Колесов) текст Домостроя - результат длительного коллективного творчества начатого в Новгороде в конце XV века . По мнению других (Д.П. Голохвастов, Л.В. Михайлов, Л.И. Соболевский) автор-

ство принадлежит протопопу Благовещенского монастыря в Москве, сподвижнику Ивана Грозного Сильвестру. Именно его редакция получила широкое распространение в России с середины XVI века и использовалась как руководство семейной жизни в течение почти 200 лет. Домострой стоит в одном ряду с такими памятниками как Стоглав, Великие Четьи-Минеи и др., превосходя их в выразительности и образности языка. В книге изложены основы уклада православной семейной и хозяйственной жизни. «Домострой»— это своего рода учебник по домоводству, воспитанию детей, домашней и общественной православной жизни.

Он стоит на религиозной точке зрения и узкопрактических расчетах и занят исключительно семейным бытом. Домострой не касается общественных отношений, значения дружбы, взаимных услуг, нет в нем и сознательно-патриотических предписаний, понятий об обязанностях к отечеству, что внимательно отметил его исследователь Некрасов . Домострой объединяет в себе 64 главы свода правил, которые поделены на 3 части: О строении духовном (Как ве-роватн); О строении мирском (Как царя чтити) и О строении домов-ном (Как жить с женами и с детьми и с домочадцами) .

В основе Домостроя лежат взаимоотношения мужчины и женщины, которые строились в системе патриархата. В семьях, где отношения строятся в этой системе, женщина полностью посвящает себя мужу, детям и дому. У нее нет права в решении важных семейных вопросов. Мужчина принимает решения единолично. Этот факт можно видеть на протяжении чтения «Домостроя». Главой семьи считается мужчина, который исполняет роль мужа и отца. Он должен воспитывать свою жену, детей и домочадцев. Обязан учить не красть, не лгать, не клеветать, не осуждать, не гневаться, не обижать, не помнить зла, не мстить, к старшим быть послушным и покорным, к средним - дружелюбным, к младшим и убогим - приветливым и милостивым и всякую обиду с благодарностью терпеть ради Бога. Жены, дети и домочадцы обязаны слушаться и повиноваться во всем. А также считается, что если му жчина не научит добру всю свою семью, то погубит жизнь, дом и слуг своих и будет наказан Богом [ 1, с. 23]. Весьма значительное внимание «Домострой» уделяет положению женщины в обществе и в семье.

Женщина является хранительницей домашнего очага и на ее плечах лежит создание благополучия и покоя в доме. Женщина обязана покоряться мужу, а любое указание или просьбу с любовью и страхом принимать и исполнять. Утром, поднявшись с постели, умывшись и помолившись, хорошая хозяйка должна указать работу слугам и всегда контролировать все затраты, уходящие на дела в доме. Сама хозяйка должна уметь готовить и слуг своих научить тому, что знает. А если жена рукодельница, то она обязана шить мужу рубашки и вышивать на пяльцах золотом и шелками. Хозяйка не должна сидеть без дела, а нужно ей трудится целый день, перед сном молиться, а утром вставать раньше всех и будить слуг и домочадцев. Хозяйка может отдыхать либо по просьбе мужа, либо по плохому состоянию здоровья. Жене нельзя посещать соседей с целью попросить что-то, так как у хорошей хозяйки все должно быть свое.

Ее чтят только тогда, когда дом ее чист и убран, двор подметен, а зимой снег убран. Заметив непорядок в доме, муж обязательно должен дать своей жене полезный совет или наставление. Если жена понимает и принимает свою ошибку и слушается мужа, то он должен похвалить ее и помочь, но если жена поступает не по приказаниям мужа и не учит слуг его слушаться, то муж должен наказать ее телесно, «пользовати страхом наедине», а наказав и пожаловать (вероятно, приласкать с добрым словом). При этом мужу на жену или жене на мужа обижаться запрещается. Нужно жить всегда в любви и в согласии. Женщина должна советоваться в первую очередь с мужем, а затем с хорошими, добрыми женами, которые могут вежливо и учтиво дать совет или наставление в решении каких либо хозяйственных дел.

С гостями нужно разговаривать о рукоделии, о домашнем порядке, о том как хозяйство вести и какими делами заниматься. А хорошую хозяйку, у которой порядок в доме, на столе, необычное и красивое рукоделие, вежливые слуги, которая смышленая, добрая и умная нужно расспрашивать особенно внимательно и послушно так как от такой хозяйки можно услышать много полезных и мудрых вещей, которые пригодятся в жизни каждой женщины. А если женщину спросят о чем-то, что она не знает, она должна ответить: «Не ведаю я того, ничего не слыхала и не знаю; и сама о ненужном не спрашиваю, ни о княгинях, ни о боярынях, ни о соседях не сплетничаю». Также в «Домострое» выделена отдельная глава, которая повествует о том, что женщине запрещается пить алкогольные напитки дома и в гостях, а также нельзя прятать еду (делать тайники). Есть нужно с мужем за одним столом. Хорошая жена не должна сплетничать мужу о слугах своих, а если что-то произошло и не может сама разобраться, то нужно ей всю правду мужу рассказать и посоветоваться с ним в решении этого вопроса.

