Барбаросса хайреддин паша великолепный век. Барбаросса арудж. Последние годы и смерть

> Стамбул > Мавзолеи в Стамбуле >

В наши дни располагается в одноименном парке, в районе Бешикташ города Стамбул. Здание мавзолея Барбаросса Хайреддин Паша было возведено по проекту архитектора Синана, в период между 1541 и 1542 годами. Великий предводитель османского флота был похоронен в собственном мавзолее в 1554 году.

Сооружение, построенное согласно классическим османским архитектурным канонам, издалека напоминает мечеть без минарета. Высокое, восьмиугольное здание венчает традиционный для мечетей купол. Вход в мавзолей Барбаросса Хайреддин Паша сделан из мрамора, на две высокие колонны опирается портик. Внутри мавзолея очень светло, благодаря четырнадцати высоким "подковообразным" окнам, построенным в два ряда. Окна второго ряда украшены изразцами.

Немногие знают, что в мавзолее Барбаросса Хайреддин Паша находится три гроба. Помимо адмирала османского флота здесь захоронены: его жена Бала Хатун, а также два сына Джафер Паша и Джезайирли Насан Паша.

Архивные фотографии мавзолея Барбаросса Хайреддин Паша

Как добраться до мавзолея Барбаросса Хайреддин Паша?

Если вы находитесь рядом с дворцом Долмабахче,то пройдите около полукилометра на север по улицам Dolmabahce Cd и Besiktas Cd до мечети Синанпаша. Для поездки в мавзолей Барбаросса Хайреддин Паша из отдаленных мест Стамбула, самый быстрый способ заключается в использовании морских паромов. Из европейской части города отплывать нужно от пристани Эминеню или Кабаташ. Находясь в азиатской части Стамбула, можно использовать пристани Кадыкей или Юскюдар. Сойдя с трапа парома, нужно пройти в расположенный рядом Барбаросса Парк и в северной части обнаружить невысокое сооружение мавзолей Барбаросса Хайреддин Паша .

Адрес: Barbaros Hayrettin Pasa Heykeli 34349 Sinanpasa, Besiktas, Istanbul, Turkiye

Гарем до и после Хюррем Непомнящий Николай Николаевич

Барбаросса: пират или адмирал?

Сегодня уже не скажешь, кто первым начал называть турецких капитанов пиратами и корсарами с Варварского (Барбарийского) берега. Началось это не во время Сулеймана, тогда эти определения вовсе не употреблялись. Их нельзя обнаружить даже в объемистом труде Ричарда Ноллеса.

Между тем капитаны не были ни пиратами, ни корсарами с Варварского берега, ни алжирскими морскими предводителями. Не было у них и никаких пиратских баз. Тем не менее все эти определения можно найти в современных исторических трудах на Западе. Вдобавок можно прочитать, что морское могущество турок закончилось с началом пиратских рейдов Барбароссы или после битвы при Лепанто. Ни одно из этих утверждений не является истинным.

Каковы бы ни были этические установки Хайреддина-паши, или Барбароссы, - а из него вышел бы великолепный пират, - он плавал только под турецким флагом, рядом с которым укреплял собственную эмблему. Барбаросса имел адмиральский чин, получал жалованье из турецкой казны, строил корабли на турецких верфях, осуществлял план морской войны одного государства против полудюжины других.

Хайреддин-паша, или Барбаросса

Главный противник Барбароссы, Андреа Дориа, обычно представляется адмиралом Священной Римской империи, хотя он менял свои флаги так же, как и покровителей. В состав генуэзского (французского) имперского флота входило тринадцать судов, принадлежавших Дориа. Он требовал себе часть морской добычи (как это делал Барбаросса). Кто же из них обоих не был пиратом?

Эти флотоводцы командовали большими эскадрами, от операций которых зависела судьба целых государств. Знаменитая испанская морская операция 1588 года преподносится как небывалая в истории попытка одного государства завоевать другое, Англию. Однако мощь этой армады, состоявшей из 132 кораблей с 21 621 солдатом и 8066 матросами на борту, была почти такой же, как мощь эскадры Карла V, чей поход завершился катастрофой вблизи «пиратского гнезда» - Алжира. Испанская армада 1588 года была менее мощной, чем эскадра Дориа у Превезы или флот у Лепанто.

Неизвестный художник . Битва при Лепанто

Что касается не менее знаменитой битвы у Лепанто, то вот правда о ней.

Морское соперничество, начавшееся между Сулейманом и Карлом, долго не прекращалось и после смерти обоих. После 1568 года Филипп II в стремлении навязать европейской империи испанское руководство начал уничтожать мятежных мавров в провинции Гренада.

В отместку или из желания совершить собственный завоевательный поход Селим II послал турецкую эскадру захватить Кипр. Селим Пьяница ни при каких обстоятельствах не стал бы возглавлять свою армию, но он мог спокойно отправить в море с боевой задачей флот, который не нуждался в присутствии султана. На захвате этого последнего венецианского острова, расположенного, однако, южнее Анатолийского выступа, настаивал Пьяли, хотя Мехмед Соколлу занял в отношении такого предприятия осторожную позицию.

Селим уподобился своему отцу в том, что вынес вопрос на суд Ибн Сауда:

Когда мусульманская страна завоевана неверными, должен ли благочестивый государь вернуть ее под власть ислама?

Ответ на такой вопрос мог быть только утвердительным. В начале лета 1570 года многочисленный турецкий флот вышел в море к берегам Кипра. Им командовал Лала Мустафа, бывший наставник Селима, спровоцировавший гибель Баязида.

Кипрская крепость Фамагуста защищалась потомками крестоносцев, итальянскими наемниками и греками. Они выдержали артиллерийские бомбардировки и подрывы мин солдатами Лала Мустафы в течение одиннадцати месяцев, то есть до августа 1571 года. Затем крепость капитулировала на условиях, близких тем, которые однажды Сулейман предложил на Родосе - свободное отбытие гарнизона на Крит, гарантии безопасности жизни островитян и их прав. Но Лала Мустафа не был похож на Сулеймана. Едва защитники крепости сели на корабли, как их схватили, а командиров безжалостно убили.

После вторжения турок на Кипр молодой живописец Эль Греко бежал с острова в Испанию и там создал шедевры, обессмертившие его имя.

Между тем «великолепная синьора» Венеция, которая со времени сражения у Превезы наслаждалась длительным и благодатным миром с турками, убеждала европейские столицы провозгласить крестовый поход против османов после того, как один из ее лучших островов подвергся нападению. Несколько столиц откликнулось, пока венецианская эскадра благоразумно уклонялась от встреч с турецкими галерами, которыми командовал Улудж Али, бывший помощник Драгута (европейцы называли его Очиалу). Императора Максимилиана венецианцы не смогли убедить в том, что они искренне стремятся принять участие в крестовом походе.

Во всяком случае, помощь Кипру откладывалась до тех пор, пока не был потерян последний оплот крестоносцев, а в Испании истреблены все мавры. Только после того, как испанцы закончили войну с маврами, их силы под командованием единокровного брата Филиппа, дона Хуана Австрийского - незаконнорожденного сына Карла, - присоединились к армаде, собиравшейся в Адриатике. Примерно двести двадцать семь судов разных типов с двадцатью тысячами солдат на борту, многие из которых были вооружены аркебузами новых моделей, скопилось близ острова Корфу. Однако время было упущено, Кипр уже капитулировал.

Между командирами армады возник жаркий спор относительно дальнейших действий. 26-летний дон Хуан, склонный к решительным действиям, настоял на выходе армады в море для поисков турецкой эскадры, находившейся неподалеку, в Коринфском заливе.

Так произошло морское сражение у Лепанто, изображенное на стенах Ватикана и Дворца дожей в Венеции.

Триумф был настоящим, поражение турок полное. Они потеряли почти все свои галеры. Специалисты говорят, что большое количество турецких кораблей скопилось в тесном устье залива недалеко от города Лепанто. Они не могли маневрировать, и в этих условиях перевес был на стороне крупных галер, лучшего вооружения и более эффективного огня европейцев. В этой битве погибли многие турецкие капитаны. Но левый фланг турецкого боевого строя кораблей под командованием Улудж-паши не только вышел без потерь из битвы, но даже прихватил с собой в качестве трофеев венецианскую галеру и боевой флаг Великого магистра Мальты.

В сражении при Лепанто Мигель де Сервантес получил рану, сделавшую его инвалидом. Его пятилетние приключения в качестве пленника турок в Африке после ранения, должно быть, дали пищу для написания многих страниц бессмертного «Дон Кихота».

С победой у Лепанто корабли потрепанной армады дона Хуана встали на зимний ремонт и переоснащение. Возник вопрос, что теперь делать огромной эскадре, когда грозный турецкий флот перестал существовать.

Венецианцам не удалось договориться с Филиппом, который вел переговоры путем переписки. Выдвигался план возвращения африканского побережья или его части, а также план возвращения венецианских островов или нескольких из них.

Переговоры еще не кончились, когда весной пришла невероятная весть. Турецкий флот, который, как утверждалось, потоплен, сел на мель или сдался у Лепанто, снова вышел в море из Дарданелл и направляется на новую битву с европейцами.

Военный совет европейской империи редко переживал подобный шок.

А случилось вот что. Как утверждали, Улудж Али вернулся в Турцию с сорока семью галерами. Пьяли-паша, теперь уже слишком старый для руководства боевыми действиями флота, прочесал все порты по Босфору в поисках пригодных кораблей. Кроме того, Мехмед Соколлу повелел, чтобы в период между октябрем и апрелем было построено и спущено на воду сто восемьдесят новых галер.

Верфи Золотого Рога, работая день и ночь, выполнили это повеление. Новый флот вышел в море под командованием капитан-паши Улудж Али с рекрутированными янычарами, сипахи и тымарами на борту. Его численность составляла сто шестьдесят судов.

Флот был плохо оснащен, а солдаты не имели достаточной подготовки для морского похода. Он представлял собой армаду, командовать которой больше всего опасался Барбаросса. Но эскадра производила внушительное впечатление и следовала своим курсом.

То, что случилось потом, нельзя обнаружить запечатленным красками на стенах итальянских дворцов.

Наступило лето, и воссозданный турецкий флот бороздил море. Новый венецианский флотоводец, заменивший того, который возражал дону Хуану, ожидал принятия командования испанским флотом. Но тот не показывался. Однако турки были слишком сильны, чтобы венецианский флот осмелился выступить против них самостоятельно.

Когда же дон Хуан Австрийский вернулся с долгожданными приказами Филиппа и европейский флот достиг численности двести парусов, эскадра Улудж Али долго не появлялась на виду. Он незаметно проскользнул мимо европейских сторожевых судов в укрепленную бухту Модон, к югу от Лепанто. Там он попросил помощи армии в ремонте кораблей, дающих течь или непригодных к дальнейшему плаванию.

Хуан Австрийский

Это поставило дона Хуана перед дилеммой. Он не мог осуществлять боевые операции в море, имея уже в тылу внушительный боевой флот Османов. Не осмеливался он и штурмовать укрепленный порт. Это было бы новой Превезой. Испанские войска под командованием Алесандро Фариезе де Парма (он в будущем станет знаменитым генералом) высадились недалеко от бухты Модон, рассчитывая сразиться с турками. Однако турецкая армия воздержалась от сражения. Когда наступила зима, дон Хуан в раздражении отбыл на Сицилию. Венецианцы ушли в Адриатику.

После этого Улудж Али увел свой призрачный флот с захворавшими командами назад к Дарданеллам, чтобы подготовиться к новому сезону судоходства. Вероятно, во всем Средиземноморском бассейне не было более благодарного судьбе человека, чем он.

И, несомненно, в истории не было блефа, оцененного лучше, чем блеф Улудж Али. Он не смог взять реванш за Лепанто. В течение двух лет европейцы снова господствовали на море, но не могли добиться большего. Память о Барбароссе и призрак появления турецкого флота, не менее мощного, чем прежде, властвовали над умами участников военных советов. Как метко заметил один наблюдательный историк, «Лепанто ознаменовало упадок Испании и турок».

Испанцы хотели покончить с турецкой оккупацией африканского побережья. Венецианцы не соглашались на это, потому что испанцы не помогли им вернуть Кипр. Когда Улудж Али снова появился в море со своим флотом, который по крайней мере мог маневрировать, венецианцы вышли из альянса с Испанией и стали искать мира с сералем на новых условиях. Соколлу не слишком их ободрил. Его представитель, видя комичность положения, со смехом выговаривал послу:

Для вас потерять Кипр - все равно что лишиться руки. Вы не сможете ее вернуть. Для нас неудача при Лепанто - все равно что бритье бороды. Она вырастет снова.

Венецианцы опасались за судьбу Крита. Они замирились с турками на тех условиях, что и после Превезы, - с обязательством оплатить военные расходы турок и уступкой им территории.