Честь в каждой женщине всегда была дороже всех красот. Необходимо, чтобы жена была уважаема. Женщина - государыня дома, пример нравственной выдержки, скромности и трудолюбия для детей и челядин-цев. Хотя после Бога, она во всем подчинена государю-супругу, но является первой его заместительницей в семье и доме. Перед детьми они равны, как отец и мать; «по Бозе» им от детей одинаковые честь и уважение. В «Домострое» большое внимание уделяется воспитанию детей. Родители должны хранить и любить своих «чад», заботиться о них, воспитывать, учить вежливости, «страху божию», не красть, не клеветать, не помнить аза, не гневаться. При взрослении детей, отец начинает воспитывать сыновей, а мать - дочерей .

Отец должен наказывать своих детей в юности: « если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, бия его по телу, душу его избавишь от смерти. Не смейся, играя с ним в младенчестве его, при младенчестве его веселился, а вырастет — скорбеть будешь, и в будущем, как оскомина для души твоей». А также отцу следует воспитывать детей в запретах, оберегать душевную чистоту и телесное бесстрастие и выдавать замуж дочь беспорочной. Соблюдая все эти правила, отец обретает благополучие в доме и прощение грехов Богом. Если дети согрешат, то родители возьмут этот грех на себя и тогда они получат со стороны людей насмешку и позор, а в доме будет убыток.

А если же дети будут разумными, рассудительными, воспитанными, обученными ремеслу и рукоделию, то такая семья будет иметь уважение со стороны люден, процветание в доме и будут помилованы Богом. Главная задача детей - почитать и беречь мать и отца и повиноваться им. Если дети всю жизнь чтят и уважают своих родителей, то им прощаются все грехи и их прославляют люди. Если же ребенок оскорбляет и бьет своих родителей, то он становится проклят и обречен на «лютою смерть». Пророк Исайя сказал: «Кто насмехается над отцом и укоряет старость матери, -пусть склюют его вороны и сожрут орлы!». Воздающий же честь родителям, повинующийся им во всем станет утешением для них, и в трудный жизненный период Бог поможет, спасет и услышит молитву. «Чаду» нельзя забывать трудов отца и матери, а в старости нужно позаботиться о них так как они заботились и любили своего ребенка с самого рождения. А главное - это не держать обиду и прощать своих близких людей. Таким образом, мы рассмотрели различные аспекты жизни русского общества.

И можем сделать вывод, что в основе «Домостроя» лежала четкая регламентация жизни, которой следовало большинство людей в XVI-XVII веках. В основе взаимоотношений между мужчиной и женщиной лежала система патриархата, полного подчинения женщины мужчине. Женщина была хранительницей домашнего очага и ее главная задача была в ведении домашнего хозяйства и воспитание детей. Но мы знаем, что ситуация начинает меняться в конце XVII века, в связи с петровскими преобразованиями, которые затронули и частную жизнь людей той эпохи.

Список литературы 1. Домострой.-СПБ., 1994.-345 с. 2. Колесов В.В. Домострой. - СПБ., 2007. - 287 с. 3. Хорнхин В.В. Списки Домостроя XVI-XVII в.: история издания и изучения. - М., 2003. - 256 с.

Белокопытова А.Л., ученица 8 «Б» класса МБОУ «Гимназия № 11» г. Ельца Научный руководитель: Шумская О.В., учитель истории и обществознання МБОУ «Гимназия № 11» г. Ельца

Если "Стоглав" стремился подчинить строгим нормам общественную жизнь строящегося централизованного государства, то "Домострой", составление которого приписывают Сильвестру , духовному наставнику Ивана IV, пытался регламентировать семейный быт. Сильвестр (нач. XVI в. – до 1568) был родом из Новгорода, где произошло его сближение с архиепископом Макарием, будущим митрополитом Московским. Переехав в Москву, Сильвестр в 1545 г. стал протопопом придворного Благовещенского собора. Он участвовал в работе над Судебником 1550 г. и составлением Великих миней четиих. Отстаивая принцип единодержавия в вопросах политической власти, протопоп выступал против "стяжания" земных богатств церковью. В 1550-е гг. отношения между ним и Иваном IV осложнились, а в 1560-е гг. Сильвестр попал в опалу и был вынужден стать иноком Кирилло-Белозерского монастыря, где занимался перепиской книг. "Домострой" – основной труд Сильвестра, составителя и редактора книги. На то, что в создании сборника, складывавшегося на протяжении ряда лет, участвовал не один человек, указывают повторы не только в пределах книги, но даже отдельной главы; наличие в языке произведения следов разных диалектов; влияние на стиль памятника со стороны фольклора, деловой письменности, дидактического красноречия.