Испанская половина альянса преуспела чуть больше. Дон Хуан во главе внушительной армады захватил укрепления и гавань Туниса - африканский край сухопутного моста в Европу. Однако Филипп, опасаясь честолюбивых устремлений своего молодого единокровного брата, не посылал в Тунис ни продовольствия, ни подкреплений. На следующий, 1574 год Улудж Али и Синан-паша вернули Тунис туркам, прислав на дворцовый мыс несколько испанских командиров в цепях. Филипп, занятый теперь борьбой с голландскими морскими бродягами и протестантскими «пиратами» из Англии, оставил африканское побережье туркам. Это была та самая потерянная рука, которую невозможно вернуть.

По необходимости, испанский король прочно утвердился в районе Гибралтара, распространив свое влияние на Марокко. К востоку от мыса Матапан господствовал, как и прежде, турецкий флот. В середине следующего столетия турки реализовали угрозу Соколлу оккупировать Крит. Жители острова предпочли правлению венецианцев власть турок. Один из выдающихся визирей, Купрулу, завершил захват Крита, отдав в аренду ослабленной Венеции залив Суда.

В течение ста двадцати лет после того, как Сулейман и Барбаросса разработали план военно-морских операций в Средиземном море, турецкие корабли действовали согласно этому плану. Европейцы посылали иногда против турок крупные эскадры с войсками, но сопутствовал этим экспедициям успех или нет, они не могли надолго отнять у мусульман территории, находившиеся под их контролем.

Информация к биографии

ХАЙРЕДДИН-ПАША

Барбаросса - имя, которое дали христиане семье грозных морских разбойников и турецких адмиралов XVI века - Аруджу (Харуджу), Хизру (Хайр-эд-Дину; Хайреддину) и Хасану, сыну Хайреддина. В 1840 году капитан Уолсин Эстерхази, автор исторического описания правления Османской империи в Африке, выдвинул предположение, что Барбаросса - Рыжебородый - было просто искажением имени Баба Арудж (отец Арудж). Современная арабская хроника, опубликованная С. Рэнгом и Ф. Денисом в 1837 году, ясно говорит о том, что именем Барбаросса христиане называли только Хайреддина.

Османская империя на Средиземном море нуждалась в могущественном и сильном флоте. Она настраивала пиратов-мусульман против христиан, и пираты были неплохими союзниками в этой борьбе.

Султаны давали и обещали еще больше золота пиратам, строили корабли в Измире, собирая бродяг и авантюристов со всего света. Это были итальянцы, греки, датчане, норвежцы.

Они все охотно принимали ислам, потому что не были приверженцами какой-либо определенной веры, называли себя мусульманами, но при этом, когда выигрывали в походах, пили за удачу вино, а самых красивых невольниц делали своими женами.

Именно тогда Хайреддин превратился в турецкого капитан-пашу - впоследствии адмирала.

И тут, в 1533 году, Хайреддин получает приглашение от турецкого султана. В Золотой Рог Хайреддин прибыл вместе со своим флотом, и его корабли были нагружены подарками для султана и рабами, которых можно было продать на Константинопольском рынке и получить баснословные деньги.

В ответ на это морской разбойник был одарен султаном почестями и наградами. Первый турецкий флот образовался в Анатолии и состоял из тридцати парусных судов. Они постепенно завоевывали большие куски территорий в Эгейском море.

Кроме того, Хайреддина назначили главнокомандующим всем турецким флотом в Северной Африке и одновременно - бейлербеем в том же регионе.

С этого дня все беи африканских государств должны были неукоснительно подчиняться одному человеку - Хайреддину. Он стал любимцем Сулеймана.

Историк Джема Карада говорит, что, когда Барбаросса получил от султана почетное звание Хайр-эд-Дин («Хранитель веры»), то он стал очень набожным, соблюдал все мусульманские обряды и требовал это также и от своих подчиненных. Он считал, что такое усердное служение Аллаху помогает ему одерживать победы.

А на торговых суднах все чаще и чаще стали возникать бунты среди моряков, не получавших обещанную плату. И поэтому многие из них бросали там службу и на пиратских кораблях присоединялись к флотилии Барбароссы.

Чтобы защитить Восточную часть побережья Средиземного моря, империи нужен был большой флот. И теперь Барбаросса выходил под зеленым мусульманским флагом, а его эскадра насчитывала 84 корабля.

Вот слова историка, преподавателя стамбульского университета Айхана Катыджи: «На флаге Барбароссы была изображена Звезда Давида, еврейский символ современного Израиля. В средневековые времена эта звезда была исламским символом, известным как Печать Соломона, и была чрезвычайно популярна среди турецких султанов - наместников в Анатолии. Этот символ также использовали в художественных оформлениях мечетей, на монетах и личных флагах пашей».

Адмирал получил разрешение на постройку новых кораблей в бухте Золотой Рог и начал формирование и переоснащение флота. Он вводил в строй новые суда, учил турецких пастухов обращаться с морскими канатами и парусами и установил жесткие правила поведения на кораблях.

Было запрещено напиваться и играть в любимую игру - в карты и в кости на деньги. Нарушители и бунтовщики строго наказывались.

Особенно много времени уделялось оружию, требовалось содержать его в порядке или чистоте. Наказанием было лишение моряков награбленного ими добра.

В османских архивах сохранился портрет Хайреддина: лохматые брови, густая борода, толстый нос и полная, презрительно оттопыренная нижняя губа. Он был среднего роста, но обладал могучей богатырской силой. Легенда гласит о том, что на вытянутой руке он мог держать двухгодовалую овцу до тех пор, пока та не отдавала концы.

Слава о Барбароссе разнеслась по всему Средиземноморью.

Вот рассказ Ильбера Ортайлы, директора музея дворца Топкапы: «В Средние века Средиземное море превратилось в поле битвы между Османской Портой и противостоявшими ей европейскими государствами. Христиане один за другим теряли свои укрепления и форпосты. Турция овладела Кипром и Родосом. Командующий христианским флотом генуэзский адмирал Андреа Дориа несколько раз пытался вызвать Барбароссу на открытый бой. Но ему это никак не удавалось. Хитрый Барбаросса всегда уклонялся от сражений.

Однажды в районе Туниса Барбароссе удалось сбежать с поля боя через пустыню и спрятать свои лучшие галеры. А через десять месяцев он с успехом совершил жестокий налет, разрушил христианский флот и увел в рабство около шести тысяч невольников.

То, что Барбаросса обещал - уничтожить христианский флот и захватывать европейские порты, - он и делал с особой жестокостью: устраивал показательные казни пленных христианских солдат. Выставлял на всеобщее обозрение отрубленные головы. Рубил на куски и бросал в море тела солдат и офицеров, которые сопротивлялись, чтобы еще больше держать в страхе своих противников».

И вот в одном из итальянских городов он увлекся молодой итальянской княгиней. Барбаросса никогда ее не видел, но слышал о ней от захваченных пленников. Слухи быстро распространялись о молодой красавице-итальянке и так сильно распалили воображение уже стареющего Барбароссы, что он поклялся любой ценой соблазнить княгиню-аристократку. Он прибыл в итальянский порт Фонди с флотилией, которая состояла из шестидесяти галер. И чтобы красавица не сбежала в суматохе, Барбаросса решил напасть в полночь. Но не успел. Княгиня Джулия Гонзага предусмотрительно покинула город.

Не получив очередной игрушки, Хайреддин-паша, придя в неописуемую ярость, устроил жуткий погром.

У мусульман Барбаросса слыл героем. Конечно, он не был разбойником в духе капитана Блада. У него был несомненный талант военачальника и организатора. Он был выдающимся моряком-корсаром и титул адмирала флота у султана носил не зря. Благодаря ему турецкое государство из маленького и слабого княжества превратилось в сильную средиземноморскую державу. Турецкий флот обладал превосходством в Средиземном, Черном, Красном морях, в Персидском заливе и Индийском океане. Фрески с изображением турецкого флота можно увидеть на стенах многих европейских дворцов: во флорентийском Дворце Питти и Дворце дожей в Венеции.

Еще Барбаросса был весьма суеверен и носил на шее распространенный в Средиземноморье оберег в форме глаза - подарок султана, и он никогда не брал на палубу женщин.

Барбаросса удалился на покой только в 80-летнем возрасте и поселился на берегу Босфора. То, что он «заработал» за столько лет, позволило ему стать таким богачом, что он мог позволить себе быть независимым даже от султана.

Капитан-паша построил над морем роскошный дворец, а поблизости - мечеть и мавзолей необыкновенной красоты и посвятил свой остаток жизни написанию своих мемуаров.

Он успел написать пять рукописных книг о приключениях великого корсара, которые сейчас выставлены в музее дворца Топкапы и в Стамбульской университетской библиотеке.

И до сих пор корабли турецкого флота салютуют, проходя мимо мавзолея знаменитого турецкого флотоводца.

Из книги Великая тайна Великой Отечественной. Ключи к разгадке автора Осокин Александр Николаевич

Приложение 11 Директива ОКВ с расчетом времени к плану операции «Барбаросса» № 44842/41 Верховное главнокомандование вооруженных сил. Ставка фюрера, 5 июня 1941 года Штаб оперативного руководства. Отдел обороны страны Отпечатано 21 экз. Экз. № 3. Совершенно секретно Только

Из книги Будни отважных автора Семенюта Н.

Э. БАРСУКОВ ПИРАТ, СЛЕД! Пытаясь перегрызть цепь, пес вставал на дыбы, в отчаянии кидался прочь от привязи, но ошейник мертвой хваткой сжимал горло. Тарахтело кольцо на тугой, точно струна, проволоке, усиливая панический ужас, внезапно овладевший им.Вокруг полыхали

Из книги Великие тайны и загадки Средневековья автора Вербицкая Анна

Пират в тиаре - Иоанн XXIII Осенью 1958 г. кардинал Ронкалли был признан достойным наместником святого Петра и занял папский престол под именем Иоанна XXIII. И лишь избранные знали, что более 500 лет назад уже существовал Папа с таким же именем. В миру он был известен как Бальтазар

Из книги Величайшие танковые командиры автора Форти Джордж

Операция «Барбаросса» Протяженность фронта, на котором собирались наступать немцы, составляла около 2000 миль, от Балтийского моря до Черного. В центре находились Припятские болота, которые делили фронт примерно пополам. Главный удар немцы наносили севернее болот. Здесь

Из книги 100 великих экспедиций автора Баландин Рудольф Константинович

Второй кругосветный пират 9 сентября 1588 года в плимутский порт вошел тяжело груженный корабль «Желание». Встречали его торжественно. Он не участвовал в военно-морском сражении, однако потопил, пожалуй, больше испанских судов, чем любой английский корабль, выступавший

Из книги Крупнейшие аферы и аферисты мирового масштаба автора Соловьев Александр

Как пират затмил «короля-солнце» Пиратский «генерал» Граммон в 1686 году разработал и утвердил с сообщниками план захвата испанского города Кампече. Он обратился к губернатору Тортуги с просьбой выдать каперское удостоверение. Неожиданно последовал отказ. Губернатор

Из книги Главный процесс человечества. Репортаж из прошлого. Обращение к будущему автора Звягинцев Александр Григорьевич

Пражский пират Виктор Кожены (Viktor Kozeny) (род. в 1963 году) Запад может делать инвестиции в экономику Азербайджана, но только не с помощью Кожены. Хафиз Пашаев, посол Азербайджана в США Виктора Кожены, бизнесмена чешского происхождения, в мировых финансовых кругах называют

Из книги Хотят ли русские войны? [Вся правда о Великой Отечественной, или Почему врут историки] автора Козинкин Олег Юрьевич

Глава 11. План «Барбаросса» – в сейф агрессию не спрячешь… Вопрос о том, кто на кого готовился напасть – Германия на СССР или СССР на Германию, всплывал не раз, в том числе и в наши дни. Нацистская пропаганда в годы войны, обвиняемые на Нюрнбергском процессе, некоторые

Из книги Крах нацистской империи автора Ширер Уильям Лоуренс

Почему Гитлер выбрал «Вариант Барбаросса» (о «Большой игре», или Ещё немного о превентивных ударах) 18 декабря 1940 года А. Гитлер подписал Директиву № 21 «Операция „Барбаросса”». В немецком варианте написания – «Fall Barbarossa», что в дословном переводе можно перевести, как

Из книги В поисках Эльдорадо автора Медведев Иван Анатольевич

Глава 6 «Барбаросса»: На очереди Россия В то время как летом 1940 года Гитлер был занят завоеванием Запада, Сталин, воспользовавшись этим обстоятельством, вступил на территорию Прибалтийских государств, а также двинулся в сторону Балкан.На первый взгляд отношения между

Из книги Архипелаг приключений автора Медведев Иван Анатольевич

Адмирал Джон Франклин был опытным военным моряком и полярным путешественником. В 15 лет под командованием капитана Флиндерса он обогнул Австралию. Участвовал в знаменитом Трафальгарском сражении против франко-испанского флота и в битве за Новый Орлеан. Совершил два

Из книги Крах плана «Барбаросса». Том I [Противостояние под Смоленском] автора Гланц Дэвид М

Кровожадный пират К середине XVII века на острове Тортуга достигла своего расцвета пиратская республика Береговых братьев. Три четверти века они грабили корабли и города в испанских колониях Нового Света. Слава самого отважного и кровожадного «брата» досталась французу