Источники произведения

Текст "Домостроя" представляет собой синтез традиций "учительной" прозы Средневековья, как русской, так и переводной. Сложность состава, а иногда и внутреннюю противоречивость отдельных положений книги, ученые связывают с использованием источников разного типа. По мнению В. В. Колесова, их можно объединить в пять основных групп:

  • 1) поучения отцов к сыновьям, известные на Руси с середины XI в.;
  • 2) наставления отцов церкви, как надлежит жить христианину, собранные в специальные сборники типа "Измарагда";
  • 3) средневековые "обиходники", которые строго регламентировали порядок жизни в монастыре как идеальном доме, – недаром "Домострой" внушал хозяевам: "Вы убо игумене есте домом своим";
  • 4) новеллы бытового характера, возникшие в городской демократической среде;
  • 5) "домострой" средневековой Европы, например переведенная с польского языка "Жизнь добропорядочного человека" Николая Рея.

Несмотря на обилие и разнородность источников, определяющей в книге была опора на национальную традицию, что сказалось на содержании, жанре и стиле произведения. "Домострой", обобщая опыт жизни отцов и дедов, служил руководством к действию для их сыновей и внуков. Таким образом осуществлялась связь времен, реализовалась преемственность в духовной и материальной сферах жизни народа. По этому поводу историк В. О. Ключевский писал: "Трудно предвидеть, каков будет человек через тысячу лет; но отнимите у современного человека этот медленно и трудно нажитой скарб обрядов, обычаев, всяких условностей – и он растеряется, утратит все свое житейское уменье, не будет знать, как обойтись с ближним, и будет принужден все начинать сызнова".

Среди национальных примет "Домостроя" ученые называют высокое положение хозяйки дома в иерархии семейных отношений , что, но словам В. В. Колесова, приходило в противоречие с "антиженским элементом" церковных проповедей и "мусульманских представлений эпохи татарского ига". "Домострой" включал "Похвалу женам", где утверждалось, что "жена добра, и страдолюбива, и молчалива – венецъ есть мужеви своему". "Аще даруетъ Богъ жену добру, дражайши есть камени многоцѣннаго": она нс оставит мужа в беде, направит "плоды своих рук" на улучшение благосостояния семьи, сделает жизнь супруга добродетельной и долгой, именно от нее зависит успех воспитания достойных наследников и верных, работящих слуг. По меткому выражению историка И. Е. Забелина, отношения между мужем и женой в семье можно выразить известной формулой Средневековья "слово и дело": "делом" в доме руководила хозяйка, хотя последнее "слово" всегда оставалось за хозяином.

Дань средневековым нормам жизни – система телесных наказаний как способ воспитания детей. Чтобы ребенок, возмужав, не стал "болезнью души" родителей и "разорением дома", "укоризной соседей" и "насмешкой врагов", его необходимо воспитывать, запрещая и наказывая: "...аще бо жезломъ биеши его, не умретъ, но здравие будетъ, ты бо бия его по телу, а душу его избавлявши от смерти". Розга, занесенная над ребенком, должна была служить наглядным воплощением идеи неотвратимости кары за проступок, должна была довести выполнение нравственных правил до автоматизма, чтобы жизнь человека стала "хожением с чистою совестию".

Судя по "Домострою", русские весьма прагматично относились к проблеме веры и понимали христианство не как отвлеченно каноническое "царство духа", а как обряд, сопровождавший жизнь человека от рождения до смерти. Вот почему такое большое внимание в сборнике уделяется тому, "како домъ свой украсити святыми образы", "како к церквамъ божиим и в монастыри с приношениемъ приходите", а по праздникам "священниковъ и иноков в домъ свой призывати, молитися", как перед трапезой прославлять Бога и Богородицу, а пищу вкушать в благоговейном молчании или ведя духовную беседу.

"Домострой" состоял из трех частей. Первая часть касалась проблем "духовного строения", учила "како веровати" и "како царя чтите". Вторая часть посвящалась вопросам "мирского строения", давала советы, "како жити с женами и с детьми и с домочадцы". Третья частъ содержала рекомендации по ведению хозяйства – "домовному строению". Сборник правил мирской жизни создавался в период, когда, по словам А. П. Пыпина, "старина поисшаталась", поэтому для достижения образцового порядка в доме требовались сильная власть хозяина ("государя") и развитое чувство долга у всех домочадцев. В иерархической системе "государство – церковь – семья" владыка, нарушавший законы "Домостроя", нес ответственность перед Богом, царем и обществом. Утверждая идеальный тип домоправителя, книга включала статьи, учившие праведному образу жизни методом от противного, предостерегала от ошибок и проступков. Она грозила неизбывными муками ада тому, "кто не по Бозѣ живет, не по християньскому житию чинит всякую неправду и насилие", "возмя не заплатит, волокитою уморитъ", "на суседьсьтве кто не добръ или в селѣ на своих християнъ, или на приказе, или на власти дани тяжкия и всякие уроки незаконныя накладывает", кто творит "всякия неподобныя дѣла: блудъ, нечистоту, сквернословие и срамословие, и клятвопреступление, и ярость, и гнѣвъ, и злопамятство". "Домострой" обличал пороки не только общечеловеческие, но и социально обусловленные (злоупотребления властью, нарушение законов, посягательство на чужую собственность и т.п.). Следовательно, в семье создатели книги видели школу воспитания общественного сознания, связанного с понятиями гражданского долга и народной пользы.