Из книги Крах плана «Барбаросса». Том II [Сорванный блицкриг] автора Гланц Дэвид М

Пират и «великое сокровище» В самом конце XVII века в Индийском океане ослепительно вспыхнула новая звезда морского разбоя. Удивительные подвиги, сокровища и романтические похождения английского пирата Джона Эйвери настолько поразили его современников, что еще при жизни

Из книги В поисках энергии. Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики автора Ергин Дэниел

План «Барбаросса» Когда рейхсканцлер Адольф Гитлер, фюрер («вождь») германского народа, летом 1940 г. приказал начать планирование операции «Барбаросса», Германия уже почти год находилась в состоянии войны. Еще до того, как 1 сентября 1939 г. фактически началась Вторая

Из книги автора

Задачи операции «Барбаросса» Согласно планам Гитлера и его генералов в ходе осуществления задуманного ими плана «Барбаросса» Смоленску отнюдь не отводилась роль кладбища армий, древний русский город Смоленск должен был стать лишь вехой на пути к Москве и быстрой

Из книги автора

Адмирал «Все, что происходило в моей жизни, результат случайного стечения обстоятельств», – как-то сказал Риковер. Хайман (Хаим) Риковер родился в небольшой деревушке в Польше, входившей в то время в состав Российской империи, большинство жителей которой погибли во время

Среди тех, кто промышлял морским разбоем на Средиземном море, были особенно известны братья Баба-Аруджи и Хайреддин по прозванию Барбаросса, происходившие из семьи греков-христиан. Не довольствуясь грабежами, Хайреддин решил захватить восточную часть африканского побережья (Тедлис). Но этому мешали арабы. Чтобы иметь надёжную поддержку, Хайреддин прислал султану Сулейману захваченное у христиан судно и признал его своим владыкой. Султан назначил Хайреддина правителем Алжира (1520 г.) и дал ему 1 тыс. янычар. Однако арабы вытеснили Хайреддина, он покинул Алжир с крошечным флотом, потом вернулся, укрепился на острове близ Алжира, построил там гавань и держался 10 лет.
Хайреддин стал грозой Средиземного моря. Во главе 15 галер он атаковал и захватил 9 больших испанских кораблей у входа в Алжирскую гавань. Затем, взяв в бою 15 кораблей, направился к берегам Испании. Оттуда он перевёз в Африку до 60 тыс. мавров, изгоняемых Карлом V, королём испанским и императором Священной Римской империи, с Пиренейского полуострова.
В 1533 г. султан Сулейман вызвал Хайреддина в столицу обсудить планы морской войны против Карла V. По пути, близ Мессины, Хайреддин захватил и сжёг 18 венецианских кораблей, потом догнал объединённый венециано-испанский флот Андрее Дорна, разбил его, захватил 2 корабля и, соединившись с турецкой эскадрой Ахмет-паши, привёл захваченные суда в Стамбул.
Из Стамбула Хайреддин с 25 большими кораблями двинулся к берегам Италии. Он захватил город Реджио, опустошил берега Южной Италии, а отплыв оттуда, высадил войска в Тунисе и овладел городом Тунис.
Подвиги бесстрашного и дерзкого морского разбойника стали широко известны на Востоке и по всей Южной Европе. Карл V лично участвовал в походе против него. На разбойников ополчился флот из 500 кораблей с десантом из испанцев, итальянцев и немцев. Когда флот под началом адмирала Андрее Дориа в июне 1535 г. подошёл к Тунису, Хайреддин бежал в горы с несколькими преданными ему людьми.
После бегства из Туниса он объявился в Алжире, захватил там несколько галер и направился к островам Майорка и Минорка. Разграбив порт Магон и взяв несколько тысяч пленных, Хайреддин явился в Стамбул. Султан пожаловал ему звание капу дан-паши — начальника морских сил. Из Стамбула в мое 1537 г. разбойник направился к берегам Италии. Адмирал Андрее Дориа, узнав о приближении Хайреддина, загодя укрылся в Мессине. Турецкий флот подошёл к берегам Южной Италии и произвёл высадку близ Отранто. Месяц турки грабили всё побережье и увели в плен до 10 тыс. итальянцев.
Во время двухлетней экспедиции против Венецианской республики капудан-паша Хайреддин побывал на 25 островах, принадлежавших Венеции, из них 13 опустошил полностью, а на 12 наложил дань. Услышав о намерении соединённых флотов Венеции, Испании и Папы римского напасть на крепость Превезу, Хайреддин привёл в её гавань 120 судов. Следом вошёл объединённый флот. Произошло морское сражение, и только ночь спасла союзный флот от полного разгрома Барбароссой.
В июле 1539 г. он осадил город Кастельнуово. Крепость была взята. Несмотря на требование янычар, Хайреддин не позволил резать пленных, а привёз их в Стамбул.
В 1542 г. по велению султана Селима Хайреддин продолжал войну против Карла V. В 1543 г. эскадра Хайреддина совместно с французским флотом осадила Ниццу. Сдавшийся город был частью выжжен, частью — разграблен.
Гроза всех морских государств Южной Европы Хайреддин Барбаросса умер в 1546 г. Тело его было погребено не Босфоре в Бешикташе.

Часто имя Хайреддина Барбароссы упоминали в ряду пиратов. Однако он не был обычным разбойником. Талант военачальника и организатора выдающийся моряк продемонстрировал и как корсар, и как адмирал флота султана.

Будущий адмирал турецкого флота, носивший имя Азор, родился около 1468 года на острове Митилини (Лесбос). Братья Барбаросса, получившие прозвище из-за рыжих бород, были греками, сыновьями гончара Якоба Рейса, переселившегося с Балкан на Лесбос и перешедшего в ислам, когда остров захватили турки. На небольшом судне сыновья Рейса начинали и морскую службу, и разбой. Когда брата Аруджа захватили рыцари-иоанниты, Азору пришлось несколько лет пиратством собирать выкуп, чтобы его спасти. Арудж, достигший положения правителя Алжира, погиб в бою весной 1518 года. Азор сменил его и продолжал пиратские разбои. В руках опытного и расчетливого человека оказались тысячи пиратов флотилии брата. Чтобы получить необходимую поддержку, Азор Барбаросса объявил себя вассалом турецкого султана, получил титул бейлербея (бея над беями) и 2000 янычар. В 1519 году он успешно противостоял нападению испанцев на Алжир и перебил испанский десант на берегу. Однако измена некоторых феодалов заставила Барбароссу оставить Алжир и обосноваться сначала в гавани Джиджели, а затем на острове Джерба - пиратском гнезде братьев Барбаросса. Отсюда, опираясь на предоставленные султаном войска, он начал отвоевывать Алжир и в 1525 году вернул его с помощью местного населения. В 1529 году он окончательно выбил испанцев с близлежащего острова Пеньон. В мае Барбаросса сосредоточил против острова около полусотни судов, и через шестнадцать суток обстрела крепостные стены рухнули. Пираты ринулись в проломы, и к исходу дня 21 мая укрепления пали окончательно. Чтобы навсегда устранить опасность, Барбаросса согнал тысячи пленников, которые построили огромный мол, соединивший остров с материком. Алжир стал центром деятельности берберских пиратов.