Стиль "Домостроя" нс лишен образности, богат живыми интонациями разговорной речи, близок к пословицам и поговоркам, впитавшим многовековую народную мудрость. Афористичность слога приводила к тому, что правила жизни, изложенные в книге, легко запоминались и становились руководством к действию. "Домострой" наставлял: гостя надобно "почтити, напоити, накормити, добрым словом привечать и ласковым приветом"; двор следует содержать в порядке, он должен быть "крепко горожен... а ворота всегда приперты, а собаки бы стороживы"; в случае ссоры с женой ее нельзя "ни по уху, ни по видению бити, ни под сердце кулаком"; в гостях нельзя сплетничать, а "спросят о чем про кого иногда и учнут пытати", следует отвечать: "не вѣдаю яз того, ничего не слыхала и не знаю... о суседах не пересужаю".

"Домострой" широко и многообразно представляет "вещный" мир Средневековья через перечни названий различных кушаний, одежд, посуды, других предметов быта. Хозяину рекомендуется хранить в погребе или на леднике "хлѣбы и колачи, сыры, яйца... чеснокъ и мясо всякое, свѣжее и солонина, и рыба свѣжая и просольная, мѣдъ пресной, и ества вареная... и всякие овощи, и рыжики, и икра, и росолы ставленыя, и морсъ, и квасы яблочные, и воды брусничные... И столко чево на погребице поставлено, и на леднике, и на погрѣбе, – и все бы то сочтено, и перемечено... и записано..." Обстоятельность перечней объясняется не только влиянием со стороны деловой письменности, но и особым типом мышления, характером и ритмом жизни древнерусского человека. Войны и стихийные бедствия, "недороды" и "моры" научили людей Средневековья дорожить каждым куском хлеба, порядком в доме, миром и благоденствием в обществе. В Средние века, когда регламентировалось все, даже творческий процесс, были распространены книги, подобные "Домострою", – "Лечебники" и "Травники", "Назиратели" и "Уставы", "Иконописные подлинники" и различные "Чины" (свадебный, погребальный и пр.).

"Домострой", по меткому определению историка А. Н. Пыпина, – это не описание практических устоев жизни, а дидактическое изложение ее теории, основанное на обращении и к здравому уму, и к чувствительному сердцу. "Домострой" позволяет воссоздать социально-нравственный портрет русского человека Средневековья, который властен в выборе между добром и злом и потому ответствен за свои слова и поступки. Основой его жизни является труд, главными достоинствами – трезвый разум и чистая совесть. В XVI в. "Домострой" не был символом консерватизма и домашнего произвола, как в пьесах А. Н. Островского; он завершал ряд назидательных произведений Древней Руси, у истоков которого стояли "Завещание" Ярослава Мудрого детям и "Поучение" Владимира Мономаха.

"Домострой" - самая оклеветанная книга во всей русской культуре и... отличный тест на невежество .
Если кто вам рассказывает про «домостроевский быт» и про «пособие по битью жен» можете быть 100% уверены что текста он не читал.
«Домострой» - это наставление по этикету, домоводству и по правильному устроению семейной жизни в контексте семейной экономики.
Большая часть домостроевских наставлений - о том, как не влезать в долги, кроить платье из обрезков и солить грибы.
Он восходит, с одной стороны, к старинной экономической литературе, начавшейся еще в античности с диалога Ксенофонта под тем же названием. Напомню, что слово «экономика» означает именно домострой. Если переводить «Домострой» на греческий или любой из западноевропейских языков, то придется назвать его именно «Economics». С другой стороны, «Домострой» продолжает традицию визнтийских и древнерусских духовно-нравственных поучений. А с третьей, написан в роли набиравшей популярность именно в XVI веке литературы вежества, поучений о том, как не ковыряться в носу. Эти поучения подробно исследованы Норбертом Элиасом в его работе «О процессе цивилизации». Элиас видит в них не только отражение изменения нравов, но и проекцию на частную жизнь человека усиления государства как общественного феномена. Государство требует от человека сдерживания своих аффектов, а именно искусство владения аффектами и есть цивилизация. И, в этом смысле, «Домострой» — это один из первых памятников русской цивилизации, русского строя.

Это трактат о рачительном хозяйстве и накоплении, то есть о том, с чем в России и впрямь всегда была беда - тут тебе и мор, и глад, и огонь, и меч, и нашествие иноплеменных, и междоусобная брань, не успеешь оглянуться, как на месте боярского каменного дома с садом - пепелище да пни. То ли татары пожгли, то ли государевы опричники порезвились. Все в «Домострое» подчинено этой идее - накопить по максимуму, не потратить ничего лишнего, не допустить никакой дыры в бюджете.

Достаточно посмотреть названия разделов: «16. Как мужу с женой советоваться о том, что ключнику наказать о столовом обиходе, о кухне и о пекарне; 36. Как сохранить порядок домашний и что делать, если придется у людей чего попросить или людям свое дать; 47. О прибыли от запасенного впрок; 54. Как все сохранять в погребе, на леднике и на погребнице».
Муж и жена «Домостроя» - это отнюдь не любовники, решившие для порядка проштамповать паспорта. Это команда менеджеров, от которых зависит, прогорит их «фирма» еще на их старости или же продолжится на десятилетия и столетия. По сути, это увлекательный трактат о том, как жить по средствам и накопить что-то для потомков.
Жена в «Домострое» — это менеджер по персоналу. Её задача — управлять слугами и всем хозяйством Раздавать задания, проверять выполнение, советоваться обо всем с мужем и доносить волю главы семьи до домочадцев. Сюда же включаются и обширные наставления по управлению человеческими отношениями в домохозяйстве — прежде всего о слугах. Слуги не должны воровать, пьянствовать, выбалтывать на стороне хозяйские тайны.
Знаменитое рассуждение о наказаниях которое единственное из всех и помнят «борцы с Домостроем» включено в главу о чистоте в доме и начинается с того, что жена должна, если надо, колотить слуг за непорядок, а уж если у нее самой непорядок, то муж должен провести с нею разъяснительную беседу. А если жена сама не знает и слуг не учит — тогда уж надо ее наказывать. Наедине и без гнева.
При этом дальше идет не расписывание того как наказывать, о чем мечтают наши доморощенные фанаты БДСМ, а напротив: чего делать нельзя. Нельзя бить по лицу, по уху, кулаком в сердце. Нельзя пинать и колотить железными и деревянными предметами. Подробно перечисляются пагубные последствия таких побоев.
Главный пафос «Домостроя» как раз в том, что наказание должно быть тайным, безгневным, за серьезную вину и чуждым домашнего насилия.
Достаточно сравнить это с тем как живут «свободные и эмансипированные современные люди»: публичные пьяные драки, в глаз при детях, поединки на сковородках, матюки на лестничной клетке, выбрасывание вещей из окна и прочая и прочая (привет Кабанову), чтобы убедиться — домостроевская школа семейной жизни современным супругам категорически не помешала бы.
Прежде всего — неукоснительное требование тайны любых семейных конфликтов, затем отказ от гнева, от «ссор» (впрочем формат «семейной ссоры» — порождение как раз женской эмансипации — руки в боки и вперед).
Ну и главное в «Домострое», что тема наказаний вытекает не из темы семейных отношений (там где говорится об отношениях между мужем и женой о применении силы нет ни слова), а исключительно из темы хозяйственного и организационного порядка в семье как предприятии.
Домостроевский быт — это когда жена управляет делами по дому и штатом слуг, а муж ее контролирует и налагает санкции.
Главная тема «Домостроя» — это тема ответственности мужа за всё. Любой провал — это его провал. Его грех отразится на семье жене, детях, слугах. И поэтому «Домострой» — это, прежде всего, книга о мужской ответственности и о миссии мужчины.
Для современных инфантильных мужчин это дискомфортная книга, поэтому они и предпочитают бубнить: «зато мы жену не бьем». И то, кстати, врут. Бьют, конечно, еще как бьют — бьют с бабскими истериками и криками.
Впрочем, та самая глава, из которой, как из главы «Серп и Молот» у Венедикта Ерофеева, вычитывали только побои, содержит и важный урок женам: не следует превращать дом в свинарник.
К сожалению, современные эмансипированные женщины зачастую пренебрегают чистотой дома, а порой даже и бравируют ею, считая её признаком интересности и свободы. Должен заметить, что свинарник — это скучно, грязь — это отвратительно, а женщина, которая пренебрегает чистотой своего дома (как и своей собственной), обрекает себя на отношение как к разовому партнеру для удовлетворения животного инстинкта. Ни о каком доме и строе с грязнулей никто кроме еще большего мужчины-свинтуса даже и не задумается.

Домострой (полное название произведения: «Книга, называемая Домостроем, которая содержит в себе полезные сведения, поучение и наставление всякому хри-стианину — и мужу, и жене, и детям, и слугам, и служанкам») — это свод русских традиционных правил и норм поведения человека в быту. «Домострой» можно считать «учебником», который учил людей правилам поведения в семье и обществе, давал проверенные временем сове-ты, как по-доброму свой «дом строить». Эта книга появилась в XVI веке. Автором считается член «Избранной рады » — Сильвестр.

Под словом «дом» в те времена понимали: семью, отношения между людьми (родственниками, слугами), традиции, уклад жизни и домашнее хозяйство.

В «Домострое» утверждается, что основная роль в семье принад-лежит мужчине. Именно он является главой дома, семьи, потому что от его труда зависит благосостояние, да и сама жизнь домочад-цев. Он — кормилец своей семьи. На нем лежит обязанность содер-жать свою жену, детей и весь дом. Следовательно, он является и главным наставником в семье. Его словам и решениям обязаны подчиняться члены семьи и слуги. Но и жена в доме не бессловесна. Она — хозяйка, госпожа во всем, что делается внутри дома.