По совету главного визиря Ибрагима турецкий султан в 1533 году пригласил Барбароссу принять командование турецким флотом в Северной Африке. Хайреддин, тогда самозваный "король Алжира", прибыл в Золотой Рог на манер римских завоевателей - с собственным флотом. Корабли его главных сил были великолепно украшены и нагружены подарками для султана. Барбаросса обещал султану разбить главного его противника на море Андреа Дориа. В 1534 году он принял командование, усилил турецкий флот до 84 галер и открыл 40-летний период ожесточенных войн, завершенных сражением при Лепанто.

Весной 1534 года Барбаросса предпринял опустошительную крейсерскую экспедицию вдоль всего южного и северного побережья Италии, дойдя на севере до Чивита-Веккии. Были разрушены Реджио, Мессина, Неаполь, Фунди и другие города. Одно время Барбаросса стоял на якоре у Тибрского холма вблизи Рима. До возвращения в Тунис по приходе зимы он еще успел обрушиться на Корсику и Сардинию. В августе пираты взяли Гулетгу, укрепленный городок, прикрывавший подступы к Тунису, а вскоре и сам Тунис, причем последним Барбаросса овладел с помощью дипломатии. Однако, уже попав в город, ему пришлось мечом доказывать свое господство.

Весной 1535 года христиане выступили с ответным ударом. Под командование Андреа Дориа были собраны 290 судов с войсками. В походе участвовал сам император. Дориа запер своего старинного соперника в Тунисе, захватил город и передал правление вассалу Испании. Однако хитрый Барбаросса спрятал лучшие галеры в Бона, 200 милями западнее Туниса. Покинув блокированный город, он прошел через палящую пустыню к Бона, откуда бежал морем в Алжир. Через 10 месяцев Барбаросса разрушил Порт-Магон (остров Менорка) и увел в рабство 5500 человек. С пленниками, взятыми на Менорке, в октябре Барбаросса прибыл в Константинополь, к турецкому султану. Обрадованный богатой добычей, султан 15 октября 1535 года назначил моряка командующим всем турецким флотом и бейлербеем Африки. Базируясь в Алжире, Барбаросса продолжал набеги на острова и города Средиземноморья. Он пытался разорить Ниццу, опустошил Эльбу и Липарские острова, затем Бизерту и остров Корфу. Тысячи пленников стали его добычей.

В феврале 1536 года был заключен франко-турецкий договор, по которому султан Сулейман Великолепный послал в помощь королю флот Барбароссы. В 1536 году на пути во Францию батареи порта Реджо обстреляли турецкие галеры. Город был разорен янычарами. В этом городе стареющий пират нашел себе молодую жену. В Марселе Барбароссу торжественно встречали. Но Барбаросса отплатил за встречу попыткой взять Ниццу, а затем королю пришлось немало уплатить, прежде чем удалось выдворить пиратскую флотилию, наносящую ущерб французским прибрежным городам. На обратном пути Барбаросса напал на острова Эльбу, Искью, Прочиду и Липарские, захватив 7000 пленников и большую добычу. В следующую кампанию (1536–1537) турецкий флот под командованием Барбароссы захватил Бизерту в Тунисе, создал угрозу Неаполю, опустошил несколько островов в Эгейском и Ионическом морях - владения Венеции, союзницы императора. В 1537 году при столкновении Дориа и Барбароссы у Мессины первый захватил 12 турецких галер, но пират в отместку ограбил побережье Апулии, затем напал на остров Корфу.

В 1537 году соединенные флоты христианских государств под командованием Андреа Дориа нанесли поражение Барбароссе у Мессины. Но тот взял реванш в заливе Превеза.

Барбаросса узнал, что Дориа собирает в Лионском заливе мощный флот всех стран христианского мира для решающего удара по пиратам. Дориа располагал 200 кораблей, включая 80 венецианских, 36 папских, 30 испанских галер, 60000 человек и 2500 орудий. Барбаросса перевел в Ионическое море силы вдвое большие. 25 сентября 1538 года в заливе Превеза встретились в безветрие два самых могущественных флота. Пока стоял штиль, противники бездействовали. Когда же ветер подул в спину Барбароссе, это позволило ему маневрировать и атаковать беспомощные корабли неприятеля. Последовавшая морская битва не стала решающей в борьбе между христианами и турками. В первый день происходили лишь стычки между передовыми галерами, высланными Дориа и Барбароссой. На второй день, 26 сентября 1538 года, когда Барбаросса вышел из узкого пролива с главными силами, Андреа приблизился и маневрировал мористее. Барбаросса выстроил флот у берега. Однако сражение не состоялось. В сумерки Андреа Дориа, видя неопределенность положения, собрал свои силы и, к огромному разочарованию венецианцев, пошел в Мессину. Существует мнение, что в намерения императора Карла не входило генеральное сражение. Другие пишут, что имело место сражение возле занятого противником берега накануне сезона, когда неудачная погода могла привести к несчастью. Некоторые считают, что Дориа и Барбаросса имели тайное намерение не вступать в генеральное сражение, ибо оно было выгодно лишь Венеции, с которой никто не был в дружбе. Рассказывали, что Барбаросса ревел от хохота, хвастаясь, что Андреа пришлось "погасить свой фонарь, чтобы не видели, куда он убегал". Турецкий адмирал сообщил о своей победе, чтобы остаться героем в глазах султана.

В 1538–1540 годах Барбаросса продолжал успешные военные действия у берегов Ионического и Адриатического морей, за что получил от султана почетное звание Хайр-эд-Дин ("Хранитель веры").

20 октября 1541 года свыше пятисот судов христианского флота под флагом Андреа Дориа подошли к Алжиру. После отказа алжирцев сдаться 23 октября испанцы высадили на берег 25 тысяч человек. Однако ураган с ливнем вечером того же дня выбросил десятки судов на скалы, разметал палатки лагеря, а утром нападение пиратов Барбароссы довершило разгром. Только 30 октября остатки испанских войск, отбиваясь от преследователей, смогли дойти до места, где их приняли на борт уцелевшие корабли.

Вскоре пираты отбили Джербу, где воздвигли пирамиду из костей перебитых христиан - защитников острова.