В «Домострое» прописаны правила воспитания детей. В них под-чёркивается, что ребёнка надо воспитывать с самого раннего дет-ства, «с младых ногтей». Именно в семье дети усваивают нравствен-ные правила, которыми они должны руководствоваться во всей сво-ей жизни. Семья обязана «учить не красть, не лгать, не оговаривать, не завидовать, не обижать, не помнить зла, не гневаться ни на кого».

Особо подчёркивалось, что человеку следует трудиться всю жизнь, не-зависимо от возраста и занимаемого в обществе положения. Каждое дело надо начинать честно, добросовестно, с добрыми помыслами и с понимани-ем его необходимости.

В книге самим священником Сильвестром составлены поучения отца к сыну. Подчёркивается важность соблюдения церковных об-рядов и вежливого отношения к церковнослужителям. Даются по-дробные советы по ведению хозяйства и содержания в чистоте до-ма. Указывается на то, что, пока дети не овладеют ремеслом и не по-строят свой дом, родители в ответе за них перед обществом.

ДОМОСТРОЙ

1. Патриархально-суровый и косный семейный быт (по названию старинного русского свода житейских правил).

2. Хороший хозяин, устроитель порядка в своем доме.

ПОЛЕЗНАЯ КНИГА

«Домострой» поражает нас сегодня почти неправдоподобной одухотворенностью даже мельчайших бытовых деталей. «Домострой» - не просто сборник советов, перед читателем развертывается грандиозная картина идеально воцерковленного семейного и хозяйственного быта. Упорядоченность становится почти обрядовой, ежедневная деятельность человека поднимается до высоты церковного действа, послушание достигает монастырской строгости, любовь к царю и отечеству, родному дому и семье приобретает черты настоящего религиозного служения.

«Домострой» создан в первой половине царствования . Авторство окончательного текста связывают с именем сподвижника и наставника Ивана Грозного благовещенского иерея Сильвестра.

«Домострой» состоит из трех частей: об отношении русского человека к Церкви и царской власти; о внутрисемейном устроении; об организации и ведении домашнего хозяйства.

«Царя бойся и служи ему верою, и всегда о нем Бога моли, - поучает «Домострой». - Аще земному царю правдою служиши и боишися е, тако научишися небесного Царя боятися...». Долг служения Богу есть одновременно и долг служения царю, олицетворяющему в себе православную государственность: «Царю... не тщится служить лжею и клеветою и лукавством... славы земной ни в чем не желай... зла за зло не воздавай, ни клеветы за клевету... согрешающих не осуждай, а вспомни свои грехи и о тех крепко пекися...»

В «Домострое» есть все. Есть трогательные указания, «како детям отца и матерь любити и беречи и повиноватися им и покоити их во всем». Есть рассуждения о том, что «аще кому Бог дарует жену добру - дражайше есть камения многоценного». Есть практические советы: «како платье всяко жене носити и устроити», «како огород и сады водити», «како во весь год в стол ествы подают» (подробно о том, что - в мясоед, и что в какой пост). Есть указания по чину домашнего молитвенного правила для всей семьи - «как мужу с женою и домочадцами в доме своем молитися Богу». И все это - с той простотой, основательностью и тихой, мирной неторопливостью, что безошибочно свидетельствует о сосредоточенной молитвенной жизни и непоколебимой вере.

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД

Домострой - свод правил поведения горожанина, которыми он должен был руководствоваться в повседневной жизни, памятник светской письменности XVI века. Авторство и составительская работа приписываются протопопу Благовещенского монастыря в Москве, духовнику Ивана Грозного Сильвестру. При составлении свода использовались русские («Измарагд», «Златоуст», «Поучение и наказание отцов духовных») и западные (чешская «Книга учения христианского», французский «Парижский хозяин», польская «Жизнь добропорядочного человека» и др.) «учительные сборники». Для гендерной истории особое значение имеют разделы Домостроя XXIX, XXXIV, XXXVI, касающиеся воспитания детей (в том числе обучения девочек рукоделию, а мальчиков «мужским» домашним работам) и отношений с женой, «государыней Дома», как автор Домостроя именует хозяйку. Домострой обучал женщин, «как Богу и мужу угодить», как блюсти честь рода и семьи, заботиться о семейном очаге, вести хозяйство. Судя по Домострою, они были настоящими домодержицами, руководившими заготовкой продуктов, приготовлением пищи, организовывавшими работу всех членов семьи и слуг (уборка, обеспечение водой и дровами, прядение, ткачество, пошив одежды и т. д.). Все члены домохозяйства, кроме хозяина, должны были помогать «государыне Дома», целиком подчиняясь ей. В отношениях с домочадцами Домострой рекомендовал хозяину быть «грозою» для жены и детей и строго наказывать их за провинности, вплоть до «сокрушения ребер», либо «плетью постегать по вине смотря». Жестокость отношений с женой и детьми, предписываемая Домостроем, не выходила за рамки морали позднего средневековья и мало отличалась от аналогичных назиданий западноевропейских памятников этого типа. Однако в историю русской общественной мысли Домострой попал именно благодаря одиозным описаниям наказаний жены, поскольку неоднократно цитировался именно в этой части русскими разночинцами-публицистами 1860-х гг., а затем В. И. Лениным. Этим объясняется несправедливое забвение этого ценнейшего памятника вплоть до последней четверти XX века. В настоящее время выражение «домостроевские нравы» сохранило четко выраженную отрицательную коннотацию.