В 1543 году султан послал Барбароссу с флотом на помощь французскому королю Франциску I, который воевал с императором Карлом V. Хайреддин появился у Марселя во главе мощных, хорошо организованных сил, включавших 110 галер. Следуя приказу султана помочь его новому квазисоюзнику Франциску I прорвать испанскую блокаду Марселя, Барбаросса сделал то же, что и Андреа Дориа 30 годами ранее. Он помог Франциску быстро овладеть Ниццей 22 августа 1543 года, за что французы предоставили ему порт в Тулоне. Император Карл, руководивший действиями в Германии, поручил Андреа Дориа поддержать флотом с моря планируемую операцию по освобождению Ниццы. Снова Хайреддин и Андреа имели шанс встретиться в открытом море, командуя мощными силами. Но в это время Барбаросса отплыл в порт Антиб, западнее Ниццы. Как теперь понятно, до него дошел слух о заключении в Греции мирного договора между императором Карлом и Францией.

После заключения мира в 1544 году на обратном пути Барбаросса разграбил и опустошил остров Эльба, города Теламо, Монтеана, Порто-Грекале, Орбетелло с островами Джильо, Искья, Прогида, Липарскими и побережье залива Поликастро.

На следующий год Барбаросса, тяжело нагруженный добычей, направился на запад в мирное путешествие. Когда он пришел в Геную, то выкупил своего помощника Драгута, захваченного генуэзскими моряками. Позднее Андреа Дориа пришлось пожалеть об освобождении Драгута, ставшего преемником Барбароссы.

19 июня 1547 года Сулейман заключил пятилетнее перемирие с Габсбургами, благодаря чему на Средиземном море установилось относительное спокойствие. Этот период совпал со смертью Хайр-эд-Дина Барбароссы. Барбаросса, "король моря" мусульман, умер 4 июля 1547 года в Константинополе. Он ушел на покой, когда ему было около 80 лет. Награбленные богатства позволили ему стать независимым даже от султана. Капудан-паша построил над морем роскошный дворец, а поблизости мечеть и мавзолей необычайной красоты. В мавзолее и похоронили Барбароссу. На протяжении многих лет корабли турецкого флота салютовали, проходя мимо мавзолея знаменитого турецкого флотоводца.

Современники отмечали недюжинную физическую силу Барбароссы, хотя он и был среднего роста. Его храбрость, ловкость и сноровка, знание законов моря помогали ему успешно завершать самые отчаянные предприятия. Однако ум и решительность в нападении, прозорливость и отвага в обороне, работоспособность и непобедимость сочетались в нем с неумолимой и холодной жестокостью.

Именем Барбароссы не раз называли турецкие корабли. В известной степени он создал тот флот, который в последующие десятилетия боролся за господство на Средиземном море.

История знала множество знаменитых, благородных, порой жестокосердных и непоколебимых пиратов, таких как Бартоломью Робертс или «Черная борода» (Эдвард Стич). Их заслуги не подвергаются сомнению, но именно «великими» назвать можно далеко не всех. А вот Хайреддина Барбароссу можно — этот яркий, талантливый и решительный моряк запомнился в своей жизни не просто как разбойник.

Именно этот моряк сыграл огромную роль в становлении Османской Империи и сумел сделать так, что величайшие морские державы того времени преклонялись перед могуществом Османов. Султан Сулейман даровал Барбароссе не только звание командующего флотом (Капудан-паши), но и наделил его одним из почетнейших титулов в Империи – титулом бейлербея.

Барбарос Хайреддин Паша (Хызыр Рейс) и его брат, Оруч Рейс

Хайреддин Барбаросса (Barbaros Hayrettin Paşa) родился в семье простого албанского гончара Якуп Бея (Yakup Bey), у которого кроме будущего корсара и флотоводца было еще трое сыновей. О матери будущего пирата известно только имя — Катерина.

Настоящее имя Барбароссы – Хызыр. Вся семья долгое время проживала на греческом острове Лесбос. По традиции сыновья должны были продолжить дело отца, но все они, еще будучи юными, приняли совсем другое решение и связали свою жизнь с мореходством, пустившись в странствия по морским далям. Старший брат Аруджа взял шефство над младшим, и именно под его руководством Хайреддин, принявший ислам, стал одним из самых известных и опасных средиземноморских пиратов. К слову, Барбароссой его также назвали благодаря брату, у которого была огромная борода огненно-рыжего цвета (в переводе с итальянского слово «барбаросса» означает «рыжая борода»). У самого же Хайреддина такой роскошной растительности на лице не было, но это не помешало прозвищу прижиться и стать его визитной карточкой. Существовала легенда, согласно которой младший из братьев после кончины старшего окрасил свою небольшую бородку при помощи листьев левсонии, чтобы не нарушать традицию.

Слава о братьях вышла далеко за пределы страны. Их знали как неукротимых и умных пиратов. Такая известность помогла им заключить договор с правителем Туниса о передаче в их владение острова Джерба, на территории которого пиратская команда многие годы базировалась и накапливала драгоценности.

Старший брат Урудж был яростен и неистов в сражениях, младший же славился большей хитростью, проницательностью и осторожностью. Их флотилия донимала все морские порты Средиземноморья, а в 1516 году произвела победоносный набег на Алжир, увенчавшийся захватом. Правителем страны стал Урудж, официально названый Барбароссой Первым. Через два года владыка погиб в сражении с испанскими солдатами на реке Саладо, после чего правителем стал Хайреддин.

Турецкий падишах Селим Первый долгое время наблюдал за братьями-пиратами, а затем решил, что такие союзники ему не помешают. И немудрено, ведь подобных противников иметь не хотелось никому. А сын Селима, Сулейман, решил поступить еще предприимчивее – пираты стали его основным инструментом внешнеполитических действий. Братья стали служить режиму, названному некоторыми специалистами-историками pax Turcica.

Хайреддин Барбаросса на службе у Султана

Барбарос Хайреддин Паша, пират и флотоводец

Холодным осенним днем 1532 года падишах прислал приглашение Барбароссе. Пират должен был прибыть в Стамбул, чтобы затем принять на себя командование всем османским флотом. Это была поистине достойная награда за удачливость, смекалку и предприимчивость мореплавателя.

Стоит отметить, что Хайреддин Барбаросса знал такие языки, как греческий, арабский, испанский, итальянский и французский.

Кстати, именно Султан Сулейман прозвал Барбароссу Хайреддином, от турецких слов Dinin Hayırlısı — т.е. совершающий хорошие дела (hayret eden).