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД-2

…Аргумент зарубежных исследовательниц в пользу теории «теремного затворничества» состоит в том, что в период укрепления великокняжеской, а потом и царской власти и увеличения могущества боярско-княжеской аристократии женщины остались в стороне от этих процессов и не получили права самостоятельно властвовать, самореализовываться и даже передвигаться без мужского сопровождения.

Данный вывод был сделан на основе ряда сочинений ХVI в. - «Домостроя» благовещенского протопопа Сильвестра и записок иностранцев о России. Но можно ли считать эти памятники достоверными историческими источниками? Сильвестр выразил свое представление о месте женщин в обществе и семье, иностранцы, с русскими людьми почти не общавшиеся, могли иметь лишь самое поверхностное представление о положении местных женщин. Например, увидев, что знатная особа выезжает по делам в окружении почетной свиты, они могли сделать вывод о том, что та не имела права ездить одна. Также предвзято иностранцы могли расценить наличие в русских домах женской и мужской половин. Это было связано не с изоляцией женщин, а с разделением обязанностей в семье. Женщина занималась воспитанием маленьких детей, обеспечивала всех домочадцев, включая слуг, одеждой, постельным бельем и заботилась об их чистоте. Эти обязанности были у всех женщин, независимо от их социального положения. Но знатные и богатые нанимали слуг, рукодельниц, портомоек, кормилиц, мамок и нянек для детей, а бедные простолюдинки все делали сами. Но в эти женские дела мужья никогда не вмешивались, предоставляя супругам свободу действий.

АВТОРСТВО

Сильвестр (начало XVI в.-до 1568 г.), выходец из новгородской зажиточной торгово-промышленной среды, был близок к новгородскому архиепископу Макарию, после избрания которого митрополитом переехал в Москву и с 1545 г. стал протопопом придворного Благовещенского собора в Кремле. Он участвовал в подготовке и проведении государственных и культурных реформ того времени, в том числе в составлении и редактировании таких важных памятников, как Судебник 1550 г. и Четьи-Минеи. По своим политическим взглядам Сильвестр близок к нестяжателям, он выступал против обогащения церкви, отстаивал сильную государственную власть - единодержавие; это стало политической платформой для сближения с представителями возвышавшегося дворянства (в лице других приверженцев нового курса, таких как Алексей Адашев). «Остуда» Ивана IV к Сильвестру началась после боярского «мятежа» 1553 г., в котором Сильвестр занял уклончивую позицию; поскольку же он был связан с Владимиром Старицким, основным антагонистом Ивана IV, ему пришлось «добровольно» постричься в Кирилло-Белозерский монастырь (под именем Спиридона). Окончательная опала постигла Сильвестра весной 1560 г., после смерти царицы Анастасии, которая благоволила ему. Дальнейшие обстоятельства личной жизни Сильвестра мало известны и являются спорными, неизвестно даже время и место его смерти. Крупный политический деятель н писатель, в последние годы жизни он занимался только перепиской книг, некоторые из них сохранились.

«Домострой» «сильвестровской редакции» - основное произведение писателя; он отредактировал и отчасти дополнил ходивший в списках новгородский сборник аналогичного содержания.

ИЗ ТРЕХ ЧАСТЕЙ ДОМОСТРОЯ

6. Како посещати в монастырех и в болницах и в темницах и всякаго скорбна («напои, накорми, согрей»)

В монастыри, и в болницы и в пустыни и в темницы закълюченных посещаи и милостыню и сил всяких потребных подаваи елико требуют, и види беду их и скорбь и всяку нужу елико возможно помогаи им и всякаго скорбна и бедна и нужна и нища не презри, введи в дом свои напои накорми согреи одежи всею любовию и чистою совесьтию теми милостива Бога сотвориши и свободу получиши а родителем своим преставльшимся память твори к церквам Божиим приношение и в дому по них кормлю твори нищим милостыню и сам от Бога помяновен будеши.

(В монастыре, и в больнице, и в затворничестве, и в темнице заключенных посещай и милостыню, что просят, по силе своей возможности подавай, и вглядись в беду их и скорбь, и в нужды их, и, насколько возможно, им помогай, и всех, кто в скорби и бедности, и нуждающегося, и нищего не презирай, введи в дом свой, напои, накорми, согрей, приветь с любовью и с чистою совестью: и этим милость Бога заслужишь и прощение грехов получишь; также и родителей своих покойных поминай приношением в церковь Божию, и дома поминки устраивай, а нищим раздай милостыню, тогда и сам будешь помянут Богом).