Получалось, что карьера корсара для Хайреддина Барбароссы должна была завершиться. Но это только официально, фактически же она продлилась до конца его дней. Талантливым пиратом он продолжал быть всегда, но не совсем обычным. Расчет и смелость гармонично сочетались в нем с добродушием и спокойствием. В ярости Барбароссу удавалось застать очень немногим, но если уж подобное случалось, флотоводец был неумолим и неистов. Интересно, что на корабельных судах пирата никогда не трудились рабы. Хайреддин был убежден, что отдавать себя целиком и полностью в сражении умеют только вольные бойцы.

Султан Сулейман даровал Барбароссе не только звание командующего флотом (Kaptan-ı Derya), но и наделил его одним из почетнейших титулов в Империи – титулом бейлербея. Конечно же, противников такого решения падишаха при дворе было достаточно, но мудрый султан не зря оказал блестящему моряку столько почестей, разглядев в нем прекрасного защитника государства.

За все время сотрудничества (а именно так можно назвать отношения Сулеймана Великолепного и Барбароссы) флотоводец ни разу не подвел правителя, неизменно выходя победителем из самых сложных и опасных ситуаций. Именно благодаря Хайреддину Османская Империя завоевала главенствующие позиции в Средиземном море. Корсар, волею судеб получивший благородный титул, скончался в 1546 году, и до этого момента его не смогли повергнуть ни испанцы, ни генуэзцы, ни прославленные венецианцы. Барбаросса поддерживал славу о несокрушимости турецких земель, а султан за это прощал ему некоторые недостатки в виде любви к красивым дамам, хорошему алкоголю или разорению захваченных судов.

Яркие сражения и соратники пирата

Барбарос Хайреддин Паша (Barbaros Hayrettin Paşa)

Конечно же, Барбаросса добивался всего не в одиночку, у него были верные соратники, такие как турок еврейского происхождения Синан, обладавший уникальным умением высчитывать высоту солнца над горизонтом посредством арбалетного приклада. Также верными товарищами флотоводца были Какка диабола, Салих Раис, сиди Али, Пьяли, Драгут (Торгут) и прочие. Хайреддин был крайне избирателен в товариществе, но если уж выбирал себе союзников, то относился к ним с неизменным уважением, несмотря на социальное происхождение и национальность. Для флотоводца самой большой ценностью были боевые и деловые качества людей. Каждый из его соратников отличался пытливым умом и военными талантами.

Хайреддин Барбаросса, которого называли также Kaptan-ı Derya (т.е. командующий всем морским флотом) за свою жизнь участвовал во множестве знаменательных сражений, но некоторые из них необходимо выделить особенно. Например, победа над Карлом Пятым и захват Туниса, а также несколько набегов на итальянские земли и разгром имперской армии под Алжиром.

Одной из самых известных битв Барбароссы стало сражение при Превезе в 1538 году. Небольшой греческий провинциальный городок, который вошел в историю благодаря Хайреддину, располагался на побережье залива Арта. Здесь нашла пристанище османская флотилия, которой требовалось пополнить запасы и подремонтировать суда. В это время за Барбароссой следил Андрея Дориа, которому удалось улучить момент и запереть все корабли в заливе. Дориа также известен своей предприимчивостью и сообразительностью. Под свои флаги он собрал венецианские, испанские, генуэзские корабли, а также суда Мальтийского ордена и Папского государства. То есть флотилия была достаточно обширна (порядка 200 единиц вооруженных плавсредств). Многие из кораблей были гораздо мощнее, нежели у Барбароссы, но несмотря на это османский флотоводец сумел одержать разгромную победу.

Как шел бой, сегодня уже сказать сложно, так как разные источники описывают его по-разному. Доподлинно известно лишь одно: Барбаросса победил при помощи правильно выбранной тактики, смекалки и мастерства своей команды. Противники имели не только численное, но и оружейное превосходство, но Хайреддин в сражении захватил целых 36 чужестранных судов, а 13 кораблей просто потопил. Османская же флотилия осталась в целости и сохранности, но без жертв, конечно, не обошлось – насчитывалось около 700 раненых и 400 убитых. Эти жертвы стали платой за неминуемый триумф – Барбаросса стал единоличным владыкой Средиземноморья!

Закат карьеры

Деревянная гравюра с изображением Барбарос Хайреддина Паши, 1500-е года

Карьера Хайреддина Барбароссы была блистательной на протяжении всего жизненного пути флотоводца, и завершилась она также ярко знаменательным походом 1543 года. В этот период командующий отправился с флотилией в дружественную Францию и обосновался на весь зимний период в порту Тулона, пугая тем самым и генуэзцев, и Испанию.

В 1544 году между странами был заключен мирный договор, и Барбаросса направил корабли в обратный путь, грабя и опустошая попутные города и острова.

Когда суда флота в буквальном смысле ломились от добычи, флотоводец решил отправиться на запад мирным путешественником. Добравшись до Генуи, Хайреддин внес выкуп за своего соратника Драгута, которого моряки из Генуи захватили во время одного из боев. Время показало, что Андреа Дориа совершил роковую для себя ошибку, позволив Драгуту, ставшему впоследствии преемником Барбароссы, отправиться на свободу.

В 1547 году султан Сулейман подписывает соглашение о перемирии с Габсбургами на срок в 5 лет. Спустя несколько недель Хайреддин Барбаросса ушел из жизни. Мусульманский «король морей» скончался в преклонном возрасте, ему было уже 80 лет. Его мавзолей находится в великолепном дворце, возведенном прямо над морскими водами. На надгробье можно прочесть надпись, которая переводится на русский язык не иначе как «Здесь покоится бейлербей моря». На протяжении многих лет корабельные суда, проходящие мимо дворца и мечети, отдавали дань памяти флотоводцу, салютуя из пушек.

Современники Хайреддина вспоминали, что он был небольшого роста, но при этом обладал огромной физической силой. Барбаросса был ловок, решителен, отважен, прозорлив и смел, что позволяло ему оставаться непобежденным. Не зря в его честь называли многие турецкие корабли. Флотоводец ушел из жизни, но оставил после себя неоценимое наследие. По сути, он разработал уникальный план развития флота и сумел подготовить прекрасных моряков, которые позволили Турции оставаться непобедимой на море до 1571 года, а именно до сражения при Лепанто.

Судно по изучению морских глубин, названный в честь Барбаросса Хайреддина Паши

В 2013 году на воды Босфора был спущен корабль, названный в честь Хайреддина Барбароссы. Судно является кораблем по исследованию дна морей и океанов на предмет запаса нефти и газа.

Сегодня на Европейской стороне Стамбула, в районе Бешикташ, можно увидеть . Рядом с площадью, у берега моря, стоит мавзолей Барбароссы, открытый для посещения всем желающим.