20. Похвала женам («если дарует Бог жену добрую»)

Аще дарует Бог жену добру дражаиши есть камени многоценнаго таковая от добры корысти не лишится, делает мужу своему все благожитие, обретши волну и лен сотвори благопотребно рукама своима, бысть яко корабль куплю деющи издалече збирает в себе богатество и востает из нощи и даст брашно дому и дело рабыням, от плода руку своею насадит, тяжание много, препоясавше крепко чресла своя утвердит мышца своя на дело и чада своя поучает, тако же и раб, и не угасает светилник ея всю нощь руце свои простирает на полезная, лакти же своя утвержает на вретено, милость же простирает убогу плод же подает нищим, не печется о дому муж ея многоразлична одеяния преукрашена сотвори мужу своему и себе и чадом, и домочадцем своим, всегда же мужь бысть в соньмищи с вельможи и сядет знаемым вельми честен быст, и благоразумно беседова разумеет яко добро делати никто же без труда венчан будет, жены ради добры блажен мужь и число днии его сугубо, жена добра веселит мужа своего и лета его исполнить миром, жена добра часть блага в части боящихся Господа да будет, жена бо мужа своего честне творяще, первие Божию заповедь сохранив благословена будет, а второе от человек хвалима есть, жена, добра, и страдолюбива и молчалива, венец есть мужеви своему обрете мужь жену свою добру износит благая из дому своего, блажен есть таковые жены мужь и лета своя исполняют во блазе мире, о добре жене хвала мужу и честь.

(Если дарует Бог жену добрую, получше то камня драгоценного; такая по корысти добра не лишит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу. Собрав шерсть и лен, сделай что нужно руками своими, будь как корабль торговый: издалека вбирает в себя богатства и возникает из ночи; и даст она пищу дому и дело служанкам, от плодов своих рук увеличит достояние намного; препоясав туго чресла свои, руки свои утвердит на дело и чад своих поучает, как и рабов, и не угаснет светильник ее всю ночь: руки свои протягивает к прялке, а персты ее берутся за веретено, милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим, — не беспокоится о доме муж ее; самые разные одежды расшитые сделает мужу своему, и себе, и детям, и домочадцам своим. И потому всегда ее муж соберется с вельможами и сядет, всеми друзьями почтен, и, мудро беседуя, знает, как делать добро, ибо никто без труда не увенчан. Если доброй женою муж благословен, число дней его жизни удвоится, хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена да будет благою наградой тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней: во-первых, исполнив Божию заповедь, благословится Богом, а во-вторых, славится и людьми. Жена добрая, и трудолюбивая, и молчаливая — венец своему мужу, коли обрел муж жену свою добрую — только хорошее выносит из дома своего; благословен муж такой жены, и года свои проживут они в добром мире; за хорошую жену похвала мужу и честь).

54. В погребе и на леднике всего беречи («и рыжики, и икра, и морс»)

А в погребе и на ледникех, и на погребицех хлебы и колачи, сыры яица забела, и лук чеснок и мясо всякое, свежее и солонина и рыба свежая и просольная и мед преснои, и ества вареная мясная и рыбная студенью и всяи запас естомои, и огурцы и капуста соленая и свежая и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и росолы ставленыя, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные и вина флязские, и горючие и меды всякие, и пива сыченые и простые, и брага, и всяго того запасу ключнику ведати, и сколько чево на погребице поставлено, и на леднике и погребе, и все бы то сочтено и перемечено што вполне што не вполне, и перемечено, и записано и сколько чего куды отдаст по приказу государеву и сколко чево разоидетца то бы было все в счете было бы што господарю сказать, и отчет во всем дати а все бы то было чисто и в покрыте, и не затхлося и не заплеснело, и прокисло, а вина фряские и сыченая перевара, и всякое лутчее питье в опришенном погребе за замком держать а сам бы тамо ходил.

(А в погребе, и на ледниках, и в кладовых хлебы и калачи, сыры и яйца, сметана и лук, чеснок и всякое мясо, свежее и солонина, и рыба свежая и соленая, и мед пресный, и еда вареная, мясная и рыбная, студень и всякий припас съестной, и огурцы, и капуста, соленая и свежая, и репа, и всякие овощи, и рыжики, и икра, и рассолы готовые, и морс, и квасы яблочные, и воды брусничные, и вина сухие и крепкие, и меды всякие, и пива на меду и простые, и брага, - весь тот запас ведать ключнику. А сколько чего в кладовой поставлено, и на леднике, и в погребе, - все то было бы сосчитано и перемечено, что целиком, а что не полностью, и пересчитано, и записано, и сколько чего и куда отдаст ключник по приказу господскому, и сколько чего разойдется, — и то было бы все в счете, было бы что господину сказать и отчет во всем дать. Да было бы то все и чисто, и накрыто, и не задохнулось, и не заплесневело, и не прокисло. И вина сухие и медовые взвары и прочие лучшие напитки в особом погребе под замком держать и самому за ними следить).